X

Новости

Сегодня
Вчера
2 дня назад

5 неудобных вопросов родителям, чьи дети учатся дома

Фото: Юлия Шумская

Семейное образование, или хоумскулинг, приобретает в современной России всё большую популярность. Родители пишут восторженные посты в соцсетях о том, как хорошо их детям без традиционной школы. Интернет-журнал «Звезда» засомневался и задал родителями хоумскулеров пять неудобных вопросов. На них отвечали журналистка Полина Путякова, бизнес-наставник международной компании Наталья Маклагина, SMM-специалист Лейла Сазонтова, организатор семейного центра развития «Время колокольчиков» Александра Лыкова и SMM-маркетолог Татьяна Христолюбова.

1. Ребёнок в школе социализируется, учится общаться со сверстниками! А вы заставляете его провести лучшие годы дома. Кем вырастет этот затворник?

Лейла Сазонтова (сын 11 лет, на семейном образовании пятый год): Социализация — это не общение. Это процесс передачи ценностей, и с этим я точно справлюсь лучше школы. Что касается общения, дети на семейном образовании не закрыты в четырёх стенах. Они много общаются с детьми и взрослыми, гуляют, посещают кружки и секции. С общением всё в порядке.

Татьяна Христолюбова (дочь 14 лет, на семейном образовании седьмой год): Школьная социализация — это миф. Социализация — это умение взаимодействовать с разными людьми без потери себя и своей индивидуальности. Что лучше этому способствует? Одновозрастной коллектив, созданный, в общем-то, насильно, по крайней мере, без какого-либо выбора со стороны ребёнка, или разные коллективы, в том числе, разновозрастные, объединённые общими интересами?
Категорически не согласна со словом «затворник». Моя дочь закончила музыкальную школу, несколько лет проучилась в художественной, в разные годы были разные кружки, спортивная секция. Это школьные дети никуда не успевают, кроме школы. А мы много всего успевали.

Полина Путякова (сын 12 лет, на семейном образовании первый год): В том-то и дело, что дома на учёбу тратится не так много времени — три-четыре часа в день. Всё остальное время мой сын занят тем, что ему действительно интересно. Это три кружка, спортивная школа и бесконечные походы. Прямо сейчас он раздумывает, как провести эти выходные: пойти в поход с ночёвкой в лесу или остаться в городе, чтобы сделать деревянные кормушки для Сада соловьёв и сходить на лекцию в Центр городской культуры. Так что, похоже, этот «затворник» вырастет увлечённым человеком, который знает, где найти новые впечатления, и легко заводит знакомства.

Отдельно скажу про школьную социализацию: не стоит её идеализировать. На поверку оказалось, что общение сына в школе было по большей части вынужденным. Тут нет ничего странного, ведь с большинством его объединяли только возраст и место жительства — признаки, по которым формируются классы. А когда он приходит на дизайнерские занятия, он встречает там ребят, которые также, как и он интересуются дизайном. Я считаю, это важно — иметь круг друзей и приятелей со схожими интересами и ценностями. Это несколько другое качество отношений.

Почему-то считается, что, не пройдя школы, ребёнок не научится отстаивать себя в агрессивной среде. Проводя много времени в разных коллективах, сын, конечно, сталкивается в том числе и с не очень комфортными ситуациями и учится из них выходить. А вообще, не вижу плохого в том, чтобы расти с мыслью о том, что жизнь вокруг в целом комфортна и приятна. Мир меняется, и у нас всё больше возможностей устроить свою жизнь так, как нам хотелось бы — и прожить её с удовольствием. Хорошо, если сын будет понимать это уже сейчас.

Наталия Маклагина (сын 9 лет, на семейном образовании три года): Ребёнок не сидит дома один. У него есть брат и сестра. Он гуляет на улице и общается с другими детьми. Легко знакомится и заводит друзей. При этом он в любое время года может путешествовать с родителями в любую точку мира.

