Ограничение на торговлю алкоголем: Решение проблемы или видимость борьбы?

В истории Российской империи, а потом и Советского Союза антиалкогольные кампании проводились не единожды. Прекращали промышленное производство алкоголя, вырубали виноградники, повышали акцизы, ограничивали время продажи, открывали лечебно-трудовые профилактории и ужесточали наказание за пьянство. Кампании начинались и заканчивались, а алкоголизм как был, так и остаётся серьёзной проблемой для России. Мы и сейчас переживаем что-то вроде медленно, но верно набирающей обороты антиалкогольной кампании. Ограничение продаж по времени суток, по возрасту, по праздникам. Имеет ли это смысл? Помогает ли это «протрезвить» общество? А может быть, принуждение к здоровью ущемляет наши права?

33
34

Анастасия Сечина

Журналист, координатор фестиваля «Мосты»

Плач по пьяной девочке

Запретов сегодня вводится так много, что естественной реакцией на них всё чаще становится нервный смех. Вот и над ограничением продажи алкоголя в определённые дни мы тоже покатываемся со смеху. Соглашусь — некоторые из них действительно нелепы. Какой смысл запрета, например, 1 сентября? Не припомню ни школьников, рвущих по пьяной лавочке свои тетради на британский флаг, ни бурно отмечающих начало учебного года взрослых. Бывает ещё забавней: так, в Оверятах безалкогольным решено сделать День строителя. Почему не бухгалтера?..

Но всё-таки я за эти ограничения. Объясню.

Помните ли вы время, когда курить было разрешено почти где угодно? Стоять на остановке и вдыхать табачный дым — вот это было нормой. И помните, как быстро нормой стали иные порядки? Я, курильщица в прошлом, теперь совсем не понимаю, как же мы, не думая об окружающих некурящих, дымили в тамбурах, курили в кафе и ресторанах, пускали дым на детских площадках, смолили в ожидании автобуса и кочегарили по подъездам. Что интересно, некурящие нашу дурную привычку для себя тоже воспринимали как норму, ну, или как неизбежное зло.

А потом вдруг оказалось, что можно иначе, и теперь смельчак, затягивающийся на автобусной остановке, получит с дюжину осуждающих взглядов — как минимум, а с детских площадок курильщики уже и безо всяких взглядов мигрируют дымить под сень ближайшего дуба. Когда антитабачная кампания начиналась, было, как водится, много скептицизма в её отношении, а некоторые, особо заядлые, даже пытались говорить о нарушении своих прав и дискриминации. Но сейчас, кажется, не осталось тех, кто готов активно выступать против ставшего привычным порядка.

С ограничениями продажи алкоголя примерно так же. Вспомните, сколько слов было сказано о глупости ограничений по времени. А теперь мы не только к ним привыкли, но и действительно стали меньше пить — количество алкоголя на душу населения в регионах с ограничениями сократилось, и это подтверждают исследования Высшей школы экономики, проведённые путём анонимных опросов (это контраргумент тем, кто сейчас начнёт говорить про самогон и контрафакт). Причём понятно, что запреты никак не коснулись ни трезвенников, ни алкоголиков — последние всегда найдут. Они про другое — про культуру пития.

И целые безалкогольные дни имеют смысл в том же самом контексте. Они приучают нас к новой норме.

Конечно, про Последний звонок и выпускные можно сказать: зачем нужен дополнительный запрет, если и так есть ограничения на продажу алкоголя несовершеннолетним, причём с серьёзными штрафами и лишением лицензий? Лишь предположу, что в день массового выплеска подростков во взрослую жизнь этот запрет даёт сбой и поэтому его решили усилить. И, знаете, я вполне могу понять тех, в ком блюющая с перепою девочка в белых бантах вызывает не только отвращение, но и жалость. Её вход во взрослую жизнь получается совсем не таким, каким бы ей самой хотелось — без фанфар, красной дорожки и, возможно, собственной невинности, зато с дикой головной болью, жгучим стыдом и немым родительским укором. Причём получит это всё вчерашний ребёнок не из-за плохого воспитания или склонности к чрезмерному потреблению, а с перепугу или непривычки, от эйфории новой жизни или на спор, да просто по глупости. Скажите, ну зачем это?..

