X

Новости

Сегодня
Вчера
2 дня назад
02 июля 2020
01 июля 2020
30 июня 2020
Фото: facebook.com/nikonovma

«Сложности возникают на каждом этапе». Адвокат «Зоны права» о том, как в России вершится правосудие в отношении силовиков

25 мая в США при задержании полицией погиб Джордж Флойд. Мужчина-афроамериканец умер после того, как один из полицейских восемь минут держал колено на его шее. Этот инцидент породил волну протестов, прокатившуюся по всей стране и даже за её пределами. Полицейские, причастные к гибели Флойда, были отстранены от работы, расследованием случившегося занялось ФБР. 31 мая в России от рук росгвардейцев погиб житель Екатеринбурга, которого обвинили в краже четырёх рулонов обоев и застрелили при задержании. Силовикам показалось, что при нём было оружие. Мы поговорили с адвокатом правозащитного проекта «Зона права» Максимом Никоновым о том, как в России расследуются дела, где сотрудники правоохранительных органов применили насилие, выходящее за рамки закона, и реально ли добиться для них справедливого наказания.

Справка:

Максим Никонов — кандидат юридических наук, адвокат Центральной коллегии адвокатов города Владимира, сотрудничает с правозащитной организацией «Зона права»

Максим Никонов Фото: facebook.com/nikonovma

Протестующие в США говорят об институциональном расизме, в том числе это выражается в «особом» отношении полиции к афроамериканцам. Например, по официальной статистике, шанс погибнуть от рук полицейского в Америке для афроамериканцев в два раза выше по сравнению с латиноамериканцами и в три раза выше по сравнению с белыми американцами. А как в России?

— Я думаю, что у нас нет специфики, связанной с национальностью. Применение полицейского насилия не направлено на какую-либо национальную группу. От полицейского произвола в России больше всего страдают люди социально незащищенные. Те, которые не могут себе позволить платного адвоката, например.

Какой документ регулирует правомерность применения физической силы или оружия сотрудниками правоохранительных органов в России?

— В федеральном законе «О полиции» есть отдельные правила применения физической силы. Так, например, физическая сила может применяться при пресечении административных правонарушений для задержания или доставления в участок. В отдельном пункте прописано по поводу специальных средств: что можно применять и в каких случаях. Оружие может применяться для задержания человека, который оказывает только вооружённое сопротивление. Например, если он уже начинает угрожать насилием или применять насилие, опасное для жизни и здоровья полицейских.

Под какую статью попадают насильственные действия силовиков?

— У нас любые насильственные действия полиции, если они выходят за границу закона, чаще всего квалифицируются по части 3 статьи 286 Уголовного Кодекса.

Справка:

Статья 286 УК РФ предусматривает ответственность за совершение должностным лицом действий, явно выходящих за пределы его полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан и юридических лиц либо охраняемых законом интересов общества или государства.

Часть 3 ст.286 УК РФ касается случаев, когда должностные полномочия превышаются с применением насилия или угрозой его применения, с применением оружия или специальных средств, а равно с причинением тяжких последствий. За такие действия закон предусматривает лишение свободы на срок от трёх до десяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трёх лет.

Это может быть и насилие при задержании, и непосредственно в СИЗО, и насилие над человеком, который отбывает наказание в колонии. Изучая статистику по таким делам, мы не видим никакой конкретики, деталей здесь нет. Таких дел заводится около 700 в год по России, и количество их с каждым годом падает.

В чём причина того, что количество дел с участием полиции снижается?

— С одной стороны, это можно объяснить тем, что насилия стало меньше, а с другой стороны — стали реже выявлять такие преступления. Я думаю, что правда где-то посередине. Потому что вот эти 700 дел — это только те дела, которые дошли до суда. Сколько заявлений, которые были поданы, отсеялись, мы не знаем. По большому количеству заявлений дела не возбуждаются. Иногда дело возбуждается, но потом очень долго и волокитно расследуется. Соответственно, мы имеем на входе больше заявлений, а на выходе — меньше дел.

Есть ли какие-то цифры по убийствам граждан силовиками, открыты ли они и можно ли им верить?

— Отдельной статистики по убийствам не ведётся. Если полицейское насилие повлекло за собой смерть, тогда к части 3 статьи 286 добавляется часть 4 статьи 111 УК (причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее смерть по неосторожности). Такое дело попадает в статистику по наиболее тяжкой статье, то есть по части 4 статьи 111. А в ней, кроме дел с участием полицейских, есть и все остальные случаи — какая-либо бытовая драка, когда жена порезала мужа. Поэтому конкретной статистики по смертям нет. Её приходится выбирать либо по публикациям в СМИ, либо по пресс-релизам Следственного Комитета.

Стали ли люди чаще обращаться к услугам адвоката по таким делам?

