X

Новости

Сегодня
Вчера
2 дня назад
Фото: Константин Долгановский

Правильное волеизъявление. Референдум в Шотландии

Координатор пермского представительства Ассоциации «Голос» Виталий Ковин был в числе наблюдателей на референдуме о независимости Шотландии. Своими впечатлениями он поделился с редакцией «Звезды».

Виталий Сергеевич, вы были одним из членов международных наблюдателей на референдуме в Шотландии. Какая у вас была программа? Что удалось увидеть?

— Референдум состоялся 18 сентября, мы прибыли в Шотландию небольшой делегацией из России 15-го вечером. То есть непосредственно за два-три дня до дня голосования. Впрочем, мы смогли достаточно много увидеть. У нас были запланированные встречи с представителями двух сторон: с теми, кто выступал за независимость, и теми, кто выступали против.

Плюс мы смогли увидеть, как была организована наружная агитация, за эти два дня её было особенно много. И ещё была конференция-семинар в избирательной комиссии, где международным наблюдателям объясняли, что происходит и как будет происходить сам процесс голосования и подсчёт голосов.

Затем, собственно, сам день голосования и фактически два дня после подведения итогов. Получается, что за неделю в таком интенсивном режиме нам удалось достаточно много увидеть. Естественно, мы застали самый конец предвыборного периода. О том, как начиналась избирательная кампания, о ходе предвыборной агитации мы могли судить только по публикациям в местных СМИ. Всего, по оценкам организаторов, на референдуеме было около 100 международных наблюдателей из нескольких десятков стран. Все мы представляли самые разные организаций. Команда собралась интернациональная, что подчёркивает большое внимание к данному событию.

Как отнеслись к референдуму иностранные наблюдатели?

— Что нам удалось услышать, так это то, что все высоко оценивают уровень мероприятия. Этот референдум рассматривался как некий пример возможного решения подобных достаточно сложных и щекотливых вопросов. Во всём мире существуют территории, стремящиеся к сецессии (отделения от страны). Шотландия продемонстрировала пример очень рационального, в рамках правового поля решения этой проблемы. Очень важно было показать, что такой вопрос может быть решен правовым путем без всяких бряцаний оружием, этнических чисток и т. д.

Как вам показалось, в чём особенность данного референдума?

— Главная его особенность в том, что все участники референдума заранее договорились о строгом соблюдении тех норм, тех правил, тех договоренностей, которые будут выработаны в рамках подготовки к проведению мероприятия. Естественно, надо понимать, что это мероприятие — событие уникальное, у шотландцев не было до этого прецедентов, на которые можно было бы опереться. Пришлось разрабатывать правила, разного рода законы, подзаконные акты и т. п. Но поскольку дата референдума была объявлена два года назад, то стороны договорились, что они совместно постараются выработать технологию, которая устроит всех.

Второй момент. Все участники данного процесса договорились,что признают решение референдума при любом его исходе. Насколько я знаю другие ситуации, в мире и у нас стране, всё далеко не так просто. Например, есть проблема в Каталонии, где в ноябре собираются проводить похожий референдум. Там испанское правительство говорит, что не признает результат. С Крымом тоже понятно было, что Украина и Евросоюз никогда не признают результаты, о чём они и заявляли неоднократно. Именно в этом принципиальное отличие. К референдуму в Шотландии велась достаточно длительная подготовка. Референдум — логический результат тех действий и решений, которые принимались в самой Шотландии и по поводу Шотландии на протяжении предыдущих 10, если не больше, лет. То есть это не было спонтанное эмоциональное решение.

Какие были причины референдума? Почему Шотландия не могла решить существующие проблемы в рамках единого государства?

— Шотландия в 90-ые годы расширяла свою автономию: был создан шотландский парламент и некий шаг завершения данного процесса — постановка вопроса: «А вообще не хотим ли мы быть независимым государством?». То есть почему бы, как минимум, такой вопрос не задать обществу? Нельзя сказать, естественно, что в Шотландии местные жители каким-то образом дискриминируются или угнетаются британским правительством или королевой. По крайней мере, я не заметил никаких признаков. Находясь в Эдинбурге и Глазго эту неделю, я бы сказал, наоборот, что британское влияние очень слабое... Там всё построено на этакой «шотландскости», если можно так выразиться.

Почему необходимо было провести референдум? Почему нельзя было решить какие-то внутренние проблемы в рамках существующих законов?

— Они хотели большего, они считают, что могут сделать больше. В Англии и Шотландии существует ряд вопросов, по которым у них различные позиции. Например, отношение к Евросоюзу. В Англии побеждает евроскептецизм, то есть они говорят о возможности проведения референдума по поводу выхода из ЕС, а шотландцы — наоборот, за евроинтеграцию. Они говорят, мы готовы на более существенное сближение с Европой. С другой стороны, сторонники шотландской независимости наиболее социально-ориентированы и стремятся к скандинавскому социализму, с социальным обеспечением, а английская элита руководствуется классическими либеральными ценностями.

Когда началась подготовка к данному мероприятию? Как менялось отношение жителей к референдуму?

— Примерно год назад, когда началась подготовка, показатели были 75/25. Сторонников референдума явно было мало. Более того, не было уверенности, что референдум состоится. Последние же опросы показали 50/50. Представители YES [сторонники независимости] начали свою работу в мае-июне, но когда мы зашли в избирательный штаб NO [сторонники существующего положения страны в рамках Великобритании], то поняли, что у них работа началась всего несколько недель назад. Среди населения были явные сторонники единства и автономии, но было много людей, которые не определились. Этот момент очень активно использовали сторонники единства, которые заявляли, что если вы не знаете, что выбрать, голосуйте «нет».

Когда мы общались с представителями YES, они сказали, что старались не проводить масштабных митингов, так как сторонники без того всё понимают и знают. Ещё раз их собираться вместе смысла не было. Первое впечатление, которое у нас возникло, глядя на визуальную составляющую кампаний, — у YES была очень серьёзная агитация. Они активно общались с людьми. Но когда сторонников автономии стало ощутимо больше, резко активизировались сторонники единства.

В Шотландии был по-настоящему народный референдум. Страна, по сути, пополам раскололось. Люди сами шли и печатали агитационную продукцию. Например, одна пара, которая выиграла в лотерею, выделила несколько миллионов евро на продукцию для кампании YES. Так что, конечно, были и частные пожертвования. Но что интересно — в Шотландии не было какого-то единого штаба референдума, который управлял бы всем.

Какие мероприятия проводились в Шотландии для привлечения жителей, ведь явка была действительно высокой?

— Были проекты от избирательной комиссии. Было выпущено множество буклетов, инструкций. Всё это было напечатано большим тиражом. В этих документах объяснялось, что это за голосование, какие есть виды и способы голосования. Были созданы специальные сайты, где можно было распечатать формы регистрации, где объяснялось, как голосовать. По каждому второму каналу проходили различные дебаты, в которых участвовали простые жители. В газетах постоянно писали об этом. Так что не вовлечься было невозможно.

Продолжение следует...

О проектеРеклама
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС77-64494 от 31.12.2015 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Учредитель ЗАО "Проектное финансирование"
18+

Программирование - Веб Медведь