Александра Лыкова (пятеро детей — 15, 10, 7, 4, 1 год, первый ребёнок учился дома с 3 по 6 класс, затем перешёл в частную школу, второй ребёнок на семейном образовании третий год): В школе ребёнок учится взаимодействовать лишь со своими сверстниками. Зачастую он вынужден подавлять свои желания, уничтожать свою индивидуальность, чтобы не выделяться, быть «как все». Очень часто дети идут против себя, пытаясь угодить учителям и одноклассникам. Школа не учит ребенка выходить из неприятных ситуаций, закрывает глаза на многие вещи. Зато дети учатся друг у друга плохим вещам: опять же, чтобы не стать изгоем, курят «за компанию», издеваются над слабыми и т. д. Дети учатся бояться взрослых, становятся послушными, боятся высказать свое мнение, если оно противоречит мнению взрослого. Дети не чувствуют себя, не знают, чего они хотят, кем хотят быть, не могут найти своё место в мире.

«Домашние» дети имеют потрясающую возможность научиться взаимодействовать с абсолютно разными людьми. Они легко вступают в контакт как с новорожденными, так и со стариками. Они легко вливаются в новые группы, находят общий язык с детьми любого возраста. Мои дети много раз ездили в лагеря. Воспитатели и вожатые всегда поражались, с какой легкостью мои дети заводят себе друзей, как мудро они выходят из конфликтных ситуаций. Часто они становились лидерами группы, увлекали детей своими идеями.

«Домашние» дети не боятся отстаивать своё мнение, умеют аргументировать свою точку зрения. Зачастую они спорят со взрослыми, именно поэтому их считают «невоспитанными» (у нас в обществе не принято противоречить взрослому, даже если он говорит откровенную глупость!).

«Домашнего» ребёнка сложно соблазнить покурить «за компанию», он уверен в себе, у него нет комплекса неполноценности, который формирует у детей современная школа. «Домашние» дети чётко знают, чего они хотят, знают, кем хотят быть, они находят свое место в мире. Они остаются самими собой и легко находят свое призвание!

Почему считается, что «домашние» дети — это затворники? Неужели, помимо школы, дети больше никуда не ходят и нигде не учатся? В школе дети могут общаться только урывками на переменах. В основном общение происходит за пределами школы, после уроков! «Домашние» дети (в отличие от загруженных школьников) могут посещать множество кружков и секций. У них достаточно времени на общение с друзьями (у нас, например, много друзей — детей на семейном образовании). Они реально общаются, играют, гуляют.

Часто мы объединяемся, обучая детей, кто-то из родителей преподает математику, кто-то русский язык, или вместе нанимаем репетиторов по некоторым предметам.

2. У вас такой широкий круг знаний от географии до геометрии, что вы способны чему-то научить ребенка? Чтобы стать педагогом, люди в университетах по пять лет учатся!

Лейла Сазонтова: Школьные знания — это не академический уровень. Они совсем не сложны, тем более, чтобы разобраться в них взрослому человеку. И нет необходимости учить ребёнка самому: есть репетиторы, кружки, интернет, книги. Цель семейного образования — научить ребенка думать и учиться самостоятельно.

Татьяна Христолюбова: Взрослый человек способен осилить школьную программу, при условии, что у него есть склонность к самообразованию и саморазвитию. Даже если в школе вы не понимали алгебру, есть шанс, что через 20 лет после её окончания мозг достаточно созрел для этого, стоит попробовать.

Мне хватает моего высшего образования, чтобы понять учебники по географии и геометрии. В помощь есть много ресурсов в интернете. В крайнем случае, не исключаю возможности обратиться к репетитору, если понадобится. Пока не было такой необходимости.

