X

7 главных потерь пермской культуры при Игоре Гладневе

Фото: Константин Долгановский

Назначение Игоря Гладнева министром культуры вызвало много споров и предположений, которые деятели, близкие к культурной жизни города, выражали на страницах пермских СМИ.

С февраля 2013-го прошло полтора года, и за этот срок в культурной среде города произошло немало изменений, в том числе и со знаком «минус». «Звезда» собрала 7 самых заметных потерь пермской культуры при Игоре Гладневе.

1. Фестиваль «Текстура»

Фестиваль театра и кино о современности, который проводился с 2010 по 2013 год. В нём три больших отделения: кинематографический, сценарно-драматургический и театральный. Председатель совета фестиваля — Ингеборга Дапкунайте. Ещё летом 2013 года Игорь Гладнев отметил, что работа по организации «Текстуры» уже ведётся, однако возможно секвестирование бюджета ряда фестивалей. В 2013 году «Текстура» всё-таки состоялась, хотя и не в сентябре, а в октябре. А вот на 2014 год средства в бюджете не были выделены. Поэтому члены совета фестиваля решили составить публичное обращение к губернатору Пермского края Виктору Басаргину с просьбой выделить средства на фестиваль в 2015 году. На запрос был получен формальный ответ:

2. Фестиваль «Большая перемена»

Международный фестиваль детского театра, который проходил в Перми с 2010 по 2012 год. На сцене пермских театров выступили как российские театральные коллективы, так и артисты из Швейцарии, Дании, Болгарии, Белоруссии и других стран. Интересно, что «Большая перемена» — это не только спектакли, но и всевозможные мастер-классы и праздники для детей.

Фестиваль планировался и в 2013 году, был утверждён список участников, даны анонсы. Однако за полторы недели до начала дирекция объявила об его отмене. Причина — проблемы с финансированием. Оператор — «Центр по реализации проектов» — не успел передать организаторам выделенные бюджетные деньги и провести необходимые юридические процедуры.

3. Музей PERMM на Речном вокзале

В конце 2013 года были убраны красные человечки и чёрный автомобиль, которые располагались возле здания Музея современного искусства PERMM на Речном вокзале. Арт-объекты «Слава труду» и «Чёрный ангел» мешали олимпийской эстафете, ведь в Перми она стартовала именно с Речного вокзала. Предметы искусства сотрудники PERMM поместили в специальные охраняемые территории, которые есть у музея, — в некое хранилище.

Прошло 9 месяцев, но ни «Чёрный ангел», ни красные человечки в публичном пространстве города не появились. Нет их ни возле нового здания PERMM, ни на их привычном месте возле здания Речного вокзала.

Впрочем, ситуация с самим Музеем современного искусства PERMM также заслуживает отдельного пункта в нашем списке.

После смены курса культурной политики музей PERMM впал в немилость. С 2011 года Пермская епархия вернула себе здание на берегу Камы — таким образом, возникла необходимость переезда Пермской художественной галереи в новое здание (постройка которого по проекту архитектора Петера Цумтора обошлась бы в 1,9 млрд руб.). Но выяснилось, что ремонт Речного вокзала, который, по данным министерства, находится в аварийном состоянии и переезд галереи обойдётся в общей сложности в 900 млн руб. И было принято решение перевезти галерею в это здание. Но сначала нужно было убрать оттуда музей PERMM, чем министерство активно и занялось. В помещения для нового адреса PERMM «сватали» и трамвайное депо на Разгуляе, и одно из зданий на «пермском Арбате» (пешеходной части ул. Кирова).

Комментируя переезд PERMM на Разгуляй, министр культуры края Игорь Гладнев отметил, что «во-первых, решим главную проблему — сохраним художественную галерею для Пермского края, предоставим ей современное, оборудованное специально для её целей здание. Во-вторых, освобождаем кафедральный собор для богослужений. В-третьих, даём новые возможности Музею современного искусства. И, в-четвёртых, получаем мощный толчок к развитию комплекса Первогорода в Разгуляе».

