X

Новости

Сегодня
Вчера
2 дня назад

Свободный художник: в ритме улицы

1статья

Истории о талантливых людях, находящихся на обочине художественного мира.

Фото: Владимир Бикмаев

Уличный художник Александр Жунёв — о своей жизни и работе.

Электроподстанция «Берег», что у Камского автомобильного моста, оживает на глазах. Нет, сама подстанция продолжает, как и все предыдущие семь лет, здравствовать и работать. А вот огромные, высотой с 3-4-этажный дом, стены, сияющие безоконной пустотой, не могли не привлечь внимания уличных художников. Так, у одного из них — тридцатилетнего Александра Жунёва — и родился этот проект под названием «Энергия города — Энергия Победы». Похоже, он и сам под стать этому названию: придумал — разработал на бумаге — воплотил в натуре. Всё быстро, энергично, открыто.

«...учиться пришлось на собственном опыте»

Александр Жунёв, стоя в люльке подъёмного крана на уровне крыши и не выпуская большой кисти из рук, красит верх стены в розовый цвет. Под аккомпанемент моросящего дождика. Через два часа грянул даже не дождь — гроза. Александр же, оказывается, и не заметил её. Уже и крана на месте нет, а добросовестный автор, натянув на голову капюшон плаща, с лестницы что-то дорисовывает на стене. Наконец спускается вниз. Идём в закуток метр на метр, где грозная надпись «Опасно! Высокое напряжение!» предостерегает от лишних шагов. Ну, о чём можно вести речь в такой обстановке? Конечно... о свободе художника.

Фото: Владимир Бикмаев

Александр, что такое, на твой взгляд, свободный художник? Ты считаешь себя таковым?

— Мне кажется, да, я свободный художник. Не должен являться по расписанию на работу, соблюдать трудовой режим от звонка до звонка. Темы тебе никто не ограничивает, рутины меньше. Цензуры, по существу, нет. Работаешь для себя и на себя, а не на «дядю». Сам за себя и отвечаешь. Это всё плюсы, но есть, конечно, и минусы. Свободному художнику труднее утвердиться, добиться успеха. Сложнее заработать на жизнь. При этом нет ни отпускных, ни больничных и т. п. Бывает, у некоторых не получается заставить себя вовремя что-то сделать, ленится человек. У меня в последнее время не выходит лениться — некогда.

Знаю, что в университете ты учился на геологическом и экономическом факультетах. Не жалеешь, что «пошёл другим путём»?

— На геологическом я ещё на втором-третьем курсах понял, что геология — это не моё. Поэтому пошёл на экономфак, чтобы меня научили, как строить свой бизнес. Хотя и там была только теория, а учиться пришлось на собственном опыте.

И тогда ты открыл для себя стрит-арт...

— Думаю, время его востребовало. Он быстро стал популярным. Мне же понравилось, что это простой вид общения с обществом. Можно даже не уметь рисовать, никому не платить за аренду помещения, а выражать свои идеи — и множество людей это увидит. В том числе и те, у кого нет денег, чтобы покупать картины, и, может быть, они в музеи не ходят. Стрит-арт способен понять каждый, даже если нет семи пядей во лбу. Поначалу эта возможность широкого диалога меня и подкупила. Потом стал стараться делать работы более качественно, подходить к делу более серьёзно.

Что для тебя главное в стрит-арте?

— Хорошая идея. Чтобы работа людям была интересна, чтобы вызывала у них отклик. А для этого важны и смысл, и место размещения, и актуальность, и качество рисунка. Считаю, что наиболее удачно у меня это получилось с сюжетом о легендарном коми-пермяцком богатыре Кудым-Оше, что в своё время появился на одной из кудымкарских пятиэтажек.

«...я думаю, критиковать легко, критиканов полно»

Свободный художник и деньги — какова тут зависимость? Остаётся ли художник свободным, выполняя оплачиваемую работу?

