X

Рассылка

Подкасты

Стань Звездой

Каждый ваш вклад станет инвестицией в качественный контент: в новые репортажи, истории, расследования, подкасты и документальные фильмы, создание которых было бы невозможно без вашей поддержки.Пожертвовать

«Это не столько опыт Китая, сколько опыт здравого смысла». Тридцатилетняя практика жизни под санкциями

В рамках спецпроекта «СКОЛКОВО. На связи» прошел эфир, посвященный развитию Китая в условиях жестких санкций. Обсуждались вопросы влияния санкций на развитие экономики, ведения бизнеса в условиях жестких ограничений, пути выхода на внешние рынки. Приводим расшифровку наиболее интересных моментов.

Как Китай живет с санкциями и преодолевает их вызовы?

Алексей Маслов, профессор, д.и.н., директор Института стран Азии и Африки МГУ:

«Мало кто знает, что первые серьёзные санкции были наложены после событий на площади Тяньаньмэнь 1989 года, и с той поры с разной степенью успешности они применялись. Формально они не сняты до сих пор.

Но есть ещё очень важная санкция — запрет поставок ряда китайской продукции на территорию США и на поставку из США в Китай высокотехнологичной продукции, включающей стратегические секреты. Это большой список из десятков позиций.

Очень интересно, как выкрутился Китай. Он не стал вступать в реальные споры вокруг санкций: он обвинил США в ограничительной политике и отработал только политическую сторону вопроса.

Но параллельно, во-первых, Китай начал развивать взаимодействие с крупными технологическими и университетскими центрами, теми, кто обладал технологиями. Китай обошёл санкции не за счёт того, что воровал эти американские технологии или американских экспертов. Он создавал совместные центры на территории Китая — Пекин, Шанхай и т. д.. Технологии разрабатывались на территории Китая, патентовались на территории Китая, становились китайской продукцией. Именно с этого начинали крупнейшие китайские техногиганты Huawei и ZTE.

Китай, патентуя технологии как свою продукцию, начал поставлять её в США! Было несколько кейсов, когда американцы пытались сопротивляться. Но оказалось, что многие технологические разработки США на своей территории не могут производить, потому что это дороже или нет эффективных оптимизированных линий.

Во-вторых, Китай начал открываться для сотрудничества с другими странами. Приведу простой пример. Приблизительно лет 20-25 назад в стране было около 300 отраслевых областей, в которые был закрыт доступ для иностранных предприятий. Постепенно этот список уменьшался, и сегодня таких областей около 30.

Третье. Китай научился грамотно пользоваться налоговыми инструментами. Формально в Китае налог на прибыль предприятия составляет 25 %, это много. Но если вы нормально работаете в стране, соблюдаете все правила, налог уменьшается в два раза, а предприятиям, которые открываются в СЭЗ и технологических зонах, налог обнуляется, НДС становится 2-3 % в зависимости от вида деятельности. И самое главное: Китай громко говорит об этом на весь мир, заявляя, что есть определённые зоны, которые значительно более выгодны по размещению продукции, по обходу тарифных платежей, чем в Малайзии, Индонезии и т. д.

Четвертый момент — параллельный импорт. Формально на многие китайские товары американцы наложили высокие ввозные тарифы, от 10 до 25 % в зависимости от типа товара. Если бы они действовали в чистом виде, китайская продукция была бы вообще неконкурентоспособна на территории США и многих других стран. Китай грамотно организовал то, что мы называем параллельным импортом: многие китайские товары производятся не в Китае, а на заводах Латинской Америки, в Африке. Это китайские инвестиции и заводы, но изготавливается в другой стране, и уже оттуда заходят на американский или на канадский рынок как латиноамериканские товары.

Кроме того, Китай стал со своей стороны активно понижать или обнулять любые экспортные тарифы: любой товар, который производится в Китае и идёт в США, не облагается экспортными тарифами. Благодаря этому, он остаётся конкурентоспособным по цене. Для этого были созданы специальные экономические зоны, начиная с порта Хайнань до специального порта Далянь.

Ещё один крайне важный момент — это постоянная работа с западными компаниями, Китай действует во всём мире путём слияния и поглощения. Китай грамотно научился довольно быстро размывать пакеты акций: в европейскую страну заходит катарская компания, австралийская, малазийские компании они активно используют, и именно они покупают немецкую компанию. При желании можно определить, кто совершил покупку, но в реальности сделать это довольно сложно. Всё это тоже помогает преодолеть ограничительные барьеры.