Однако на Разгуляй музей не переехал, потому что там вдруг запланировали музей электротранспорта.

В итоге музей с лета 2014 года арендует помещение на бульваре Гагарина, 24, которое, по словам зам. министра культуры Пермского края Ирины Ясыревой, являлось наиболее привлекательным по цене и по экспозиционным возможностям. Там PERMM будет находиться три ближайших года. Впрочем, администрация музея не оставляет попыток вернуться на Речной вокзал и летом возобновила переговоры с министерством. Впрочем, как считают в пресс-службе музея, эта идея «утопическая, но нам никто не запрещает высказывать свои пожелания».

4. Красные человечки, «Icon man», городской паблик-арт

В середине марта 2014 года пропали, наверное, самые спорные арт-объекты эпохи Гельмана — красные человечки и Icon Man. Разговоры о том, чтобы убрать их из центра города, ходили уже давно. Так, в одной из передач радио «Эхо Перми» мнения слушателей резко разделились, однако с небольшим перевесом (59 %) победили сторонники демонтажа.

Со стороны властей долго не было определённости. Впрочем, после того как символы «культурной революции» были демонтированы за одну ночь, позиция властей стала вполне ясна. Интересно, что руководство PERMM — фактических собственников арт-объектов — предупредить о переносе арт-объектов забыли. Директор паблик-арт-программы Музея современного искусства PERMM Наиля Аллахвердиева тогда отметила, что «министерство нас не поставило в известность, для нас это стало, мягко говоря, большим сюрпризом».

Длинные истории Перми

«Фестиваль „Длинные истории Перми“ — это срочная реанимация городской среды», — так обозначена его миссия на официальной странице проекта.

В 2011 году на бетонных заборах, опоясывающих стройки и промышленные объекты города, появились яркие рисунки. Главными темами фестиваля этого года стали скорость, цвет и космос. Так, более 40 стандартных бетонных заборов совершенно преобразились. В 2012 году проект продолжился. Тему фестиваля обозначили как «Визуальная поэзия», и заборы, не попавшие под кисти в 2011 году, стали площадкой для поэтических и графических работ пермских, российских и зарубежных художников.

«На циферблате звёздного неба бегущей строкой реклама Бога. Люди, нам нужно жить вечно, чтоб успеть прочесть хоть немного». Это знаете где в Перми написано? На заборе»
© Отчёт о поездке в Пермь анонимного блогера

«Длинные истории Перми-2013» не так и не были проведены. Как отметил Марат Гельман в интервью журналу «Рыба» в марте 2013, вместо него был запланирован фестиваль стрит-арта.

Марат Гельман:

— Мы понимали, что нет смысла продолжать «Длинные истории» в том виде, в каком они были, потому что раньше объявляли международный конкурс, только 3 месяца на сбор заявок, потом жюри и так далее — минимум полгода. Ещё, так как уровень очень высокий, будет сложно себя переплюнуть, а надо делать с каждым годом всё лучше и лучше. И третье: когда мы это запустили, история с заборами стала развиваться без нас — местные художники, собственники. Это стало трендом.

Сейчас заборы, раскрашенные два и три года назад, ветшают и шелушатся, обнажая за толстым слоем краски всё тот же серый бетон. Реставрировать рисунки централизованно пока не собираются.

5. Бюджеты пермских театров

Увы, но бюджет Перми и края попал под сокращение. И это коснулось не в последнюю очередь финансирования пермских театров. Об этом много чего уже было написано и высказано. В интервью нашему журналу худрук Пермского академического театра оперы и балета Теодор Курентзис заметил, что в Перми «есть представители „старой гвардии“, которыми движет желание удержать власть в своих руках. Ради этого они готовы держать людей в темноте, тормозить их развитие. В этом вся их история. Они всё время говорят о культурных традициях, не думая о культурном будущем».

