X

Рассылка

Подкасты

Стань Звездой

Каждый ваш вклад станет инвестицией в качественный контент: в новые репортажи, истории, расследования, подкасты и документальные фильмы, создание которых было бы невозможно без вашей поддержки.Пожертвовать
Фото: The Art Newspaper Russia

Пририсовали глазки. Как в музеях защищают картины от вандалов, и возможно ли предусмотреть всё

В «Ельцин Центре» неизвестный пририсовал шариковой ручкой глаза на двух из трёх фигур на картине из собрания Третьяковской галереи. Полиция уголовное дело возбуждать не стала: якобы ущерб незначительный и легко исправимый. Мы выяснили, были ли в пермских музеях подобные прецеденты, как работает система безопасности и кто занимается страхованием произведений искусства при их переезде.

7 декабря в «Ельцин Центре» от рук вандалов пострадала картина из собрания Третьяковской галереи. Работа Анны Лепорской «Три фигуры» (1932-1934) экспонировалась на выставке «Мир как беспредметность. Рождение нового искусства». Неизвестный нарисовал шариковой авторучкой глаза на головах двух из трёх фигур картины.

Акт вандализма обнаружили посетители выставки. Они рассказали об этом сотрудникам «Ельцин Центра». Полотно сняли с экспозиции. На следующий день его осмотрел реставратор Третьяковки. Работа специализированной транспортной компанией была возвращена в Москву (выставка продолжает работать до 20 февраля).

На заседании реставрационного совета Третьяковки прошло обследование картины. Реставраторы говорят, что чернила немного проникли в красочный слой, поскольку титановые белила, которыми написаны лица, не покрыты авторским лаком, как это часто бывает в абстрактной живописи того времени. Вандал рисовал ручкой без сильного нажима, и поэтому рельеф мазков в целом не был нарушен. У левой фигуры на лице также зафиксирована мелкая выкрошка красочного слоя до нижележащего.

Анна Лепорская (1900-1982) была ученицей Казимира Малевича и супругой художника Николая Суетина. Её работы входят в собрание не только Третьяковской галереи, но и Русского музея. Реставрация её картины «Три фигуры» обойдётся в 250 тыс. руб. Деньги будут выделены компанией «АльфаСтрахование», которая перед отправкой на выставку застраховала картину на 74,9 млн руб.

Картина Анны Лепорской «Три фигуры» на выставке «Мир как беспредметность. Рождение нового искусства» в «Ельцин Центре». До повреждения Фото: Ельцин Центр

Полиция отказалась возбуждать уголовное дело из-за незначительного ущерба. «В данном случае отсутствуют признаки состава преступления, предусмотренного ст. 167 УК РФ, так как картина своих свойств не утратила», — говорится в постановлении. По некоторым данным, дирекция «Ельцин Центра» обратилась в полицию спустя две недели после акта вандализма. В залах стояли камеры видеонаблюдения, но «Ельцин Центр» не предоставил информации о человеке, совершившем акт вандализма. Якобы серверы хранят информацию с камер только три дня, поэтому видео не могло быть предоставлено.

Руководитель Арт-галереи «Ельцин Центра» Илья Шипиловских отказался от комментариев. В пресс-службе «Ельцин Центра» интернет-журналу «Звезда» рассказали, что не комментировали эту ситуацию по горячим следам, поскольку шло внутреннее расследование инцидента, взаимодействие с правоохранительными органами, подтверждение страхового случая.

«Ельцин Центр готов передать всю собранную в результате внутреннего расследования информацию, включающую записи с видеокамер, в правоохранительные органы. Хотим обратить особое внимание, что сотрудники центра к совершению акта вандализма не причастны», — рассказали там.

В пресс-службе также добавили, что после инцидента с картиной Анны Лепорской в «Ельцин Центре» проведён пересмотр протоколов безопасности:

«Над всеми картинами выставки в Арт-галерее установлены защитные экраны. Надеемся, что подобные происшествия с произведениями искусства на нашей территории в будущем исключены».

В начале года Минкульт пожаловался в Генпрокуратуру РФ на отказ в возбуждении уголовного дела с просьбой его переквалификации по ст. 243 УК РФ с формулировкой «уничтожение или повреждение объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации, включенных в единый государственный реестр объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов РФ», которая предусматривает иное наказание.

Акты вандализма периодически происходят в музеях России и мира. С 1956 года на самую известную картину да Винчи «Джоконда» нападали четыре раза. Полотно Рембрандта «Ночной дозор» трижды становилась мишенью вандалов: в 1911 году бывший корабельный кок хотел проколоть его ножом, в 1975 году безработный учитель нанёс по картине 12 ударов ножом, а в 1990 году в картину плеснули кислотой, но пострадал только слой лака.

В 2020 году неизвестные злоумышленники облили маслянистым веществом из пульверизатора около 70 экспонатов музея Пергамон, Нового музея и Старой национальной галереи на Музейном острове в Берлине — древнеегипетские саркофаги, каменные изваяния и картины XIX века.

Музейный вандализм не имеет национальных границ. Происшествия случаются и в российских музеях. В 1985 году литовец Бронюс Майгис несколько раз ударил ножом картину Рембрандта «Даная», которая выставляется в Эрмитаже, и плеснул в неё серной кислотой. В 2018 году в Третьяковской галерее пьяный турист металлическим столбиком ограждения разбил стекло картины и повредил полотно Ильи Репина «Иван Грозный и сын его Иван 16 ноября 1581 года».

