X

Новости

Сегодня
Вчера
2 дня назад
14 сентября 2019
13 сентября 2019
12 сентября 2019
Фото: Константин Долгановский
6статей

Что станет с фестивальной культурой в Перми после того, как «Белые ночи» заменили «Пермским калейдоскопом»? Рефлексия экспертов и организаторов.

Пермь фестивальная. Осмысление. Часть I

Июнь 2015 года в культурной жизни Перми стал месяцем во многом показательным, в чём-то определяющим, возможно, даже переломным.

Во-первых, стартовал фестиваль «Пермский калейдоскоп», который позиционируется краевым министерством культуры как главное летнее событие региона. Эдакий правопреемник «Белых ночей» переехал с эспланады в Парк Горького, переориентировался на местный «культурный продукт» и остался многими горожанами просто незамеченным.

Во-вторых, в это же самое время в городе возникло несколько фестивалей, спроектированных и проведённых практически без участия властей. «Гений места» и «Ред фест» вызвали неоднозначные оценки как у экспертов, так и у простых горожан, но многие сошлись в одном — фестивальное движение в Перми не просто не умерло, у него есть отличные шансы на перерождение. Причём это возможно и без участия государства.

Осмыслив, что и как сейчас происходит в городе, мы составили несколько блоков вопросов, которые и задали экспертам в области фестивально-событийного проектирования.

Первым на наши вопросы ответил Рашид Габдуллин, генеральный директор ООО «Центральный парк развлечений имени Горького».

Блок 1

Отличие фестиваля «Пермский калейдоскоп» от «Белых ночей». Надо ли их сравнивать?

Это разные фестивали. Совсем разные. Как театр и кино — это разные вещи. Есть фестивали детские и есть фестивали урбанистические — это тоже совершенно разные фестивали. Так и здесь.

А сравнивают их, потому что так устроено наше мышление. Чтобы понять что-то новое, мы всегда сравниваем с тем, что было, с накопленным опытом. Это естественный процесс. Мы не сможем понять, что такое «Пермский калейдоскоп», не сравнив его с чем-то предыдущим. Я скажу, что лет десять назад при слове «фестиваль» практически 100 % горожан говорило «И снег, и лёд, и пламень». Но мы же не сравниваем «Пермский калейдоскоп» с ним. Правильнее было бы анализировать каждое событие по отдельности.

Я с удивлением в интернете обнаружил, что даже Redfest — и тот сравнивают с «Калейдоскопом». С моей точки зрения, надо быть не совсем здравомыслящим человеком, чтобы их сравнивать. Это ведь совершенно разные вещи, совершенно разные задачи, цели, финансирование. С одной стороны — мероприятие, которое просто совпало по времени проведения, куда приезжают на хорошем дорогом автомобиле, платят деньги за вход и общаются с друзьями, получают от этого удовольствие. А с другой — танцевальный фестиваль для людей, которые уже любят танцевать или только собираются этим заняться... Там маленькие дети и пожилые люди, там совсем другой интерес... Как это можно сравнивать?

View this post on Instagram

#redfestperm

A post shared by vissarion nay (@vissarion80) on

Блок 2

Место фестиваля в событийной линейке города и региона. Сопряжён ли он с целями социально-экономического, культурного и прочего развития края?

«Пермский калейдоскоп» привлёк совершенно разных участников. Приезжают коллективы из многих городов края. И они все разные. Когда мы говорим о «Пермском калейдоскопе», мы должны понять, что на самом деле это некий зонтичный бренд для нескольких фестивалей. PermInterFest, «Новая волна», фестиваль национальных культур «Мы едины», фестиваль «Новая волна», на который приезжали коллективы из Добрянки, Краснокамска и других городов — это всё наполнение «Калейдоскопа». И люди, которые являются организаторами, цивилизованные и социально-ответственные. Они понимают миссию своего фестиваля.

Ну, а в целом, мне кажется, решение провести именно такой фестиваль — это выстраданное и продуманное решение для краевой власти. Разговоры о возможности проведения фестиваля в Парке Горького — в другой технологии, при государственном-частно партнёрстве — заводились ещё в прошлом году. Как консультации. Меня спросили: как вы к этому относитесь? Я сказал, что нормально. Парку интересно, чтобы были мероприятия разноплановые.