— Динамики ни в плюс, ни в минус нет. В среднем, на сегодняшний момент у «Зоны права» в производстве находится одновременно 60-70 дел. Это дела на разной стадии производства: часть дел на стадии предварительного рассмотрения, часть дел на стадии выплат компенсаций, часть дел на стадии обжалованием приговора.

Фото: Ильяс Фархутдинов

С какими делами вам приходится работать?

— Есть случаи классического полицейского насилия, когда человека задерживают по подозрению в совершении какого-то преступления, и ему уже при задержании угрожают или применяют насилие. Есть случаи, когда человека привозят в СИЗО, тогда насилие может исходить как от сотрудников, так и от сокамерников. Опять же, это может происходить с подачи сотрудников, которые руками сокамерников применяют насилие. Ещё одна группа — это люди, отбывающие наказание в колониях. Здесь речь идёт и о пытках.

Отдельная группа — это задержание на митингах, в частности в прошлом году «Зона права» вела группу людей, которые были задержаны на несогласованной акции в поддержку незарегистрированных кандидатов в депутаты Мосгордумы. Тогда следователи посчитали правомерными действия правоохранителей, задержавших дизайнера Константина Коновалова и сломавших ему ногу. Сейчас жалобы ушли в Европейский суд. На национальном уровне не получилось добиться даже возбуждения дел.

Дела в отношении сотрудников полиции или Росгвардии о задержании митингующих почти никогда возбуждаются. В отказе о возбуждении дела указывают на то, что насилие не применялось, либо основания для насилия были, и оно было соразмерно ситуации. Из случаев, когда дело всё-таки было возбуждено, я могу вспомнить только «жемчужного прапорщика».

Справка:

Вадим Бойко приобрел широкую известность за свои действия во время митинга 31 июля 2010 года у Гостиного Двора. Прозвище произошло от пластиковых чёток на запястье, ошибочно принятых за жемчужный браслет. Согласно показаниям потерпевших и видеозаписям 31 июля 2010 года, неизвестный на тот момент сотрудник милиции, подойдя к митингующим крикнул: «Хорьки, ***, кто ещё?», и в ответ на замечание «Чё материшься?» из толпы подошёл к молодому человеку в красной футболке (Дмитрию Семёнову), схватил его за волосы и нанёс удар по голове дубинкой. Вадима Бойко приговорили к трём с половиной годам лишения свободы условно, с испытательным сроком два года.

Но это было в 2011 году, тогда удалось зафиксировать его действия на видео. Это было совершенно беспредельное насилие. Был общественный резонанс и был обвинительный приговор. Но это давняя история, а новых случаев я не знаю.

Какие сложности возникают при работе с делами с участием силовиков?

— Сложности возникают на каждом этапе работы. Проблемы появляются уже на стадии подачи заявления, потому что дела по насилию силовиков крайне сложно возбуждаются. Довольно часто происходит так, что проводится формальный набор следственных действий, потом в постановлении об отказе в возбуждении дела указывают, что доказательств, подтверждающих слова потерпевшего, нет. Хотя надо проводить осмотр места происшествия, нужно искать дополнительных свидетелей, нужно изымать камеры наблюдения.

Вторая сложность в том, что если дело и возбуждается, оно с большим скрипом идёт до суда. Позиция следователей в таких делах довольно пассивна. Если нет трупа или тяжких повреждений — дело долго не будут возбуждать, пока пострадавшему не надоест обжаловать постановления об отказе в возбуждении уголовного дела. Регулярно приходится писать заявления, чтобы провели какие-либо следственные действия. Такими темпами дело может дойти до суда, а может и приостановиться.

Если пострадавший настойчивый и правильно собрал первичные доказательства — дело возбудят, но будут долго расследовать. Если дело и передадут в суд — то при травмах, причинивших вред здоровью меньше тяжкого, можно получить условное лишение свободы или реальное лишение свободы на небольшой срок.

Фото: Ильяс Фархутдинов

Реально ли добиться справедливого наказания сотрудникам правоохранительных органов за применённое ими насилие?

— Часть 3 ст.286 УК РФ неудачно сформулирована как очень общая норма: она охватывает случаи применения любого насилия — от неопасного для здоровья до причинившего тяжкий вред здоровью. В результате конкретные пределы наказания формируются в зависимости от тяжести причинённого вреда и прочих критериев на уровне судебной практики. Это создаёт необоснованно широкие возможности для судейского усмотрения, а также приводит к тому, что в разных регионах складывается разная практика назначения наказания.

Чаще всего осуждённые по этой части получают условные сроки. Хотя и с реальным лишением свободы случаи есть, но их меньше всего. Это касается даже тех дел, когда в результате насилия потерпевший потерял орган: его избили так, что пришлось ампутировать почку. Если насилие силовиков (каким бы оно ни было по своей сути) не причинило хотя бы лёгкий вред здоровью, то российские суды назначают виновным, как правило, лишение свободы условно.