Полина Путякова: Это моя любимая тема. Мы привыкли считать школьное образование эталонным и практически безальтернативным, но давайте посмотрим внимательно. Когда из всего класса только треть учится без троек за четверть — это достаточно хорошее качество обучения или всё-таки нет? У меня есть предельно конкретный пример: я знаю, что в нашем бывшем классе недавно была контрольная по математике, шесть человек написали её на четыре и пять, остальные получили двойки. Согласны ли мы считать это за норму?

По-моему, мы переоцениваем качество школьного образования, недооценивая при этом естественный интерес детей к новому (как бы пафосно это не звучало). Наши дети очень способные! Если им дать учебник, сайт с видеоуроками и спокойную обстановку, они прочитают, поймут и напишут проверочный тест.

Моя роль как родителя — просмотреть решение упражнений и послушать устные ответы на вопросы, чтобы увидеть, где есть недопонимание. И ещё немного остановиться на этой теме. Качество знаний получается отличным. Дело ведь не столько в учителях, сколько в том, что в классе 30 человек и невозможно объяснить так, чтобы поняли все. Домашнее обучение эту проблему снимает.

Наталия Маклагина: Чтобы научить чему-то ребёнка, нужно его желание учиться. Информация по всем дисциплинам школьной программы есть в интернете, и её легко и с удовольствием можно найти и изучить. Важно научить ребёнка находить нужную ему информацию.

Александра Лыкова: К сожалению, многие педагоги, проучившись больше пяти лет в университетах, так и не научились учить детей. И очень часто как раз родителям школьников приходится нанимать репетиторов или самим садиться за учебники и объяснять детям непонятные темы!

Для меня главная цель обучения дома — это не научить ребёнка чему-то, а научить его учиться самому! Да, мы пользуемся услугами репетиторов по некоторым предметам, которые сложно выучить самому, например, английский.

Это действительно «неудобный» вопрос, т. к. здесь как раз и находятся подводные камни семейного образования. Я сама по образованию учитель математики, глубоко знаю этот предмет, поэтому, объясняя ребенку какой-то материал, я могу объяснить его с разных сторон, знаю, для чего введены какие-то понятия, могу структурировать информацию. Как-то была свидетелем объяснения одного из фундаментальных понятий в математике с совершенно искаженным смыслом, т. к. изначально сам «учитель» не понял сути разбираемого понятия. Поэтому очень важно самому родителю, который заменяет ребенку учителя, разбираться в преподаваемом предмете. А многие родители, обучающие детей дома, обладают поверхностными знаниями по некоторым предметам.

Именно из-за обилия многих новых предметов наш старший ребенок в середине шестого класса пошел в школу. Но мы выбрали частную школу, где в классах по 3-6 детей и совершенно другой подход к детям.

3. Как вы собираетесь всё успеть? Вы будете заниматься образованием ребёнка, останется ли у вас время, чтобы работать? Или ребёнок будет с утра до вечера один дома?

Лейла Сазонтова: Сегодняшний прогресс не требует работы в офисе. Я работаю, но делаю это дома. И вопрос про самостоятельность. Ребёнок сам в состоянии занимать себя тогда, когда я не могу посвятить ему время.

Татьяна Христолюбова: Я «всё успеваю» уже на протяжении 7 лет. Не придерживаюсь такой точки зрения на семейное обучение, что ребёнок учится сам, а родитель почти не участвует в процессе.
Дочери нужно моё внимание и моя помощь, так что стараюсь разумно планировать время, работаю из дома.

Полина Путякова: С одной стороны, в основном у меня свободный график работы, но, с другой стороны, бывает, что меня целыми днями нет дома, причём иногда это непредсказуемо и неуправляемо. Но это никак не влияет на учебу. На неделю вперед написан план на каждый день, и сын занимается по нему сам, неважно, дома я или нет.

В прошлом году в школе, где он учился, был длинный карантин, и им присылали задания по всем предметам. Вот тогда мы невольно потренировались в домашнем обучении и оба увидели, что нам это по силам.

Наталия Маклагина: Я работаю из дома. Ребёнок не сидит дома, у него есть много разных и интересных ему занятий вне дома.