Когда мы говорим о «Белых ночах» или «Пермском калейдоскопе», надо различать, о чём мы говорим. О культурной составляющей или о методике организации фестиваля. «Белые ночи» тоже много критиковали, но ведь не потому, что было неинтересное действие. Действие было великолепным, городок был интересным. Критиковали в основном потому, что надо было организовывать инфраструктуру, которая была дорогостоящей, а потом она просто утилизировалась, не сохранялась. Поэтому расходовались безумные средства. А творческая составляющая год от года, мне кажется, росла.

Если бы у нас бюджет заполнился с профицитом, можно было бы бросить полмиллиарда или миллиард рублей на культуру. Можно было бы опять проводить фестиваль на эспланаде, вполне нормально. Если есть деньги, почему бы и нет? Но сейчас другая ситуация. Денег нет. И «Пермский калейдоскоп» — это не старт и не продолжение новой культурной политики. Это попытка сохранить высокую активность летних фестивалей. Не выбросить их. Когда парк предоставил территорию, бюджету не надо было строить инфраструктуру. Парк высоко капитализирован. Туалеты есть, рестораны есть, дорожки есть. Многие представляют, что если проводится какой-то фестиваль, то для него инфраструктура строится вновь. Это далеко не так. Я был в разных городах Европы, на разных праздниках, в том числе — на Днях города. Там есть парки, где проводятся эти мероприятия. В них — вся инфраструктура, и европейские города достаточно скромно её переоборудуют под какое-то мероприятие. Мы были в Антверпене на Дне города. Его проводили в городском парке: оборудовали небольшую лужайку с зелёной травкой, сделали блошиные рынки. И всё! В остальном использовали то, что было. Я вошёл в общественный совет при министерстве культуры и стал больше знать о возможностях финансирования. И сейчас очень многие проекты закрываются. Но хотелось дать возможность артистам выступить, зрителям — увидеть всё это. И такой формат позволил провести все эти фестивали.

Что касается места фестиваля в событийной линейке, то пока мне сложно как-то это оценить. Отзывы в интернете и в СМИ разные, много негативных. Но есть и позитивные, их тоже немало. Но участники и зрители довольны. Они приезжают и видят хорошие, интересные и качественные развлечения. Я не видел зрителей, убегающих из парка с криками: «Ой, какой ужас!». Но я уже и какие-то выводы для себя сделал. Например, я считаю, что время начала фестиваля нужно перемещать, потому что порядка 30-40 % мероприятий уходит в корзину из-за погоды. Вторая половина июня и июль более солнечные. Ещё надо избавляться от излишней плотности мероприятий. Трудно человеку с одного фестиваля на другой перестроиться. Мне кажется, должны быть некоторые перерывы.

Блок 3

Программирование фестиваля «Пермский калейдоскоп»

«Пермский калейдоскоп» — это зонтичный бренд, в рамках которого проходят другие фестивали. Могут участвовать все, у кого есть запал и желание. Смысл примерно такой: смотрим, что у нас есть хорошего на данный момент в Пермском крае, и создаём возможность этому проявиться в конкурентной ситуации. Я не знаю, почему интернет обрушился на нас с критикой. Мне показалось это интересным. Конечно, можно было бы День здоровья не ставить в этот фестиваль. Он мог пройти совершенно отдельно. Но он и не диссонировал... Пришли, измерили давление, сдали анализы, если хотите. Не хотите — вас никто не заставляет. Есть пожилые люди, путь придут. Почему бы и нет? Или есть спортсмены. Они хотели себя показать и пришли. Чего в этом плохого? Есть мероприятия, которые нацелены на определённую аудиторию. И есть площадка, позволяющая всем поучаствовать в этом.

Многие сравнивают подходы в организации и программировании «Калейдоскопа» и «Белых ночей». Но они очень разные. Когда мы говорим о «Белых ночах», мы говорить о фестивале Владимира Гурфинкеля. Это авторский фестиваль, Гурфинкель вдохнул в него идею. А «Калейдоскоп» — другой. Здесь нет единого режиссёра. Он и не нужен. Есть некий коллегиальный орган, который отбирает участников. Нам в парке дали возможность отбирать бесплатных участников. Мы и отбираем. А власти свои конкурсы проводят среди тех, которые выступают за деньги.

