X

Подкасты

Рассылка

Стань Звездой

Каждый ваш вклад станет инвестицией в качественный контент: в новые репортажи, истории, расследования, подкасты и документальные фильмы, создание которых было бы невозможно без вашей поддержки.Пожертвовать
Фото: Сергей Сигерсон
87статей

В этой рубрике мы публикуем рецензии на книги. А также анонсы и отрывки книг, готовящихся к выходу в ведущих российских издательствах.

Что такое парижский шарм и кто был первым либертеном? Семь книг о культуре столицы Франции

В начале XX века «Русские сезоны» и «Мир искусства» Дягилева взорвали Париж. Но и столица Франции постоянно взрывает мир искусства своими новациями в любой области, невзирая на сезон. Интерес к Востоку подпитывал европейское любопытство к восточной в тамошнем понятии Руси. Вместе с независимым книжным магазином «Пиотровский» выбрали семь важных книг про разные стороны парижской культуры, многие из творцов которой активно участвовали в проектах Сергея Дягилева.

Аньес Рокамора «Одевая город. Париж, мода и медиа»

В сезон всеобщего раздевания на жарком солнце важно, во что ты остаёшься одет. Даже больше, чем в остальные сезоны. Тут свои расклады (а также развесы, разносы). И тон процессу пару веков задаёт городок на Сене. Внешне такой анархичный, он стал просто диктатором вкусов в искусстве, поведении, моде.

Лондонская профессорка про парижские мифы. Как искусство с журналистикой сформировали парижский стиль, транслировали его вначале на «продвинутые» слои, затем повсюду, переходя границы стран и приличий. Много места и в тексте, и на иллюстрациях отведено одной металлической башне, по которой любят бегать все, начиная от Фантомаса с Неуловимыми мстителями и заканчивая обычными молодожёнами или необычайно шаловливой девчонкой-провинциалкой Зази, любимой не только во Франции.

Фото: Сергей Сигерсон

Цитата

«Шарм парижанки заключается в том, что она движима умом. Можно сказать, она очерчена кистью разума. Её тело диктуется умом. Парижанка, таким образом, остроумна и одухотворена... у неё бунтарской характер».

Виктория Балашова «Коко Шанель. Императрица высокой моды»

Строгое маленькое чёрное платье и изысканные костюмы для балета «Русских сезонов». Компания вечно молодых, вечно пьяных парижских поэтов-сюрреалистов и заседания организаторов богатейших ювелирных салонов. Миры запаха и цвета, фактуры и идей, ткани и камня. Любовные романы, связи, дружбы с российскими великими князьями, британскими богатыми шалопаями, испанскими безумными гениями, германскими фашистскими дипломатами. Начиная с песенок в кабаре, эта дама покорила не одну мировую сцену, включая голливудские павильоны. Полная биография вездесущей Коко в двух вариантах издания (в том числе в серии «Жизнь замечательных людей»).

Фото: Сергей Сигерсон

Цитата

«Выйдя из гондолы, убитые горем Кохно и Лифарь собрались было проползти до вырытой ямы на коленях. Раздражённая Габриэль не позволила им этого сделать: „Прекратите паясничать!“ Лифарь всё-таки бросился в итоге в могилу и заменил запонки на рукавах мэтра на свои, дягилевские же хранил до последних дней своей жизни. Но Габриэль раздражало открытое проявление чувств на людях: она ненавидела выплёскивать эмоции и не переносила, когда кто-то прилюдно выворачивал душу».

Пьер Ла Мюр «Лунный свет. Роман о Дебюсси»

К этой книге автор основательно подготовился: исследовал романтические истории французского Индокитая, написал несколько биографических романов про музыкантов и художников, поучаствовал в экранизации одного из них («Мулен-Руж» про Тулуз-Лотрека). Оттого история первого знаменитого импрессиониста-композитора удалась на славу.

Здесь и поиски-метания таланта, и случайные эротические приключения в гробнице, и работа над чужими мелодиями ради денег, и потери любимых женщин, и безумные поступки: «Недостаток практического ума и безответственность Дебюсси были главными чертами его характера». Но самое важное, много музыки. Это роман не только о музыканте, но и о том, чем он жил.

Фото: Сергей Сигерсон

Цитата

«Слава Богу, она не дура. Эти три дня были великолепны. Прекрасно любить и быть любимой, давать и получать наслаждение. Но что будет дальше? Ничего. Это была глупость, а у неё нет времени на глупости. В её деле надо быть благоразумной, не то окажешься у фонарного столба. Ничего подобного не должно с ней случиться. Она на пути наверх и намерена подняться на самую вершину. И ни один мужчина не сможет встать на её пути. Никакой бедный музыкант не сможет разрушить её карьеру».

Себастьян Фолкс «Парижское эхо»

Студентка-историк мечтает уехать в город на Неве, чтоб на Невском проспекте застрелить жену возлюбленного из револьвера с перламутровой рукояткой. А пока вынуждена довольствоваться Парижем, где изучает повседневную жизнь женщин при оккупации. Неожиданно появляется помощник — разведённый университетский красавец-интеллектуал, спец по романтизму в поэзии, «новой волне» в кино, долгим разговорам под вино.