Александра Лыкова: Сейчас много вариантов работы на дому, так что в наше время не проблема совмещать семейное образование и работу. В отличие от школы, где много времени уходит на установление порядка в классе, проверку домашнего задания и тому подобных вещей, дома материал проходится гораздо быстрее, поэтому времени требуется в разы меньше. То же самое количество времени у школьников уходит на выполнение домашних заданий. Получается, что во времени «домашние» дети очень выигрывают.

Например, у нас на уроки уходит около 2 часов в день, занимаемся мы 4 раза в неделю, среда — выходной. В остальное время дети посещают разные кружки, общаются, играют, читают, гуляют, занимаются своими делами. Мои дети (1 и 3 классы) ходят на шахматы, музыку, живопись, акробатику, УШУ, посещают творческие мастерские.

Я сама организовала домашний детский сад, а наш папа строит веревочный парк рядом с нашей дачей. Дети полноценно участвуют в наших проектах, видят, как и чем мы занимаемся, имеют возможность с малых лет по-настоящему работать. Старший сын преподавал занятия в садике и периодически работает помощником воспитателя. В веревочном парке старшие сын и дочь работают инструкторами, младшие помогают строить парк в меру своих сил. Такой опыт они не смогли бы получить, учась в школе!

4. Если семейное образование — это здоровая альтернатива сегодняшней школе, знаете ли вы примеры, которые бы подтверждали этот тезис? Кем стали люди после того, как получили образование дома?

Лейла Сазонтова: Кем стал Марк Твен? Харрисон Форд? А Теодор Рузвельт? А все дворянские дети, которых обучали дома? По-моему, объяснения излишни.

Татьяна Христолюбова: Не считаю семейное образование альтернативой, просто одним из вариантов. В современном обществе нет ценности семьи, нет доверия семье. Если родители имеют силы и возможности обучать ребёнка дома, если этот вариант более комфортен для их уклада жизни, то почему нет?

Лично я не занималась сбором статистики, кем стали люди после того, как получили образование дома. И семейное обучение разрешено у нас не так давно, чтобы накопилась обширная статистика. В Перми, среди моих СО-знакомых, моя дочь самая старшая. Есть интернет-знакомые, у которых дети успешно закончили школьное образование и поступили в вузы. Из имен, которые на слуху, можно привести в пример Асю Казанцеву — нейробиолога, автора лекций и научно-популярной литературы, она обучалась дома.
А можно поразмышлять и о том, что на протяжении истории школа в том виде, что она есть сейчас, существует не так и долго, как-то же человечество развивалось и передавало знания. Можно вспомнить Томаса Эдисона или Джеральда Даррелла.
Если интересна американская статистика, рекомендую книгу Джона Гатто «Фабрика марионеток».

Полина Путякова: Как ни странно, не дворниками! Стали тем, кем хотели быть. Если хотели — поступили в выбранный вуз, если посчитали более целесообразным с точки зрения профессиональных навыков — в среднее специальное учебное заведение.

Наталия Маклагина: Школа нам не гарантирует успех в жизни любого человека. Так же и семейное образование ничего не гарантирует. Успех в жизни вообще не зависит от уровня образования. Многие писатели, изобретатели и учёные обучались индивидуально, когда ещё не существовало школ.

Александра Лыкова: Семейное образование только недавно стало распространяться в нашей стране, поэтому я не знаю лично людей, получивших образование дома.

Я считаю, что не каждая семья способна обучать ребёнка дома. Родителям нужно трезво оценивать свои возможности и способности. Часто родители пускают дело на самотёк, считая, что ребёнок способен учиться самостоятельно. Многим не хватает терпения, кому-то времени. Кто-то не может организовать режим и установить дисциплину. Главное, уметь признаться в своих ошибках, вовремя увидеть проблемы и решать их.