Главное, о чём надо помнить: жить стало тяжелее, потому что мы в кризисе, но сохранить фестивали надо — как для зрителей, так и для участников. «Белые ночи» в своё время очень заметно поменяли людей в Перми, их запросы. Хотя ничего удивительного не произошло, потому что в Москве это уже было. Но для нас это была большая новость. Тот, кто путешествует, тот это уже всё видел. Сейчас задачи другие. Просто сохранить фестивальную активность. Если сейчас все ещё немного успокоились, то в декабре-январе ситуация была более чем сложная: многое собирались урезать... И было просто страшно: а будет ли вообще что-то?

Мне кажется, у нас получилось сделать фестиваль, ориентированный на разные аудитории. Главное, что мы всех вовлекаем в наши мероприятия. Вы танцуете, вышиваете, рисуете?.. Значит, вы участвуете. И это очень правильно. Есть спрос на фестиваль уличных театров. Театр — это древнейшее искусство, на действо интересно смотреть, фестиваль проходит в интерактивном режиме. Под общим названием «Пермский калейдоскоп» мы объединили фестивали, которые были востребованы у зрителей, и людей, которые хотели принять участие в движении. А сейчас можно анализировать: что удалось на все сто процентов, а что нет.

Я вообще считаю, что надо делать так, чтобы было интересно мне. Если интересно мне, то вполне вероятно, что будет интересно и другим. Если интересно пермякам, то будет интересно и тем, кто приедет в наш город. Они приедут сюда тогда, когда будет интересно. Мне кажется, это такой естественный эволюционный процесс.

Уже сейчас могу говорит о том, что не получилось. Например, был очень сильный, на мой взгляд, фестиваль «Мы едины», но народу было мало. И это не вина артистов, это вина организаторов — то есть наша. Неправильная расстановка событий, слишком большая плотность фестивалей, отсутствие рекламы... Но у «Белых ночей» было 30 млн на рекламу. Нам хотя бы 3 млн дали на рекламу, но не было и этого.

Считаю, что мы не совсем правильно расставили события фестиваля. Мы на начало поставили довольно слабые мероприятия. И вот результат — получили негативную реакцию в интернете. А то, что у нас мало иностранных артистов, — так по бюджету их себе мог позволить только фестиваль уличных театров.

Блок 4

Управление фестивалем. Лидеры процесса

Структура управления фестивалем не стандартна. Здесь нет иерархии подчинения. Здесь государственно-частное партнёрство, поэтому всё несколько иначе. Я иногда даже сам теряюсь: а кто главный? Я главный? Нет. Министр культуры? Нет. А может быть, оргкомитет главный? Нет.

Так получилось, что меня сделали лидером процесса. Хотя это не совсем моя роль на этом фестивале. Во время пресс-конференции я был крайне удивлён, когда сказали, что я буду озвучивать программу фестиваля. Почему я? Я могу рассказать, сколько мы колышков забили, сколько асфальта положили. А по программе я вроде не очень. А потом всё равно так получилось, что те, у кого есть вопросы, приходили в парк, а там я, и мне надо было представлять фестиваль. Мне пришлось ходить на телевидение, давать интервью и тому подобное. Ну ладно — дело несложное.

А вообще было два партнёра: Парк имени Горького и министерство культуры, которые объединили свои усилия. Мы предоставили площадку. Доделали сцену, сделали места переодевания для артистов, оборудовали вторую сцену и так далее. Это было в договоре оговорено, и мы всё выполнили. Оговорили и вопросы, как будет организована охрана и уборка, подача электричества. Охрану частично взяло на себя министерство, частично мы. Кто был главным? Не было главного, было партнёрство во всех решениях. Что касается отбора участников — я плохо себе представлял, что за фестивали будут принимать участие в «Пермском калейдоскопе». Отбором многих участников занимались в министерстве. Я оказал влияние только на то, чтобы состоялся танцевальный фестиваль «Новая волна». Мне кажется, что в этой части мы можем сделать прорыв, сделать фестиваль российского уровня, у нас очень много коллективов интересных. Взять хотя бы танцевальный марафон в Рио-де-Жанейро. Его суть — соревнование танцевальных клубов. Там всё очень просто. Танцевальные клубы одного направления соревнуются между собой. Фестиваль мирового уровня, второй в мире по масштабности! Мы тоже можем сделать какое-то хорошее действие. Я в это верю.

