X

Подкасты

Рассылка

Стань Звездой

Каждый ваш вклад станет инвестицией в качественный контент: в новые репортажи, истории, расследования, подкасты и документальные фильмы, создание которых было бы невозможно без вашей поддержки.Пожертвовать
Фото: Сергей Сигерсон
86статей

В этой рубрике мы публикуем рецензии на книги. А также анонсы и отрывки книг, готовящихся к выходу в ведущих российских издательствах.

Постковидный хоррор, трип в мир зомби-пионерок, лавкрафтианский ужас и ещё четыре книги об утрате

В последнее время тема смерти стала повседневной. Люди покидают ряды человечества более активно, чем обычно. При этом возрос интерес и к культурной традиции, связанной с ритуальностью, мортальностью и погребальностью. Вместе с книжным магазином «Пиотровский» выбрали семь книг про традиции отношения к этому неоднозначному явлению в разных культурах и разных эпохах.

Филипп Арьес «Человек перед лицом смерти»

Многое мутирует со временем. Но мало что изменялось так кардинально в жизни, как отношение к смерти. Оно и у отдельно взятого индивидуума различается с течением времени, в зависимости от обстоятельств. А у человечества в целом автор выделил смену пяти наиболее чётко выраженных парадигм в разных эпохах.

Позиционируя себя в качестве правого анархиста и «воскресного историка», этот специалист по импорту тропических фруктов в зрелом уже возрасте вдруг стал влиятельным аналитиком истории повседневности. Самая известная его книга на основе множества источников убедительно показывает отношение к смерти от средневековья до ХХ века включительно. От «все умрём» до «смерти нет» — через «смерть своя» и «твоя», далёкая и близкая, прямая и перевёрнутая.

Фото: Сергей Сигерсон

Цитата

«Цель просветителей — вооружить честных людей против химер боли и тоски этого последнего периода жизни... Пусть спросят городских врачей и служителей церкви, привыкших наблюдать действия умирающих и вбирать в себя их последние чувства. Они подтвердят, что за исключением небольшого числа острых недугов, когда возбуждение, вызванное конвульсивными движениями, указывает, как кажется, на страдания больного, во всех других случаях люди умирают тихо и без боли, и даже эти ужасные агонии больше пугают зрителей, чем терзают самого больного».

Илья Масодов «Мрак твоих глаз»

Культовая трилогия самого загадочного российского прозаика. Или «последнего советского писателя». Или, по другой версии, удачного литературного проекта. С этих книжек начиналось новое тысячелетие и две десятилетки спустя они снова выходят к любителям залить густым кроваво-гнилым соусом трэша круто замешанный коктейль советских мифов. Кажется неслучайной даже мутация Мамлеева в Малеева среди анонса на обложке «Колонны Паблишер», известной своими злыми играми с выходными данными. «Витя Малеев в школе и дома» встречается с мамлеевскими «Шатунами» для долгого трипа в мир зомби-пионерок, взрослых оборотней, красных дьяволят (буквально).

Фото: Сергей Сигерсон

Цитата

«Здесь, в этом мире, скрытом под землёй, живёт Она. Та, которой боятся люди на земле, Она приходит сюда, чтобы отдохнуть, просто побыть в тишине среди прохлады и бездыханного сна. Инна Генриховна преданно служит Ей, и иногда она слышит тихие шаги смерти, чувствует на коже спокойный Её взгляд или понимает смерть незримо находящеюся в только принесённом теле, тогда, оставшись с телом наедине, она прижимается губами к его руке или груди, чтобы поцеловать край платья своей госпожи».

Алан Мур, Джейсен Берроуз «Неономикон. Двор»

Два комикса про погружение в лавкрафтианский мир специальных агентов полиции на границе с безумием. Подпольный рок-клуб, оккультный магазин сувениров, тайный притон свингеров, кровавая квартира самоубийцы, психоделический бассейн, разрушенные окрестности пирамид... Так много мест, где непостижимый ужас оставляет свой след, пройдя тяжёлой склизкой лапой по холодной каменной поверхности, а вместе с тем по людским душам.

Вместе с «Провиденсом» эта книга составляет трилогию работ, магически соединивших давно умершего писателя и современных художников. Последние внесли в подчёркнуто асексуальный мир мэтра много грубой грязной плоти, что вместе с фирменной слизью и ритуальной жанровой кровью рождает чудесное триединство материи, взрывающее мозг читателя — почти как у несчастных сыщиков со страниц. Разговор о подозрительном отсутствии секса в текстах Лавкрафта эти сыщики ведут (в поисках третьего), переодеваясь к оргии, которая для всех очень плохо кончится.

