ЕГЭ: Справедлива ли такая система оценки знаний?

В конце марта начинается пора досрочной сдачи ЕГЭ. Мы попросили журналистов «Звезды» высказать свои точки зрения на тему такой формы сдачи выпускного экзамена. А на чьей стороне вы?

32
60

Евгений Плотников

Парламентский корреспондент газеты «Звезда»

Кому не нужна объективность?

Мой преподаватель литературы в старших классах и по совместительству классный руководитель, мягко говоря, немного меня недолюбливала. То ли за полный игнор общественной работы типа сбора металлолома и макулатуры, то ли за наплевательское отношение к общепринятым нормам поведения вроде курения на школьном крылечке в перемены, то ли просто за дурной характер и раздутое до гигантских размеров самомнение. Ну, а поскольку «неудами» за поведение и разного рода морализаторствами меня было не напугать, то учитель била по святому: тройками и двойками по своему предмету. Ведь если захотеть, то повод всегда найдётся. Не раскрыл характеры главных героев, не отразил в полной мере исторический контекст, не использовал цитат классиков марксизма-ленинизма, не указал руководящей и направляющей роли Коммунистической партии Советского Союза. А при оценке моих сочинений можно было вообще не париться и ставить «трояк» только за почерк, ибо он у меня и впрямь не выдающийся.

Понятно, что выпускной экзамен у меня принимала мой педагог в единственном числе, и она оценила мои знания на твёрдое «удовлетворительно». Эта тройка в аттестате, которая очень расстроила моих родителей и на всю жизнь стала для меня памятником субъективизму, не помешала мне впоследствии прийти в журналистику, поступить на журфак в Уральский госуниверситет в Екатеринбурге и получать по всему литературному спектру предметов только отличные оценки.

Но даже тогда, будучи школьным выпускником и довольно эмоциональным парнем, я не бунтовал и не жаловался по поводу заниженной экзаменационной оценки, хотя очень хотелось. Считал, что такая система личностной оценки знаний когда-нибудь умрёт сама, потому что она несправедлива.

Поскольку я обладал буйной фантазией, то представлял будущих экзаменаторов в виде человекоподобных роботов. Что для этих роботов без разницы, кто им сдаёт экзамен и как этот экзаменуемый выглядит в глазах преподавателей. Ты рассказал билет — робот его проанализировал в соответствии с заданной программой и выдал оценку. Ну, а по результатам таких вот экзаменов выставляются оценки уже самим преподавателям. Такой представлялась моя месть старой советской экзаменационной системе.

Самое интересное, что страна пришла к подобной системе всего-то через четверть века. Внедрение школьного тестирования на всех этапах обучения, введение Единого государственного экзамена, опять же в виде тестов, поступление в вузы (за исключением единичных и творческих) по результатам ЕГЭ сопровождались традиционными воплями педагогической общественности и разного рода VIP-родительскими объединениями. Что новая система оценки знаний никуда не годится, что она делает из головы школьника компьютер по сдаче тестов, что она совсем не нацелена на формирование личности школьника и на развитие его мышления.

На мой же взгляд, единственный «недостаток» системы тестовой оценки знаний — это исключение из этого процесса преподавательского сообщества, которое, чего уж там скрывать, всегда «подрисовывало» отличные оценки тому, кому надо. Так что это скорее достоинство. Что преподаватель вложил в голову ученика, то ученик и отразит в тесте. А результат посчитает компьютер. Ему без разницы, как зовут ученика, кто его педагоги, родители, дяди и тёти, сколько лет его учили и сколько денег вложили в репетиторов. То же самое касается поступления в вузы. Искать контакты с ректорами сегодня бесполезно. Если у абитуриента из состоятельной и известной семьи «троечные» результаты ЕГЭ, то о МГУ лучше сразу забыть. И о бюджетном месте в ПГУ — тоже. Зато если у абитуриента результат 270 баллов по базовым предметам и выше, то он пройдёт по конкурсу на бюджетное место в любой российский вуз. Даже если у него очень простая фамилия и довольно средняя по доходам семья. Такие примеры с поступлением на бюджетные места в МГУ среди пермских школьников есть.