Пример из практики:

Автозаводской районный суд Нижнего Новгорода приговорил шестерых сотрудников полиции, не признавших вины, к условному лишению свободы на различные сроки (Нижегородский областной суд почти вдвое снизил всем даже такое наказание) за то, что они путём пыток старались получить признательные показания при следующих обстоятельствах.

Полагая, что Г. причастен к совершению автомобильных краж, сотрудники полиции в ходе обыска в его квартире нанесли ему несколько ударов руками и ногами, затем надели на него наручники и увезли в отдел полиции. Там Г. завели в кабинет, стали требовать признаться в совершении преступлений, надели ему на голову целлофановый пакет и стали душить. Г. стал задыхаться, кричать, в какой-то момент ему удалось разгрызть зубами пакет. Тогда один из сотрудников полиции надел ему на голову второй пакет. Когда Г. разорвал зубами и второй пакет, ему надели третий, продолжали душить. Затем его начали избивать ногами и руками по голове и телу с разных сторон. В результате он согласился признаться в краже автомобиля, подписал какой-то документ и написал явку с повинной. Однако когда он пришёл к следователю, то сообщил адвокату и следователю, что преступления он не совершал, а явку с повинной его принудили написать. Затем он вышел от следователя, однако на улице его снова забрал один из сотрудников полиции и отвёл в один из кабинетов отдела полиции. Там его стали избивать ногами, угрожать, говорить, что его изнасилуют, подбросят наркотики. В результате он признался в угоне трёх автомобилей. Действия сотрудников полиции причинили Г. травмы, которые согласно установленным медицинским критериям расцениваются как не причинившие вреда здоровью.

Даже за достаточно тяжелые травмы осужденные получают условные сроки. Да, они большие, где-то 5-6 лет, но все равно условные. Судьи при вынесении приговора учитывают безупречную службу, семью и детей. Вторым по частоте назначения наказанием является штраф — несмотря на то, что ч.3 ст.286 УК РФ относится к категории тяжких преступлений.

Пример из практики:

Центральный районный суд Барнаула приговорил сотрудника полиции З., не признавшего вину, к условному лишению свободы на срок 5 лет за то, что он путём пыток старался получить от гражданина Ч. признательные показания о хищении картофеля при следующих обстоятельствах.

Полагая, что Ч. причастен к хищению картофеля, полицейский З. с применением силы усадил Ч. в служебный автомобиль, затем нанёс не менее пяти ударов по голове, телу и рукам Ч. и потребовал признаться в краже картофеля. Получив отказ, З. достал пистолет и приставил его в паховую область Ч., а после к его голове, угрожая его применением, а затем нанес Ч. не менее одного удара пистолетом в область грудной клетки, после чего обмотал ремень наплечной сумки Ч. вокруг его шеи и стал душить его. После того, как Ч. захрипел, ослабил ремень и нанес не менее одного удара рукой в область носа потерпевшего, требуя от Ч. признательных показаний. Получив отказ, З. вывез Ч. в лесной массив около муниципального кладбища, угрожая пистолетом, заставил его выйти из автомобиля, приставил пистолет к затылку Ч. и произвел имитацию выстрела, а затем применяя физическую силу поместил Ч. в багажник служебного автомобиля, закрыв его крышку. При этом З. продолжал требовать от Ч. признания вины в краже картофеля, на что потерпевший, опасаясь дальнейшего применения к нему физического насилия и оружия, был вынужден согласиться. Действия сотрудника полиции причинили Ч. травмы, которые, согласно установленным медицинским критериям, расцениваются как не причинившие вреда здоровью.

Каков процент оправдательных приговоров по делам с участием силовиков?

— Примерно 4 % от общего количества привлекаемых к уголовной ответственности по такого рода делам, тогда как средняя статистика оправдательных приговоров по всем составам в России — меньше 1 %. Отчасти это объясняется тем, что уголовные дела по ч.3 ст.286 УК РФ рассматриваются в отношении людей, обладающих особыми знаниями (в том числе о способах воспрепятствования расследованию), чаще всего в общем порядке, без признания вины, с активной защитой, а также тем, что события во многом развиваются в пространстве, контролируемом силовиками, что затрудняет сбор «обвинительных» доказательств.

***

Читайте также: Изнасилования, пьяные драки и вымогательства. Правозащитники рассказали, что происходит в исправительной колонии Соликамска

«Пастухов против России». История пермского предпринимателя, которого полицейские сделали инвалидом

О проектеРеклама
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС77-64494 от 31.12.2015 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Учредитель ЗАО "Проектное финансирование"
E-mail: web@zvzda.ru
18+

Программирование - Веб Медведь