— Я себя сильно корю за то, что для заработка порой приходится делать то, что не хочется делать. Но надо же как-то зарабатывать, на что-то жить. Тут свободы действительно нет. Однако не бывает свободы абсолютной. Да, не хочется подчинять себя деньгам. Хотя в последнее время у меня как раз больше работ оплачиваемых. Одновременно мне их хочется делать, что называется, по зову души. С той же «Энергией города»: и идея моя, и моё исполнение, и при этом — на средства городского гранта. А вот с задуманной «Стеной почёта», её стартовой работой, посвящённой Василию Каменскому, получилось так, что грантовых денег не хватает — на грунтовку швов стены дома (по существу, ремонтные дела) средств требуется раза в три больше, — и пришлось объявить краудфандинг. Почти всю нужную сумму собрали.

Твои произведения, как правило, позитивные. Это принципиальная позиция?

— У меня есть и острые работы. Но я думаю, критиковать легко, критиканов полно. Вот предложить конструктивное решение — это сложнее. И важнее. Поэтому я делаю упор на что-то хорошее, позитивное.

А читаешь твои записи в интернете и натыкаешься на такие слова, как «интервенция», «спровоцировать»... Стрит-арт — агрессивное искусство?

— Оно разное. Бывают очень милые, простые работы. Просто так и не заметишь — они маленькие, но совершенно преображают место, на котором находятся. Глядишь на них — и радуешься. Они улыбаются, и место улыбается. А бывают работы — как политический лозунг. О какой-то партии, к примеру. В них агрессивность служит тому, чтобы об этой партии побольше народу узнало.

...Вместе с директором Мультикультурного экспертного центра Дианой Колмогоровой, выступающей руководителем проекта «Энергия города — Энергия Победы», мы рассматриваем уже нарисованное на стене (вернее, рассматриваю я, она знает всё наизусть и только комментирует). Вот громадный кит с раскрытой пастью и длинным-длинным усом (помните, Земля держится на трёх китах?!). Целый строй ветряков. Аккуратная роща. Торопящийся грузовик на дороге. Вода, вода, кругом вода... Да тут чуть ли не вся история человечества, связанная с энергетикой. Диана Михайловна считает, что это философское произведение, оно посвящено прошлому, вечному. Ещё на одной, торцовой, стене размером поменьше будет воплощено будущее. Впрочем, каждый зритель вправе увидеть в этом ярком многофигурном рисунке своё. А то, что зрители обязательно будут, можно не сомневаться: ведь здесь есть что посмотреть. Так думают и волонтёры, что помогают Жунёву. Если с утра он чаще всего работает один, то после обеда появляются молодые энтузиасты. Без лишних разговоров берутся за кисти, трудовой день может продолжаться до темноты. Кто-то из них сотрудничает с Александром с 2013 года, когда в Перми впервые состоялся фестиваль «Экология пространства», кто-то на тот или иной объект приходит новичком. Интересно, говорят.

Фото: Владимир Бикмаев

Александр, ты внутренне организованный человек?

— Думаю, да. Хотя внешне может сложиться впечатление, что не очень: многое делаю спонтанно. Но мне кажется, у меня есть хорошее сочетание самоорганизованности и творческого начала. А люди часто или только творцы, или только организаторы.

Статистика утверждает, что 70-80 % всех людей — исполнители...

— Я с этим сталкиваюсь: у нас не хватает организаторов. Я хотел бы больше заниматься творчеством, но приходится и организационные вопросы решать, и на административную работу отвлекаться.

Ты не командный человек?

— Согласен, мне работать в команде труднее, чем одному. Вот сейчас много проектов ждёт своего воплощения. Но ведь половину времени тратишь на то, чтобы объяснить другим, что надо делать, и лишь половину работаешь сам. Хотя, признаю, так выходит немного быстрее, чем когда ты один.