Понимаю, что пока сам не пройдёшь через новую систему, то не поймёшь её плюсов и минусов. Да, я сам не сдавал ЕГЭ, но у меня есть дочь, которая учится в пятом классе. Я, как, наверное, всякий отец, хотел бы, чтобы она была отличницей. Она старается, но есть жёсткие требования преподавателей. Малейшая помарка — снижение оценки на балл, ошибка — сразу «трояк» или того хуже. Поэтому быть круглой пятёрочницей пока не получается, проскакивают единичные четвёрки. Но зато в начальной школе каждые полгода шли тестирования по базовым предметам. И там уж всё становилось на свои места. К примеру, один из последних тестов по русскому языку показал результат 85 баллов из 100. Это был лучший результат в школе и десятый результат в городе. Моя мать, в далёком прошлом сама педагог, очень этому факту удивлялась. Говорила: «Ну как же так?! У внучки такой высокий уровень в тесте, а за год по русскому выводят четвёрку?!» Я ничего не отвечал и не разбирался. Пусть выводят хоть четвёрку, хоть даже тройку. Лишь бы выдавали нужный объём знаний, уровень которого не сможет занизить даже самая умная счётная машина.

32

Владимир Соколов

Журналист «Звезды»

А вы, друзья, как ни садитесь...

Восьмой год школьники почти всей страны сдают Единый вступительно-выпускной экзамен (ЕГЭ). По задумке инициаторов, кроме прочих благ, единый экзамен должен был похоронить коррупцию в вузах и дать равный доступ к социальному лифту выпускникам всех школ. Результат?

Во-первых, коррупцию мы не победили, а переместили и рассредоточили по местам. Из года в год вспыхивают скандалы по поводу нарушений процедуры проведения экзамена, а «кузницами талантов» совершенно неожиданно становятся регионы, ранее аномально высокими способностями школьников не отличавшиеся.

Во-вторых, от возможности поступить в престижный столичный вуз у родителей сельского самородка не появятся деньги на оплату проезда и проживания любимого чада в большом городе. Отсев по социальному признаку как был, так и остаётся.

Но главное, на мой взгляд, не в том, что непродуманная затея не привела к анонсированным результатам. Главное — сама форма экзамена. Она такова, что ребёнка приходится отдельно от основного учебного процесса специально натаскивать на сдачу ЕГЭ. Ведь в процессе обучения знания оцениваются по совсем другой методике. Появились даже репетиторы, специализирующиеся именно на этом. Но зачем тратить время, силы и деньги лишь для того, чтобы научиться хорошо заполнять экзаменационный бланк? Может быть, в школе следует научить ребёнка пользоваться полученными знаниями и добывать новые, а не закладывать в голову мёртвый груз постулатов лишь для того, чтобы он правильно расставил галочки в тестовых листах?

Для меня вообще всегда оставался загадкой смысл выпускных школьных экзаменов. Они для кого? Никто не всматривался в эти циферки. Вступительные же экзамены в вузах и прочих учебных заведениях, на мой взгляд, необходимы. Если не учитывать коррупционную составляющую, которая, как говорилось выше, есть при любом раскладе, вступительные экзамены позволяют в режиме живого диалога выяснить не только уровень знаний абитуриента, но и его способность думать вообще. Любой преподаватель без труда определит потенциального студента, поможет справиться с волнением, выявит глубину знаний и потенциал ребёнка. Неспроста некоторые вузы ввели дополнительные вступительные испытания. К такому решению пришли после того, как престижные учебные заведения наводнили «гении», не умеющие говорить предложениями длиннее трёх слов.

И всё же в большинстве вузов для поступления теперь достаточно лишь высокого балла по результатам ЕГЭ. Это привело в резкому росту количества «достойных» и коммерческих вузов, а также к снижению квалификации выпускников.

Сторонники ЕГЭ поговаривали о том, что введение единого экзамена должно было стать настолько прогрессивной мерой, что наши аттестаты о среднем образовании стали бы признавать в других странах. Приводились и другие весомые аргументы. Прошло восемь лет. Уже можно говорить о каких-то результатах. Насчет уровня знаний современных абитуриентов вам расскажет любой преподаватель вуза. И я уверен, что ничего хорошего вы не услышите. О том, что дипломы о высшем образовании в нашей стране давно ничего не значат, я думаю, говорить тоже не надо. Поэтому как бы ни старались сторонники реформ, проведённых за последние десятилетия в образовании, доказать, что они во благо, — убедительными они не будут. Факты — вещь упрямая.

60