Фото: Сергей Сигерсон

Цитата

«Слушай, нам же нужно залезть им в голову, правильно? Я просто хочу понять, как во всё это можно верить по-настоящему. У нас есть пара часов до их „собрания“, так что я почитаю матчасть».

Анна Старобинец «Живущий»

Этой книжке десять лет, но читается она как новейший постковидный хоррор. Мрачная антиутопия про равное общество после Великого Сокращения. Оно всегда равно по количеству членов. Пока не появился лишний человек. Человечество как единый организм с жёстким набором частиц, предсказуемыми реакциями, строгой моделью работы. И теперь всё рушится из-за единственной песчинки-человека, попавшей в налаженный механизм:

«Ныряльщик сидел, бессильно свесившись набок, — тонкая иссохшая шея не выдерживала тяжести его головы. Зеро прижался лбом к холодному голубому стеклу. „Смерти нет, Ныряльщик, — прошептал он. — Я знаю, ты меня слышишь. Ведь ты как Крэкер. Ты держишь все слои, просто не тратишь энергию понапрасну... Сегодня особенный день. Моя первая конференция. Перед тем, как она начнётся, я хотел бы сказать... Я хотел поблагодарить тебя за всё, что ты для меня сделал“».

Фото: Сергей Сигерсон

Алекс Ногес, Гуриди «Парко»

Один- продвинутый театральный эксцентрик — назвал свою пьесу «Весёлая смерть», другой — постпанковый музыкант — именует свою группу «Товарищ Смерть» («Геноссе Тод»). Примеры редкие, нетипичные. Это вызывает некоторое недоумение в европейской части мира. Но не в Мексике. Там царит культ весёлой смерти, её едят (в сладком виде), лихо танцуют, рисуют, о ней поют да пишут. Потому и перенесли действие своей книжки в Мексику каталонские авторы истории сбежавшего с кладбища в поисках украденной руки трупа гитариста. «Покойся с миром!» — говорят ему. Но покоиться покойнику некогда. Жизнь так разнообразна, заманчива, приятна.

Фото: Сергей Сигерсон

Цитата

«Пёс успокоился лишь после того, как Парко раз двести бросил ему свою руку. Набегавшись, Рульфо отправился домой. Руку он прихватил в зубах в качестве трофея. Парко пришёл в отчаяние: „А я так хотел поиграть на гитаре! В тишине, среди нарядных могил... Но без второй руки ничего теперь не выйдет. У Парко не было ни малейшего желания идти за рукой в деревню“».

Сергей Мохов «Археология русской смерти. Этнография похоронного дела в современной России»

Всё больше людей начинают замечать неестественность самой мысли закапывать мёртвое тело в живую землю. Не куст, не семя, а труп. Тем не менее, приверженцы традиционных культов с их ритуальностью всё ещё составляют большинство среди цивилизованного человечества.

Известный и пермякам (по презентациям в Центре городской культуры) антрополог-смертевед в своей третьей дошедшей до нас книжке концентрируется на русском акценте погребения. Много фотографий, цитат, бесед с носителями информации (не то, что вы подумали, но страшновато тоже).

Фото: Сергей Сигерсон

Цитата

«Знаешь, а отца больше нет. Он умер». Эта фраза поставила меня в тупик. Я абсолютно ничего не почувствовал — ни горя, ни сожаления. Я не знал, что такое смерть, почему это случилось и как это объяснить. Мама смотрела на меня своими резко постаревшими зелёными глазами и ждала моей реакции. Правильно ли она мне всё сказала? Не травмировала ли меня? Не забьюсь ли я сейчас в истерике? Но я стоял и молчал... Я неожиданно повзрослел».

Вольф Эрльбрух «Утка, смерть и тюльпан»

Добрая притча про жизнь с участием минимального количества персонажей, один из которых жизни обычно противопоставляется остальным. Но всё немного сложнее. И это не утка. В смысле, это больше, чем факт, так оно и есть на самом деле. Художник по имени Волк работал над такой простой (и по сюжету, и по технике) историей десять лет.

Фото: Сергей Сигерсон

Цитата

«Беды готовит жизнь. Как и болезни и всё прочее, что бывает с утками. Представь себе лису, например». Утке ни о чём таком и думать не хотелось. По спине у неё побежали мурашки. Смерть дружески улыбнулась. На самом деле она была довольно милая. А если забыть, кто она такая, — даже очень».

О проектеРеклама
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС77-64494 от 31.12.2015 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Учредитель ЗАО "Проектное финансирование"
E-mail: web@zvzda.ru
18+

Программирование - Веб Медведь