«...внешний фон всё более раздражительный и раздражающий»

Тебя в процессе работы не раз забирали в полицию...

— Три раза. Но, разобравшись, быстро отпускали.

А недавний случай с вывешенным на жилом доме космонавтом на кресте оказался и вовсе скандальным, дошёл до суда. Ладно, не признали оскорбления чувств верующих...

— Обошлось административным наказанием: штрафом в тысячу рублей за то, что разместил работу без разрешения и что испортил стену. Отделался лёгким испугом.

Не жалеешь, что космонавта убрали так быстро?

— Жаль, конечно. Я специально повесил его высоко, чтобы никто не достал и он долго продержался. Но не случилось — ладно. Зато я на холсте его написал — долго будет жить.

Всегда приходится согласовывать с властями, что и где нарисовать или повесить?

— Когда приходится, когда нет. Если быстро сделаешь, то и не надо. А то придёшь согласовывать, тебе же — «Нельзя!». Никто не хочет брать на себя ответственность. Чем выше начальник, тем больше не хочет. Так что подчас легче не согласовывать. А когда работа масштабная, когда многие видят, как ты её делаешь, тогда приходится обращаться за разрешением. Иногда это помогает получить какое-то финансирование, предположим, в виде гранта.

Многие считают, что в последнее время свободы в нашей стране, в том числе и у творцов, становится всё меньше, поле её сужается. Ты это чувствуешь?

— Наверное, да. История с фигурой Гагарина это наглядно показала. Причём, на мой взгляд, зажим идёт не от внешних факторов, а какие-то внутренние запреты лезут из человека. Вот у меня были два положительных символа — Гагарин и Христос, а совместились они — и сразу для зрителя оказывается не то, срабатывает внутреннее отторжение. В Библии сказано: «Возлюби ближнего своего», на деле же человек, защищая религию, начинает оскорблять другого человека. Хотя, стоит признать, это незримое, внутреннее зависит от внешнего. Экономическая ситуация в стране влияет. Воинственные отношения между государствами вносят свою лепту. Внешний фон всё более раздражительный и раздражающий.

Я не обламываюсь от этих запретов. Понимаю, что даже при наличии проблем можно найти в жизни гармонию, что-то хорошее. И настроить себя на положительный лад. Я спокойный человек. С детства у меня есть иммунитет от плохого. Просто стараюсь уйти в позитив и в нём существовать.

Может, потому и отпустил такую внушительную бороду, чтобы отгородиться от негатива, жить в своём мире художника?

— Мне кажется, что с бородой лучше. А ещё её волосы — как усы у кошки: держат связь с миром, помогают чувствовать происходящее.

Фото: Владимир Бикмаев

А если серьёзно, почему ты не в Союзе художников? Вон в интернете тебя представляют как «одного из известнейших российских уличных художников». Принципиально дистанцируешься?

— Да нет. Если бы меня позвали, я бы пошёл. А так... Я же не заканчивал художественную академию, рисовать не умею. Сейчас немного рисую, но это чисто из опыта, без теории.

...Ещё вчера я долго смотрела, как под кистью Александра Жунёва, заляпанного краской вплоть до бороды, наполняется яркой жизнью недавно пустая, невыразительная стена подстанции. А сегодня звоню ему и слышу в ответ: «Я в Тольятти. Здесь у меня мастер-класс. Потом буду в Белгороде». Он много ездит — по краю, по стране. Его работы, наряду с Пермью и Кудымкаром, есть в Краснокамске, Соликамске, Чернушке, Чайковском, Уральском. А ещё — в Екатеринбурге, Воронеже, Архангельске, Санкт-Петербурге, Мурманске, Петрозаводске, Салавате... Кажется, он и возвращается домой только за тем, чтобы придумать и создать здесь что-то новое, неожиданное. Действительно, и «жить торопится, и чувствовать спешит». В ритме сегодняшнего дня, в темпе улицы. Свободный художник.