X

Citizen

Вчера
2 дня назад
17 ноября 2017
16 ноября 2017
15 ноября 2017
14 ноября 2017
13 ноября 2017

8 песен революции

Человечество хранит свою память не только в летописях, архивах и музеях, но и в песнях. В год столетия Октябрьской революции мы решили вспомнить это событие при помощи нот и рифм.

Это было время, когда голос одного становился голосом масс. Именно масс, потому что «массы» и «вожаки» появляются во время глобальных переворотов, которым и стала Октябрьская революция. И если в такой переломный момент люди целой толпой поют определённые слова, значит, через них прошёл нерв времени.

В России ещё со времён декабристов к политическим песням начали относиться как к коллективному достоянию: не только как к средству идеологической пропаганды, но как к высокому и объединяющему символу. Важно ещё то, что в России, по понятным причинам, они очень плотно сплетены с тюремным фольклором — борцы за свободу чаще других попадали в ссылки, камеры, карцеры... где и создавались многие новые песни протеста.

1. Рабочая Марсельеза («Новая песня» / «Отречёмся от старого мира»)

(фрагмент)

Богачи, кулаки жадной сворой
Расхищают тяжелый твой труд.
Твоим потом жиреют обжоры;
Твой последний кусок они рвут.
Голодай, чтоб они пировали!
Голодай, чтоб в игре биржевой
Они совесть и честь продавали,
Чтоб ругались они над тобой!

Вставай, подымайся, рабочий народ!
Вставай на врагов, брат голодный!
Раздайся крик мести народной!
Вперёд!

Эта русская революционная песня на мелодию французской «Марсельезы» — не просто перевод с французского. Пётр Лавров, автор текста, опубликовал её в газете «Вперёд» ещё в июле 1875 года, а после Февральской революции она стала государственным гимном.

Сначала её исполняли под оригинальную французскую мелодию, но потом Александр Глазунов изменил музыку специально под русский текст. «Рабочую Марсельезу» как гимн хотели заменить «Интернационалом» ещё в апреле 1917, но такая замена не прижилась и песня еще долго жила.

2. Смело, товарищи, в ногу

Музыка народная, слова Леонида Радина.

(фрагмент)

Долго в цепях нас держали,
Долго нас голод томил;
Чёрные дни миновали,
Час искупленья пробил.

Время за дело приняться.
В бой поспешим поскорей,
Нашей ли рати бояться
Призрачной силы царей?

Написал эту песню в одиночной камере московской Таганской тюрьмы революционер, химик и поэт Леонид Радин. А впервые её спела колонна заключённых пересыльной тюрьмы 4 марта 1898 года, в которой шёл и сам автор. Но всенародную популярность она приобрела только после Первой мировой войны.

3. То, что я должен сказать

Слова и музыка Александра Вертинского.

(фрагмент)

Я не знаю, зачем и кому это нужно,
Кто послал их на смерть недрожащей рукой,
Только так беспощадно, так зло и не нужно
Опустили их в вечный покой.

Этот романс Александр Вертинский посвятил юнкерам, погибшим в Москве во время Октябрьской революции. Он был на их похоронах на Московском Братском кладбище и писал потом в дневнике: «Вскоре после октябрьских событий я написал песню „То, что я должен сказать“. Написана она была под впечатлением смерти московских юнкеров, на похоронах которых я присутствовал».

За исполнение этого романса Вертинского вызывали в ЧК. Тогда ему пришлось уехать из Москвы: он едет с гастролями на юг, где в Одессе встречает белогвардейского генерала Якова Слащёва, и тот говорит ему: «А ведь с вашей песней... мои мальчишки шли умирать! И ещё неизвестно, нужно ли это было...»

На пластинку эту песню Александр Вертинский записал в Германии в 1930-х годах.

4. Вы жертвою пали (Похоронный марш)

Музыка народная, слова Антона Архангельского.

(фрагмент)

Идёте, усталые, цепью гремя,
Закованы руки и ноги,
Спокойно и гордо свой взор устремя
Вперёд по пустынной дороге.

Нагрелися цепи от знойных лучей
И в тело впилися змеями.
И каплет на землю горячая кровь
Из ран, растравленных цепями.

А деспот пирует в роскошном дворце,
Тревогу вином заливая,
Но грозные буквы давно на стене
Уж чертит рука роковая!

Настанет пора — и проснётся народ,
Великий, могучий, свободный!
Прощайте же, братья, вы честно прошли
Свой доблестный путь, благородный!

Антон Архенгельский — псевдоним, настоящее имя автора — Антон Амосов. Впервые песня прозвучала на похоронах жертв Февральской революции. Её мелодия знакома многим по фильмам о Гражданской войне — под неё хоронили павших красных бойцов.