Если мы не будем посыпать голову пеплом и говорить о себе всякие гадости, а будем поддерживать друг друга, то всё может получиться. Все восхищаются зарубежными фестивалями. Но давайте возьмём самый крупный фестиваль — Октоберфест. Это просто фестиваль пива. И больше ничего. Но в Германии любят делать пиво и гордятся этим. И гостей приглашают. И из этого получается интересный праздник. Потому что немцы с удовольствием это делают. Почему же мы не можем любить себя и делать интересные вещи? И неважно, как называется этот фестиваль — «Калейдоскоп», Redfest или ещё как-то. Главное — делать его с удовольствием, тогда будет интересно. И фестиваль начнёт развиваться. И мы можем делать что-то хорошо. Наш парк, например, был признан третьим в России. Но мы не умеем ценить это, любить себя.

Блок 5

Эффекты от фестиваля

Мы сделаем и количественный, и качественный анализ фестиваля. Во-первых, будет подсчитано количество людей, которые приходили на него. К сожалению, мы не сможем отделить тех, кто приходил в парк просто покататься на каруселях, от тех, кто пришёл ради «Пермского калейдоскопа». Я видел призывы в интернете, чтобы люди на фестиваль не ходили. Мне непонятны такие призывы. Если артисты к вам приехали, если это фестиваль, на котором вы уже были и вам понравилось, почему вы решили на него не ходить? Только потому, что он проходит теперь на другой площадке — в Парке Горького? Где логика? Будет также проведён анализ качества фестиваля. Проведём опрос на сайте, в социальных сетях. Необходимо знать: насколько был удовлетворён зритель? Может, результаты покажут, что этот фестиваль исчерпал себя уже в этом году?

Главный эффект, который должен быть от фестиваля, — чтобы люди радовались жизни, отдыхали, заряжались хорошим настроением. Я сейчас много путешествую и разговариваю с руководителями разных городов. В некоторых городах действительно бывает скучно, и молодёжь из них уезжает. Олег Анатольевич Чиркунов был прав, когда говорил, что сначала надо сделать так, чтобы в городе стало интересно жить. Я вам скажу, что в Перми интересно жить, у нас есть интересный парк, интересный цирк, интересный театр и так далее. Мы приглашали к себе около 30 директоров парков из разных городов России. Они приезжали к нам, чтобы посмотреть и поучиться. Это Ростов, Красноярск, Набережные Челны, Тагил, Барнаул, Брянск и другие. Мы рассказали им про «Пермский калейдоскоп». У них там такого даже близко нет. А у нас есть!

Какой эффект Парку Горького? Ответ напрашивается самый простой — коммерческий. Но мы пока, к сожалению, денег не видим. Всё-таки люди, которые приходят на фестиваль... Они приходят на фестиваль, а не покататься на каруселях. Покататься приходит другая публика.

Мы стараемся позиционировать площадку парка как общедоступную, работающую для людей с разными интересами. Площадку, которая постоянно меняется. Утром она одна, а вечером другая. Если вам не интересны аттракционы, вы можете посидеть в кафе. Не любите кафе — можете посидеть на лавочке, там есть бесплатный интернет...

Что касается бренда фестиваля, то он нам не принадлежит вообще никак. У нас есть бренд «Парк Горького». Он дороже и ценнее для нас. Бренд «Пермский калейдоскоп» мы себе не приписывали и не будем приписывать. Много разных мероприятий проходит на нашей территории, но мы не перетягиваем их на себя. Если мы можем оказать содействие, то мы его окажем, что и сделали в этот раз. Будут у этого фестиваля другие площадки — да ради бога. Я не против. Я по своей сути — бизнесмен. Если мы здесь заработаем больше денег, то мы вложим их в развитие парка. Сделаем новые газоны, посадим розы, новые деревья, туалет перестроим. Мы хотим сделать хороший парк — лучший в России. Методично и последовательно. Причём от других мы отличаемся очень сильно, потому что мы на свои деньги это делаем, на свои заработанные, а не на бюджетные, как в Москве. Им четыре миллиарда дали, они на 700 миллионов каток построили. А потом все говорят: вау!.. как там круто!.. а у вас тут в провинции не круто. Дали бы нам 700 миллионов, я бы тут такое устроил!..

О проектеРеклама
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС77-64494 от 31.12.2015 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Учредитель ЗАО "Проектное финансирование"
18+

Программирование - Веб Медведь