X

Новости

Сегодня
Вчера
2 дня назад
20 октября 2018
19 октября 2018

Художник Вита Буйвид: Феминизм — это, в первую очередь, диалог

Фото: Предоставлено Витой Буйвид

В Перми пройдёт We-Fest — фестиваль о женщинах, открытый для всех. Центральным художественным проектом фестиваля станет выставка Виты Буйвид в Центре городской культуры. Накануне выставки художник рассказала интернет-журналу «Звезда» о собственном семейном опыте, сексистских клише и феминистическом искусстве.

Ваша выставка откроется в рамках феминистического фестиваля. Как вы к этому относитесь?

— Нормально, но вопросы о феминизме я не люблю. В нашей стране никто толком не может сказать, что это такое. Как в притче о слоне и слепых мудрецах. Феминизм у нас — что тот слон. Но я все равно участвую в фестивале. We-Fest посвящён семье, эта тема меня волнует больше всего, у меня много проектов, связанных с семьёй. Поэтому участие именно в этом фестивале для меня важно.

Вита Буйвид Фото: Предоставлено Витой Буйвид

А что вы вкладываете в понятие «феминизм»?

— Непростой вопрос. Однозначно ответить не смогу. У меня есть определённая жизненная философия, которая при детальном рассмотрении сходна с феминистической. Я не могу себя назвать последовательной феминисткой, потому что теорию и историю феминизма знаю плохо. У меня, скорее, феминизм врождённый.

Зачем вы фотографировали мужчин в ванне?

— Звучит как обвинение. Мне нравится мужское смущение. Его ведь не так часто можно увидеть. А во время этих съёмок мужчины обычно смущались.

Почему в вашем проекте «Семейный портрет в интерьере» люди стоят спиной к зрителю? Для вас семья — это замкнутый мир, из которого не принято «выносить сор из избы»?

— Именно замкнутый. И закрытый. Лицом можно играть, а спиной нет. Но спина может сказать больше, чем лицо. Это высшая степень открытости. Я благодарна этим людям за доверие, которое они мне оказали. Я ведь всё что угодно могла сфотографировать, они не могли контролировать меня во время съёмки. Если внимательно всматриваться в фотографии, можно всё понять про отношения в этих семьях. Спины — всего лишь метафора закрытости.

Фото из серии «Семейный портрет в интерьере» Фото: Предоставлено Витой Буйвид

И меня, конечно, интересует социальная фотография как искусство, поэтому я искала определенный художественный язык, который смог бы отразить мое специфическое восприятие действительности. И очень рада, что нашла. Это мой самый сильный проект.

Проект «Дочки/матери» Фото: Предоставлено Витой Буйвид

Идеальная модель семьи воплощена в проекте «Дочки/матери»?

— Я бы не стала так однозначно это трактовать. Семья — это большая система, внутри которой есть свои маленькие системы — например, отношения между дочерью и матерью. И несмотря на то, что у них катятся слёзы — это не обязательно конфликт. Это могут быть слёзы умиления или радости, например.

Они такие... мимимишные. Все счастливые дочки/матери счастливы одинаково, каждая плачущая плачет по-своему?

— Кошмар! Как может мужчина говорить слово мимишный? Что вы называете мимишным? Стилистику ар-деко? Или слёзы, которые катятся по щекам? Вот сейчас все феминистические нейроны моего мозга образовали цепочку возмущения. Не сексистское ли клише у вас сработало? Причем настолько, что вы даже не предполагаете наличие глубины в этом проекте. Что может быть серьёзного в красивых женщинах и их слезах. Приблизительно так вопрос выглядит. А я несколько агрессивно на него отвечаю. Именно этого от феминисток и ждут — агрессии. Вам так не кажется?

Проект «Familia» Фото: Предоставлено Витой Буйвид

Кажется. Но ведь многие ваши проекты шокируют зрителя. Вы намеренно это делаете?

— Я ничего не делаю намеренно. Мне кажется, в реальной жизни шокирующего значительно больше, чем в моих проектах. А какие проекты вам кажутся шокирующими?

«Familia» и «Шкуры семейства Бобровых», которые будут показаны в Перми в Центре городской культуры. Ваш семейный опыт был неблагополучным?

— Скорее, сложным. Я выросла в приличной семье. Во всяком случае, таковой она считалась. Но все равно считаю свой опыт травматичным. Мой отец был настоящим домашним тираном, и это, безусловно, повлияло на формирование моей личности, моё мировоззрение.

В проекте «Сука» мужчины и женщины ругаются. Это про что — про феминизм, про общество, про бытовуху?

— Никто там не ругается. Там вполне интеллигентные люди выражают свои эмоции, делятся своим переживанием. Но они друг друга не слышат. Эта инсталляция о тотальном непонимании, об отсутствии диалога. Люди говорят об одном и том же, но не слышат и не понимают друг друга. Вот мне кажется, что вы меня тоже не очень понимаете. А ведь феминизм — это, в первую очередь, диалог.

***

Фотографии предоставлены Витой Буйвид.

***

  • Открытие выставки Виты Буйвид «Семейный портрет в интерьере» состоится 29 сентября в 18:00 в выставочном пространстве Центра городской культуры, 1 этаж (14+). 30 сентября в 15:00 художник проведёт авторскую экскурсию по своей выставке (18+).
  • Программа фестиваля «We-fest 2017. Семья 2.0»
  • Тест на знание терминологии, которой пользуются активистки феминистского движения. Отличите ли вы моббинг от харрасмента, а эйджизм от эйблизма?
  • Анастасия Сечина изучила, как проявляется сексизм, лукизм и объективация в пермской наружной рекламе.