5. Смело, друзья! Не теряйте!

Неизвестный автор.

(фрагмент)

Смело, друзья! Не теряйте
Бодрость в неравном бою,
Родину-мать защищайте,
Честь и свободу свою!
Пусть нас по тюрьмам сажают,
Пусть нас пытают огнём,
Пусть в рудники посылают,
Пусть мы все казни пройдём!

Если погибнуть придётся
В тюрьмах и шахтах сырых, —
Дело, друзья, отзовётся
На поколеньях живых.

Стихотворение превратилось в «Народовольческий гимн» — первый русский революционный гимн. Песня бытовала в русском революционном репертуаре до 1917 года. А уже при советской власти её пели в новой редакции политзаключенные Соловецких лагерей. А в 1936 году гимн исполняли польские добровольцы в Испании.

6. Замучен тяжёлой неволей

Музыка народная, слова Григория Мачтета.

(фрагмент)

С тобою одна нам дорога;
Как ты, мы по тюрьмам сгниём.
Как ты, для народного дела
Мы головы наши снесём.

Как ты, мы, быть может, послужим
Лишь почвой для новых людей,
Лишь грозным пророчеством новых,
Грядущих и доблестных дней.

Но знаем, как знал ты, родимый,
Что скоро из наших костей
Подымется мститель суровый
И будет он нас посильней!

Этот текст Григорий Мачтет посвятил памяти студента Чернышёва, арестованного в августе 1874 году (время «хождений в народ») по делу о пропагандистском кружке в Петербурге и пропаганде среди крестьян Самарской губернии. Студент умер от туберкулёза в заключении в 1876 году, а его похороны превратились в большую политическую демонстрацию.
Впервые текст был опубликован под названием «Последнее прости» с посвящением «Замученному в остроге Чернышёву, борцу за народное дело» в газете «Вперёд!» в Лондоне в 1876 году, без подписи.
Её пели в ссылках, она была одной из любимых песен Александра Ульянова и Владимира Ульянова-Ленина — и именно она звучала в качестве траурного марша на похоронах Ленина. По легенде, в 1942 году её пели перед расстрелом подпольщики-молодогвардейцы в Краснодоне.

7. Гимн свободной России

Музыка Александра Гречанинова, слова Константина Бальмонта.

(фрагмент)

Да здравствует Россия, свободная страна!
Свободная стихия великой суждена!
Могучая держава, безбрежный океан!
Борцам за волю слава, развеявшим туман!
Да здравствует Россия, свободная страна!
Свободная стихия великой суждена!
Леса, поля, и нивы, и степи, и моря,
Мы вольны и счастливы, нам всем горит заря!
Да здравствует Россия, свободная страна!
Свободная стихия великой суждена!

Этот вариант гимна России на слова Константина Бальмонта предложил после Февральской революции композитор Александр Гречанинов, но он, как и многие другие, не был принят Временным правительством и бесчисленными Особыми совещаниями деятелей искусства.
Гречанинов писал в книге «Моя жизнь», изданной в Нью-Йорке в 1954 году:

«Весть о февральской революции была встречена в Москве с большим энтузиазмом... Я бросаюсь домой, и через полчаса музыка для гимна уже была готова, но слова? Первые две строки: „Да здравствует Россия, Свободная страна“... я взял из Сологуба, дальнейшее мне не нравилось. Как быть? Звоню Бальмонту. Он ко мне моментально приходит, и через несколько минут готов текст гимна. Еду на Кузнецкий мост в издательство Гутхейль. Не теряя времени, он тотчас же отправляется в нотопечатню, и к середине следующего дня окно магазина Гутхейль уже украшено было новым „Гимном Свободной России“. Весь доход от продажи идет в пользу освобождённых политических. Короткое время все театры были закрыты, а когда они открылись, на первом же спектакле по возобновлении в Большом театре гимн под управлением Купера был исполнен хором и оркестром наряду с Марсельезой».

8. Колодники

Музыка народная, слова Алексея Толстого.

(фрагмент)

«Что, братцы, затянемте песню?
Забудем лихую беду!
Уж, видно, такая невзгода
Написана нам на роду!»

И вот повели, затянули...
Поют, заливаясь, они
Про Волги широкой раздолье,
Про даром минувшие дни.

Поют про свободные степи,
Про дикую волю поют...
День меркнет всё боле, а цепи
Дорогу метут да метут.

Популярная кандальная песня. В оригинальном стихотворении Алексея Толстого последняя строчка третьего куплета: «Конвойные с ними идут». Остальные слова без изменений. Впервые (без припева) песня вышла в печать в «Вестнике Европы» в 1876 году. Текст припева не принадлежит Толстому.

***