Со старшим ребёнком мы пробовали разные варианты, у нас было много провалов, мы, родители, многому учились сами. Когда ты отдаешь ребёнка в школу, ты частично снимаешь с себя ответственность за его обучение. Когда ты учишь ребёнка дома, ты несешь ответственность за всё. Нам самим пришлось меняться, развиваться, разбираться в своих личных проблемах, работать над своими недостатками. Мы учились взаимодействовать со своими детьми, принимать их такими, какие они есть, искать подход к каждому, понимать их. Теперь с младшими, конечно, всё гораздо проще, выработана своя методика обучения, мы стали терпимее и мудрее.

5. Ваш семейный бюджет выдерживает обучение на дому? На что приходится тратить, обучая ребёнка на дому? Насколько это дороже, чем в обычной школе?

Лейла Сазонтова: Выдерживает. Траты стали более прицельными. На учебники, школьную форму, фонд класса отныне не нужно тратить деньги. Кружки, репетиторы, секции стоят денег. Но кто сказал, что воспитание ребёнка — повод для экономии? Это инвестиции в его будущее, я не особо считаю потраченные на это деньги.

Татьяна Христолюбова: Семейный бюджет выдерживает. Дочь один год проучилась в школе — обучение дома обходится дешевле. Если сдавать аттестации очно в школе, то обучение дома вообще ничего не стоит. Более того, в Пермском крае существует компенсация, которую семьи получают при успешной сдаче аттестаций. Но об этом варианте стоит говорить с тем, кто его выбрал.

В нашем случае, мы платим за дистанционные аттестации. Главное удобство в том, что мы сами выбираем время их сдачи. Дочь серьёзно занимается музыкой, планирует связать с ней дальнейшую жизнь, нам удобно распределять нагрузку таким образом.

Полина Путякова: Каждая семья организовывает образование по-своему — в этом и смысл учиться не в школе. Поэтому вариантов такой организации множество, и затраты у всех разные. У нас они очень маленькие. Годовая подписка на сайт с видеоуроками стоит тысячу рублей. Занятия, так или иначе связанные с дизайном, — около трёх-четырёх тысяч в месяц. Тьютор — две тысячи в месяц. Скаутский отряд и спортшкола — это бесплатные муниципальные занятия.

Из всего этого напрямую с семейным образованием связана только подписка на сайт с видеоуроками и, наверное, тьютор. Все остальные занятия сын посещал бы в любом случае.

При этом в Пермском крае существует возмещение затрат на семейное образование. В зависимости от школы, в которой ребёнок будет сдавать аттестацию, его размер составляет от 15 до 40 тысяч рублей за учебный год. Кроме того, на семейном образовании отпадают все школьные денежные поборы, расходы на канцтовары, рюкзаки и форму. Мне кажется, тут скорее экономия, а не дополнительные расходы.

Наталия Маклагина: Выдерживает. Тратим на разные занятия детей, одежду, еду, путешествия. Думаю, что это не дороже, чем в обычной школе. А может, даже дешевле.

Александра Лыкова: Все семьи по-разному обучают детей, кто-то учит сам, не тратя ни копеечки. У нас обучение выходит очень затратным, т. к. мы прибегаем к помощи репетиторов, используем в обучении дорогие материалы (например, комплект Монтессори-материалов, учебники Русской классической школы и др.). Дети посещают платные занятия.

Наши дети не прикреплены к школе, потому что мы не хотим быть привязанными к школьной программе, поэтому мы не получаем компенсацию. Конечно, мы вынуждены больше работать, но, с другой стороны, мы оба (и я, и муж) занимаемся любимым делом, поэтому нам это не в тягость.

***

Карточки про альтернативное образование.

Интервью с мамой хоумскулера Ольгой Ахметзяновой.

Алексей Семёнычев — о том, чем домашнее образование лучше традиционного.

Битва мнений: Школьное или семейное образование?

Мы сравнили, в каком городе общеобразовательная система работает лучше.