Третий герой этой очень запутанной истории появляется на страницах нелегально — ищет пропавшую где-то в недрах большого города мать, борется за свою идентичность и значимость (Марокко!). Проблемным оказывается докопаться до правды по всем пунктам. Не только про истинное отношение героев друг к другу, но и про отношение выживших к конфликтам, при которых они присутствовали (либо участвовали), будь то коллаборационизм и движение Сопротивления в т. н. Второй Мировой войне, алжирская война 1960-х или непрекращающаяся война полов. Везде есть место предательству и жертвам, поражениям и победам.

Фото: Сергей Сигерсон

Цитата

«Зимние дни в Париже вызывают совершенно особое чувство. Воздух — очень сырой и как бы заполняет тебя изнутри. Всё вокруг выглядит недоступным, хотя, возможно, только для тех, у кого нет денег. В кафе „Житан“ я мог бы позволить себе бутылку колы или чашечку эспрессо, но на дежурное блюдо с дополнительной порцией картошки мне бы не хватило. От идеи провести остаток дня в ресторанной духоте пришлось отказаться».

Линда Рэйвин Лоддинг «Портреты Пепетты»

Те, кто нам близки и дороги, кажутся самыми интересными и красивыми. Даже если у них слишком длинные уши, запуганный взгляд и волосатые руки и ноги. Даже если они крольчихи. Вот и простая парижанка дошкольного возраста больше всего на свете любит свою Пепетту. Потому считает её достойной кисти самых интересных из встреченных художников. Дали, Пикассо, Шагал, Матисс создают весьма своеобразную галерею на Монмартре.

Фото: Сергей Сигерсон

Цитата

«Не успели подружки выйти из-за угла, как им навстречу бросился мужчина в тельняшке. „О, какие уши! — воскликнул он. — Никогда ещё я не видел таких прекрасных ушей. Я должен нарисовать портрет твоего кролика!“ Жозетта заметила, что Пепетта покраснела. Никогда ещё никто не называл её уши прекрасными».

Симона де Бовуар «Гостья»

В дебютном романе самая знаменитая экзистенциалистка рассказала, конечно, о том, что знала больше всего. Жизнь, смерть, любовь — вокруг трёх этих важнейших вещей вертится всё в разговорах, делах, мыслях у завсегдатаев богемных парижских кафешек межвоенного периода. Особенно вокруг любви. Здесь обширное поле не только экспериментов, проб и ошибок, но и обретений. Например, обретения своего языка для выражения мыслей в треугольнике отношений, где углы порою слишком остры.

Фото: Сергей Сигерсон

Цитата

«Слабо улыбнувшись, Инес ушла. „Вы никогда ей не звоните?“ — спросила Франсуаза. „Никогда, — раздражённо ответила Ксавьера. — Если я три раза ночевала у неё, это всё-таки не причина, чтобы всю жизнь с ней встречаться“».

Мишель Делон «Искусство жить либертена. Французская либертинская проза XVIII века»

Не Садом единым. В смысле маркизом. Вольнодумный XVIII век породил свой «нью вэйв», новую волну чувственности, другого отношения к миру, себе, окружающим людям. Когда понимали красоту и умели ей радоваться по-настоящему. Либертены (вольнодумцы) обоего пола надолго задали тон в межчеловеческих коммуникациях, этике, эстетике, философии (да-да!) и особенно в искусстве. Затухающая под дружным натиском идейности, политизации, лицемерия, эта волна каждый новый век подхватывалась достойными продолжателями, имела своё развитие и свои тупики (чего уж скрывать).

Нынешняя эпоха, где парадоксальным образом сошлись на общей платформе отрицания чувственности-красоты-эксцентричности требования консервативных цензоров, внеполых ортодоксов, радикальных феминисток, когда любая куртуазность воспринимается как покушение на чужое добро (хотя бы и потенциальное), ещё ярче высвечивает театр для себя, разыгрывавшийся актёрами жизни уже три века назад.

Фото: Сергей Сигерсон

Увлекательное изложение истории, теории, мифологии либертинажа неказённым языком. Дополняется антологией впервые переводимых на русский язык художественных текстов Кребийнона, Мирабо, Денона, Ретифа де ла Бретона и других. Иллюстрации — аутентичные работы художников свободной эпохи.

Цитата

«Необходим перелом, произошедший в сознании Вальмона, чтобы маркиза внесла уточнения в использование восточной метафоры: „Иногда у меня появлялись притязания на то, чтобы заменить собою целый сераль, но я никогда не соглашалась быть всего лишь одной из его одалисок“».

О проектеРеклама
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС77-64494 от 31.12.2015 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Учредитель ЗАО "Проектное финансирование"
E-mail: web@zvzda.ru
18+

Программирование - Веб Медведь