X

Новости

Сегодня
Вчера
2 дня назад
23 мая 2019
22 мая 2019
Фото: Степан Хлопов

Дмитрий Махонин: Как Джон Сноу, начну с севера

Дмитрий Махонин в своё время был одним из самых «любимых» чиновников у пермской прессы. С одной стороны, открытый для журналистов, с другой — постоянно создающий информационные поводы. 30-летний руководитель прикамского УФАС запомнился как инициатор нашумевших кампаний против естественных монополий. В 2013 Махонин перебрался в Москву на должность начальника управления контроля топливно-энергетического комплекса ФАС России. В 2016 вернулся, чтобы участвовать в выборах в Государственную думу.

Выборная кампания Махонину, по его словам, нужна для получения обратной связи от населения.

— Не хочу говорить много громких слов, но антимонопольная служба — это именно тот госорган, который один из немногих действительно помогает людям, — начал свою пресс-конференцию Дмитрий Николаевич. — У нас есть полномочия, у нас есть рычаги, мы можем уже сейчас решать многие проблемы.

Система «инфляция минус»

Последние полгода антимонопольная служба плотно работает в части тарифного регулирования. Вы знаете, что федеральная служба по тарифам была упразднена и теперь нам предстоит исправить всю ту неэффективную систему тарифообразования, которая выстраивалась годами.

В первую очередь мы должны заняться сферой ЖКХ. Мы хотим пересмотреть всю систему, которая основывалась на принципе «затраты плюс». Это означает, что все компании, которые обращались за утверждением тарифа, придерживались правила: «чем больше попросишь, тем больше дадут». Других принципов не существовало.

При этом методики, которые прописаны сегодня в действующем законодательстве, провоцировали компании на такой подход. В итоге мы всегда видели значительный рост тарифов. Но это ещё полбеды. Основная проблема заключалась в том, что качество предоставляемых услуг никак не менялось.

Сейчас антимонопольная служба пропагандирует следующий принцип регулирования тарифов: «инфляция минус». Мы понимаем, что резать просто так нельзя. Но система должна стимулировать работников ресурсоснабжающих предприятий и коммунального хозяйства на повышение качества услуг. Мы до конца года должны переписать все нормативно-правовые документы, касающиеся тарифного регулирования, основываясь на принципе «инфляция минус». По-простому объясняя: если мы знаем, что на рынке кирпич стоит 2 рубля, то это значит, что естественная монополия не может заложить в тарифы расходы на кирпич по цене 4 рубля.

Также в ближайшее время мы должны пересмотреть все составляющие платы за коммунальные услуги. Это в том числе и сборы за капитальный ремонт, которые мы должны сделать прозрачными, чтобы люди понимали, за что они платят.

Мы понимаем, что, кроме федерального регулятора тарифообразования, есть местные регуляторы, которые утверждают финальную стоимость практически на все коммунальные услуги в регионе. И поэтому многое зависит от профессионализма и честности на местах. Но мы часто слышим о скандалах, происходящих с местными регуляторами, например, с краевой региональной энергетической комиссией. Поэтому их работа должна быть полностью пересмотрена и взята под контроль. Мы уже сейчас имеем полномочия, подкреплённые законодательными решениями, пересматривать все тарифы, принятые региональными регуляторами.

И я бы хотел акцентировать на этом внимание. Сейчас создана практика, когда тарифы оспариваются в суде, но это долгий и затратный пусть. И мало кто знает, что с недавнего времени существуют комиссии, созданные по инициативе ФАС, которые за несколько месяцев способны пересмотреть, отменить и поменять любые тарифные решения. Более того, мы по закону вправе наказывать местные регуляторы, их руководителей за выявленные нарушения административным штрафом, а при повторном нарушении — снятием с занимаемой должности. Уже сейчас львиная доля решений таких комиссий выносится в пользу заявителей, недовольных тем, что компании закладывают свои затраты в тарифы, которые потом утверждаются регуляторами.

Бывали курьёзные случаи, когда сами компании обращаются к нам, недовольные тем, что им регулятор занизил тариф, а получают обратный эффект, когда мы им ещё больше срезаем тариф, обнаружив неоправданные расчёты.

К сожалению, пока от граждан Пермского края обращений в такие комиссии нет. Но в других субъектах России граждане таким правом уже воспользовались.

На мой взгляд, повестка тарифов, в том числе на коммунальные платежи, на газоснабжение является одной из важнейших, о которой надо говорить. И я надеюсь получить от жителей Пермского края обратную связь.

«Проект, который должен перевернуть мировую систему ценообразования на нефть»

Мы не обходим тему цен на топливо. Лето — это пик потребления бензина и сезон ремонта нефтеперерабатывающих производств. Это ведёт к дисбалансу спроса и предложения, что, в свою очередь, является предпосылкой для роста бензина в рознице. Мы понимаем, что есть объективные причины роста цен на бензин и дизельное топливо, но считаем, что этот год будет проходить под знаком нормального топливообеспечения регионов и сдерживания роста цен на данный вид товара.