Знают ли об этом в США, британцы, австралийцы? Конечно, но отвязаться от китайского рынка они не хотят. Китай сделал так, что весь мир привязан к нему китайской продукцией, поэтому с Китаем продолжают дружить и работать.

И последнее — это яркая политика внутреннего стимулирования. Китай в период санкций начинает активную денежную политику: в критические моменты в Китае объём ликвидности ежемесячно увеличивается на 10 %. И казалось бы, теоретически это должно привести к инфляции. Но китайское руководство хорошо знает своих людей: как только увеличивается количество ликвидности на рынке, бумажек в карманах людей или в электронных кошельках, рынок тут же за этим подтягивается. Китайский рынок всегда реагирует на большее количество денег большим производством. Как следствие, больше платится налогов, больше возвращается в бюджет. То, что в Китае называется двойное циркулирование. Китай вбрасывает деньги в рынок, они возвращаются в виде налога. Китайский рынок гигантский, в этом плане он съедает большую часть своей продукции. Это то, что может происходить и в России при разумном стимулировании рынка. Многое, что делается в России, это китайская модель, только нужно понимать, что Китай это делал на протяжении последних лет десяти. И поэтому население привыкло пользоваться стимулирующими мерами для развития бизнеса».

Что по вашему можно «приземлить» из опыта Китая на российскую экономику?

Алексей Маслов: Частично опыт может и должен использоваться, он не совсем китайский, он опыт здравого смысла. Надо понимать, что Китай — страна другого масштаба экономики, другого масштаба производства, и самое главное, страна, которая в течение десятилетий в принципе развивала свою экономику крайне успешно и крайне рационально, в отличие от России. Поэтому перенести китайский опыт на российскую почву невозможно и бессмысленно.

Но есть некоторые вещи, которые мы должны чётко понимать. Имортозамещение должно быть, но почему мы забываем, что мы со своими инвестициями, которых немало, можем заходить в другие страны — Вьетнам, Малайзия, Китай, Индонезия, там создавать производство, формально эти производства являются налоговыми резидентами тех стран, но это предприятия со 100 % российским капиталом, или частично с российским капиталом, и вот результаты этого производства уже могут идти в Россию. Поставить в России завод с нуля это непростая история, она требует много времени и самое главное переучивания кадров. Как первый этап — это выход за пределы России, реализация некоторых продуктов там и возвращение продукции сюда. Это то, что Китай делал и делает сейчас.

Второе — пойти на экстремальные меры по поводу налогообложения. У нас налогообложение скорее используется, как кнут, а не как пряник. Если мы хотим сделать, чтобы рост в регионах был как в регионах Китая, надо делать то же самое. Есть целый ряд регионов, северо-запад Китая, например, не говоря уже о Тибете, где все налоги обнулены. НДФЛ является одним из самых маленьких в мире. Нам придётся вводить налогонеоблагаемый минимум налогов для частных лиц — то, что есть в Китае, около 5000 юаней, примерно 50 тыс. рублей. Это как раз должно дать стимул к развитию.

И самое главное, нет никакой возможности развивать всё и сразу, надо сосредоточиться на каких-то областях, сделать их действительно передовыми. Это IT, помимо нефти и газа, на которых мы можем сделать прорыв, и продукция агропромышленного комплекса.

Мы должны приготовиться, что в ближайшие полгода, даже больше, многие страны, даже формально дружественные к России, я имею ввиду Вьетнам, Китай, Малайзия, они будут притормаживать некоторые виды сотрудничества, ожидая, что пока всё стабилизируется в каком-то виде. Но однажды это всё начнёт работать, и к этому моменту может оказаться как обычно, что у нас ничего не готово. В частности, переобучение персонала для работы с Азией это вопрос номер один: у нас критическая нехватка специалистов по работе с азиатскими рынками, инвестициями и так далее. Если мы сейчас не научим новое поколение работе с Азией, даже когда у нас будут какие-то перспективы, некому будет их реализовывать.

***

Подписывайтесь на Telegram-канал и еженедельную рассылку пермского интернет-журнала «Звезда». К ним есть полный доступ. Страницы «Звезды» в Twitter и «ВКонтакте» доступны через VPN.

О проектеРеклама
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС77-64494 от 31.12.2015 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Учредитель ЗАО "Проектное финансирование"
E-mail: web@zvzda.ru
18+

Программирование - Веб Медведь