Анатолий Пичкалёв добавил, что его «Театр-Театр» «бьётся с Министерством культуры [за бюджет]» с января 2014 года.

К чему приведёт это сокращение, мы узнаем уже в текущем театральном сезоне. Руководство «Театра-Театра» предполагает, что их сезон можно будет закрывать уже в начале ноября 2014 года.

6. Музей «Пермь-36»

Сначала было сокращение бюджета на гражданский форум «Пилорама», который проводился на территории музея политических репрессий «Пермь-36». Затем начались и «идейные» войны против экспозиций музея и его руководства с привлечением тяжёлой артиллерии федеральных телеканалов. Особенно актуально это выглядело на фоне украинской войны и подъёма антифашистских и антибендеровских настроений, когда сторонников сохранения музея обвиняли во всех грехах, включая «отмывание бендеровцев и прочих фашистов».

Игорь Гладнев в интервью телеканалу НТВ:

— Если этот человек держал оружие в руках и его называют коллаборационистом, при этом мотивируя это тем, что не расстреливал сам лично, а стоял в оцеплении. Для меня разницы никакой нет. Я не называю его коллаборационистом, я его называю предателем Родины. Вдруг нам начинают навязывать понимание того, как нам самим оценивать те или иные события, тех или иных персонажей и те или иные явления, в том числе нашего национального характера. Причём делают это так истово и при помощи таких огромных ресурсов, которые в том числе из-за границы идут, что у меня возникает вопрос: откуда такой энтузиазм? И зачем он? И кому он выгоден?

Судьба музея политических репрессий до сих пор на 100 % не ясна. Открытое письмо от общества «Мемориал» на имя губернатора Пермского края Виктора Басаргина так и осталось без продолжения. На 13 октября 2014 года назначен суд в Арбитражном суде по поводу раздела имущества всего музейного комплекса. Руководство музея говорит о том, что экспонаты уничтожаются, культурные власти региона это отрицают.

7. Фестиваль «СловоNova»

Поэтический фестиваль «СловоNova» проводился в Перми с 2010 по 2013 год. Миссия фестиваля — представить зрителю лучших российских поэтов. В программе фестиваля были авторские чтения, научные дискуссии, поэтический театр, слэм, видеопоэзия от самых талантливых поэтов со всей России. Виталий Кальпиди, Андрей Родионов, Вера Полозкова, Линор Горалик и многие другие были гостями фестиваля. Впрочем, 2013 год стал последним для «СловаNova», да и само мероприятие пришлось перенести с декабря 2012 на конец марта 2013. А вот бюджет на 2014 год не предполагал средств на проведение фестиваля. Стоит ли ждать фестиваля в 2015 году — непонятно, однако в СМИ просочилась информация, что вместо «СловоNova» планируется провести подобный фестиваль, но с сильно урезанным бюджетом. Авторами концепции фестиваля выступят поэты Борис Эренбург, Павел Чечёткин и Юрий Куроптев.

Что мы получили взамен

Стоит отметить, что, несмотря на отмену некоторых культурных событий, трудно сказать, что Пермском крае фестивальный дефицит. Хотя, очевидно, что размах и стиль, что называется, уже не тот.

Например, уже не первый год существует большой проект «59 фестивалей 59 региона». В течение всего лета в городах и сёлах края проходили самые различные мероприятия. Например, в селе Буб Сивинского района 5 июля прошёл фольклорный фестиваль «Родные напевы». В Березниках, на территории Нижне-зырянского водохранилища, 18-20 июля был проведён фестиваль русского комара, ну, а жители деревни Казаево Кунгурского района 19 июля радовались празднику огурца. Да и «Белые ночи в Перми» в этом году пусть и формально, но всё-таки состоялись.

Вопрос лишь в том, насколько эти мероприятия — шаг вперёд в культурном развитии региона.