Илья Репин «Иван Грозный и сын его Иван 16 ноября 1581 года». После нападения Фото: Агентство городских новостей «Москва»

Нападения на произведения искусства происходят и в пермских музеях. Директор Пермской художественной галереи Юлия Тавризян говорит, что в Пермской галерее произошёл подобный случай в конце семидесятых годов прошлого века. Один из посетителей нацарапал на картине «Птичий двор» кисти голландского художника XVII века Мельхиора де Хондекутера надпись: «Оля, 17 лет». Испорченную картину обнаружили на обходе хранители. «Это была ошибка смотрителей», — объясняет она. Инцидент замяли, он не вышел за стены Пермской галереи. В милицию по поводу порчи картины никто не заявлял. Её сняли с постоянной экспозиции и отдали специалистам на реставрацию.

Мельхиор де Хондекутер «Птичий двор» Фото: Пермская художественная галерея

Особенно часто в Перми нападали на паблик-арт-объекты. Так, в 2010 году неизвестные попытались взорвать «Ротонду» художника Александра Бродского. В этот же период пермской культурной революции нападению подвергались «Красные человечки» Андрея Люблинского, «Пермские ворота» Николая Полисского. Эти паблик-арт-объекты пытались поджечь. Во всех случаях были возбуждены уголовные дела, однако злоумышленники не были найдены.

Александр Бродский «Ротонда». После нападения вандалов Фото: Нина Цухишвили

С современным искусством часто происходят курьёзные случаи. Директор Музея современного искусства PERMM Наиля Аллахвердиева вспоминает, как вместе с подругой проходила стажировку в лондонском Tate Modern. На выставке была инсталляция с большим количеством мелкого мусора, а рядом стояли швабры и метёлки. «Мы взяли метёлки и начали подметать этот мусор, к нам подошел охранник и сказал, что не нужно этого делать, потому что это произведение искусства», — смеясь, вспоминает она.

В PERMM подобный случай произошёл в 2014 году на выставке «Отцы и дети». Маленьким посетителям выставки особенно приглянулся экспонат «Собака, захлебнувшаяся в потоке солнечного света» Елены Лапко. Её скульптура была сделана из кубиков рафинада. В какой-то момент вышла статья с заголовком: «В Перми на выставке „Отцы и дети“ запретили лизать экспонаты».

Елена Лапко «Собака, захлебнувшаяся в потоке солнечного света» Фото: Музей PERMM

«Мы часто делаем выставки, которые позволяют людям удовлетворить потребность в тактильном контакте. Так было на выставке „Пикник“, на которой можно было, переодевшись в одежду медведя, спать в палатке. Современные музеи вообще разворачиваются в сторону демократических практик. Сейчас у нас идёт выставка Пети Стабровского, и на втором этаже зритель может делать всё, что хочет», — рассказывает Наиля Аллахвердиева.

Юлия Тавризян добавляет, что на детских выставках в Пермской художественной галерее есть экспонаты, которые можно трогать. Они снабжены специальными табличками.

Поскольку музеи часто сталкиваются с актами вандализма, была создана система страхования произведений искусства. Пермская галерея и PERMM страхуют произведения даже при перевозке внутри города, например, когда отдают экспонаты в муниципальные музеи или на «Арт-Пермь». При этом перевозка осуществляется специальной транспортной компанией, у которой есть оборудованный транспорт с пневмоподвеской, климатконтролем, креплением ящиков, и при сопровождении вооруженной охраны.

«Но есть человеческий фактор, — говорит Юлия Тавризян. — Смотрители могут недоглядеть, а в музеях, особенно в больших помещениях, встречаются „слепые зоны“ для видеокамер. Каждый раз, когда галерея принимает выставку, — это риск».

Экспонаты страхует страховая компания, у которой есть лицензия на осуществление такой деятельности. Стоимость рассчитывается на основании современных аукционных цен. Цену рассчитывают эксперты, а фондовая закупочная комиссия музея её закрепляет.

«Стоимость произведения искусства постоянно меняется и нужно постоянно мониторить цены, чтобы в случае наступления страхового случая можно было бы купить работу такого же качества», — говорит Наиля Аллахвердиева.

Страхование очень важно, убеждена она. Последний страховой случай в музее современного искусства PERMM был связан с повреждением экспоната при монтаже в Челябинске. Третий слой оргстекла работы Владимира Потапова не удержался и откололся. Страховая компания выплатила компенсацию, музей привёз в Пермь художника, и он восстановил собственную работу.

Важную роль в предотвращении вандализма играет система охраны музеев. В Пермской художественной галерее создана трёхуровневая защита: большинство предметов экспозиции закрыты защитными стеклами, помещения оборудованы видеокамерами, у всех смотрителей есть тревожные кнопки. Витрины оборудованы датчиками движения, а окна галереи — решетками.

Музей PERMM отказался от смотрителей на многих выставках, на которых не представлены коллекционные экспонаты. «Не имеет смысла ставить смотрителей на выставке, которая предполагает взаимодействие зрителя с экспонатами», — убеждена Наиля Аллахвердиева. Но если PERMM показывает выставку музейного уровня, уровень безопасности определяет отправляющая сторона. Контур безопасности в этом случае может быть очень жёстким, и кроме смотрителей там должна быть установлена дополнительная защита. Так было на выставке Дмитрия Пригова из собрания Третьяковской галереи.

«Для меня то, что случилось в „Ельцин Центре“, немыслимая ситуация. Как могло случиться, что в зале не было ни одного смотрителя? Даже если ему нужно было уйти, его должны были сменить», — заключает Наиля Аллахвердиева.

О проектеРеклама
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС77-64494 от 31.12.2015 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Учредитель ЗАО "Проектное финансирование"
E-mail: web@zvzda.ru
18+

Программирование - Веб Медведь