А кроме Последнего звонка, есть ещё массовые городские гулянья и фестивали, разнообразные Дни пограничника, десантника и прочих защитников необъятной. Нет, я не сторонница абсолютной трезвости, даже близко. «Что-то недоброе таится в мужчинах, избегающих вина, игр, общества прелестных женщин, застольной беседы» — воистину! Да только никто и не вводит сухой закон. Хотите — покупайте заранее и пейте, вопрос не в том: пить или не пить, а в том: как это делать. Когда мой муж рассказывает про Ташкент, где жил когда-то и пьяных людей на улице видел лишь дважды (причём оба раза подшофе были русские), мне становится неловко и горько вздыхается по банальному словосочетанию «культура пития».

Вы скажете, что запреты не способны научить нас ей. Что они лишь ограждают от чрезмерного потребления тех, кто и так пил без особого фанатизма. Что они лишь останавливают наши порывы бежать ещё за одной, когда алкоголь уже закончился, под стол свалились не все, а душа требует продолжения банкета.

Но я возражу. Когда-то для нас нормой был разгром десантниками рынка в День ВДВ, кучки шатающихся пьяных людей в дни массовых праздников и спящая на лавочке девочка в кружевном переднике в день Последнего звонка. Ограничения помогают вывести всё это в разряд исключения и вводят в обращение новую норму, как это произошло когда-то с курением в общественных местах. Если это не шаг к культурному потреблению, то что?

33

Максим Артамонов

Журналист «Звезды»

Запретами не отделаешься

Уже не первый год в Пермском крае действует запрет на продажу алкоголя в праздничные и околопраздничные дни, и чиновники разных уровней любят этим щеголять перед своими коллегами из других регионов, да и перед обывателями тоже, пытаясь повысить в их глазах авторитет власти. Давайте разберёмся, что к чему.

Запрещать можно что угодно, и зачастую это оборачивается совершенно противоположными результатами. И даже, наверное, не потому, что «тот, кому нужно, всё равно найдёт».

При всех благих целях, которые искренне или неискренне ставятся теми, кто имеет возможность эти запреты реализовывать в действительности и проводить через нормативно-правовые акты, в конечном итоге получается обратный эффект.

Вам не нравится, что на улице во время Последнего звонка много пьяных (теперь уже вчерашних) школьников? Постойте, но какому здравомыслящему человеку вообще может нравиться, что подросток — по сути, ещё не сформировавшаяся личность — может пойти в магазин, купить «напиток храбрости», а потом совершить административное правонарушение или даже преступление? Простыми запретами на продажу алкоголя здесь не отделаешься, потому что проблема в «культуре пития». Ведь не вино же виновато, что его покупают.

Сегодня уже есть механизмы, которые снижают, пусть и незначительно, приобретение алкогольной продукции несовершеннолетними: это обязанность продавца-кассира — требовать паспорт при покупке алкоголя.

Самый простой пример. Перед праздниками практически на всех магазинах висят объявления о том, чтобы граждане «планировали свои покупки алкогольной продукции заранее». Это не пропаганда алкоголизма, которая напрямую связана с запретом? И чем поможет запрет, когда любителям выпить всего на один день закрыт доступ к «горячительным напиткам»? Его можно приобрести просто за денёк-другой пораньше. Уже один только этот факт перечёркивает все запреты, превращая их в профанацию.

Из новейшей истории нашей страны можно вспомнить, к чему привела широкая антиалкогольная кампания, которая проводилась в СССР в середине 80-х годов прошлого теперь уже столетия. Проблему все эти запреты не решили, но негативный общественный резонанс вызвали очень большой. Хотя и цели-то были очень нужные для общества.

Какие-либо запреты могут быть эффективны только тогда, когда уже создана определённая почва в обществе и социум готов сказать, что пьянство — это не норма, а отравление его собственной жизни и жизни окружающих его людей. Но это уже будут даже не запреты, а повседневная общественная практика, и не факт, что тогда потребуется какое-то юридическое (читай: формальное) оформление.

Чтобы хоть как-то приблизиться к понимаю причин пьянства и способов изживания такого явления, надо ставить вопрос по-другому: кому выгодно? Но это, кажется, тема для уже отдельного добросовестного исследования.

34