Но, скажу честно, риск подорожания бензина в пределах 50 копеек имеется. Мы должны понимать, что в цене на бензин нефть и её стоимость составляет порядка 10 процентов, всё остальное — затраты на производство и налоги. В этом году, как бы мы ни возмущались, Правительство РФ приняло решение поднять акциз. Уже дважды в этом году. Это, конечно, влияет на стоимость бензина.

Кстати, у нас сейчас реализуется проект, который должен перевернуть мировую систему ценообразования на нефть. Мы привыкли считать стоимость барреля марки «Brent». Но мало кто знает, что «Brent» (североморская нефть) по объёмам себя уже почти исчерпала. При этом мы видим, что марка «Urals» торгуется ниже, чем «Brent». А в «Urals» дизельных фракций значительно больше. Совершенно понятно, что если я из тонны продукта получаю больше дизельного топлива, то такой продукт должен стоить дороже. Сейчас происходит наоборот, и в этой связи российский бюджет теряет $2-3 на бочке нефти. Это серьёзная величина.

Наша задача — создать российский эталон нефти. Начать ею торговать и привлекать покупателей на нашу биржевую площадку, а не так, как происходит сейчас, когда наша нефть привязана к марке «Brent» и торгуется на биржах в Нидерландах и Великобритании. А если мы поставим биржевую торговлю в зависимость от российской валюты, то устойчивость российской экономики будет намного выше. И это значит, что курс национальной валюты не будет так лихорадить.

«Вокруг естественных монополий мы можем развивать наш мелкий и средний бизнес»

К сожалению, на территории Пермского края доля ВВП от сектора малого предпринимательства значительно ниже, чем в соседних регионах. А мы понимаем, что малое предпринимательство — это будущее для развития нашей страны.

Региональные власти должны позаботиться о принятии стандартов по развитию конкуренции, это программный документ, который должен предусматривать поддержку малого бизнеса через банковский сектор, через различного рода фонды, предусматривать поддержку предпринимателей с точки зрения преодоления административных барьеров. Надо предложить предпринимателю нормальный процесс подключения к коммунальной инфраструктуре, предоставления площадей, помещений.

Кроме того, необходимо обеспечить доступ компаний Пермского края к закупкам естественных монополий. Чтобы вы понимали, объём закупок естественных монополий, таких, например, как «Газпром» или «Транснефть», примерно в два раза больше, чем консолидированный бюджет Российской Федерации.

Сегодня порядка 60-70 % закупок проводятся способом выбора единственного поставщика, без открытой тендерной процедуры. Наша задача — внести изменения в действующее законодательство и сделать процесс закупок естественных монополий более прозрачным. Это даст доступ предпринимателям к таким рынкам, как строительство и поставки для больших компаний. Вокруг естественных монополий мы можем создавать определённые кластеры для развития нашего мелкого и среднего бизнеса.

Все прекрасно понимают, что, когда есть конкурентные процедуры, тогда есть снижение цен и снижение затрат естественных монополий, а это опять же вещи, связанные с прозрачным формированием тарифов.

«С точки зрения справедливости, коэффициенты для жителей Пермского края должны соответствовать реальным климатическим и географическим условиям»

Нужно разобраться с законодательством о районных и северных коэффициентах к заработным платам наших работников, которое было принято ещё в Советском Союзе.

Изучая этот вопрос, я с удивлением обнаружил, что районный коэффициент для Красновишерского и родного для меня Чердынского районов составляет 1,2, а для всего остального Пермского края — 1,15. При этом есть территории, которые находятся южнее, например, Алтайский край, где коэффициенты значительно выше. С точки зрения справедливости, надо пересмотреть это законодательство и попытаться сделать так, чтобы те районные надбавки и коэффициенты, которые были установлены когда-то в Советском Союзе для жителей Пермского края, соответствовали реальным климатическим и географическим условиям, в которых мы проживаем.

При этом, опять же, маразматическая ситуация, когда северные коэффициенты, которые добавляются за выслугу лет, у нас предусмотрены только в трёх районах Коми-Пермяцкого автономного округа. А Чердынский, Красновишерский, Соликамский, которые находятся на той же широте, не имеют северных надбавок вообще. Мне непонятно, почему так сложилось, и мы должны выправить сложившуюся ситуацию.

В ближайшие месяцы я буду находится на территории Пермского края. Я бы хотел посетить как можно больше территорий региона. Начну, как Джон Сноу, персонаж сериала «Игра престолов», с севера. И оттуда — в центр и на юг. Повторюсь, что главная моя задача — это получать обратную связь и постараться через свои полномочия реализовывать запросы граждан Пермского края.