X

Подкасты

Рассылка

Стань Звездой

Каждый ваш вклад станет инвестицией в качественный контент: в новые репортажи, истории, расследования, подкасты и документальные фильмы, создание которых было бы невозможно без вашей поддержки.Пожертвовать
Фото: Аня Чащухина

Шпион, выйди вон! Семь книг про агентов и разведчиков

Политика не может обходиться без войн, а солдаты — без шпионов, агентов и разведчиков. Это звенья одной цепи. Но иногда цепь усложняется, вплетая другие элементы из параллельных миров — искусства, науки, чувств. Вместе с книжным магазином «Пиотровский» подобрали семь книг про разные стороны секретной деятельности, про неожиданных участников этой игры, про шпионские страсти.

Василий Веретенников «История Тайной канцелярии петровского времени»

Спецслужба европейского образца, но с колоритом опричины. Слово и дело государево продолжает свои изыскания под покровом кафтанов нового покроя, треуголками, париками. Но внутри остаётся русская тёмная хтоническая сила, направление движения которой зависит порою от совершенно непредсказуемых причин.

Реформатор и мракобес в разных областях своей кипучей деятельности, Пётр Романов и в организации своего детективного агентства «Лунный свет над Невой» проявил оригинальность. Популярное изложение не совсем популярных фактов, потаённая история сыскного ведомства.

Фото: Аня Чащухина

Цитата

«В последний год царствования Петра положение Тайной канцелярии выглядело чрезвычайно странным, неустойчивым, каким-то промежуточным. С одной стороны, указом императора был вполне ясно поставлен вопрос о её ликвидации; с другой стороны, этот процесс настойчиво тормозил Сенат, да и Пётр сам считал допустимым поручать канцелярии некоторые дела».

Анна Делоне, Александр Куланов «Другой Зорге: История Исии Ханака»

Зорге не как Бонд, Джеймс Бонд. А как романтичный возлюбленный, ироничный интеллектуал, жизнелюбивый циник. Шпион глазами официантки (под носом у полицейского участка — демонстративно) оказывается не темой порно-комикса, а сюжетом лирического романа. Реального до мельчайших деталей. Много лет собираемая по кусочкам документальная история японской жены Рамзая (на основе её воспоминаний) наконец добралась до читателя.

Фото: Аня Чащухина

Цитата

«Нервами, обмакнутыми в тушь, возлюбленная нашего разведчика писала о событиях конца войны и о своём главном переживании: она наконец-то точно узнала о казни Зорге и теперь пыталась разыскать его тело, чтобы либо посетить могилу, либо, если такой могилы нет, создать её».

«Русские пинкертоны. Сборник шпионских романов»

Три автора, три пути к читательским умам и сердцам. Приятель Маяковского Пётр Пильский, организатор одесского футуризма, делает вид, что пишет серьёзный ответ идейно-террористическим романам эсеров (С. Мстиславский, Б. Савинков и т. п.) в эмигрантских изданиях. Питерский дореволюционный журналист Николай Шебуев пародирует штампы криминального чтива начала ХХ века во всех трёх своих романах. Насквозь советский Борис Олидорт серьёзно старается увлечь любителей несерьёзных историй в стране победившего пролетариата в рамках аэлитно-гиперболоидного движения «Красных Пинкертонов».

Все трое авторов создают свой вариант реальности, где галлюцинации кусаются, секретные формулы сами отдают врагам, очаровательные чекистки коварнее немецких вамп, браслеты танцовщиц имеют взрывную силу (буквально).

Фото: Аня Чащухина

Цитата

«Трёх вещей шпион должен бояться как огня: вина, женщин и друзей. К этим трём вещам чаще всего должен шпион обращаться, чтобы выведать тайну: к женщинам, к вину и... друзьям. И с места в карьер Фридрих повёл сложную, опасную игру: надо было влюбить в себя, но самому не влюбиться, надо было влюбить в своё дело эту крепкую, свежую, ароматную розу, но не уколоться об её шипы».

Бернар Лекаш «Радан Великолепный»

Книга французского писателя Бернара Лекаша в переводе Осипа Мандельштама вышла по-русски в СССР в 1928 году и с тех пор не издавалась. Этот социальный роман в не очень строго надетом костюме шпионского детектива и сейчас читается с интересом, спустя почти сто лет. При том фон со временем всё более интересно разглядывать. Например, Осип Эмильевич предстаёт с несвойственными чертами, другой ипостасью. Для акцента направленности даже название изменено (в оригинале «Иаков»). Совершенно неожиданно звучат мандельштамовские слова в предисловии к переведённой книге, которую он противопоставляет декадентству, символизму, антисемитизму:

«После войны антисемитизм обрёл новую мощь... Феодальную мишуру он окончательно отбросил — но, по обыкновению роясь в арсенале вчерашнего дня, он заимствовал свои аргументы там, где он только мог — у декаданса, у символизма, у второсортной социальной мистики».

Фото: Аня Чащухина

Рафаэль Жерусальми «Братство охотников за книгами»

Торговец старинными книгами выпускает совсем новую — про неведомые нам приключения уголовника Франсуа Вийона, более известного теперь как поэт-новатор. Вышеуказанную личность, оказывается, вовсе не казнили в тюрьме, а похитили для особой миссии (у настоящих поэтов всегда особая миссия). И вот свежезавербованный французский агент сеет вольнодумство в европейскую тьму умов, примятых пятой Ватикана. Книги как динамит. Знания как порох. Шпионско-детективная история приводит героя в среду книжников. Настоящих книжников — коллекционеров, специалистов, маньяков. И тут уже не до сантиментов.

Фото: Аня Чащухина

Цитата

«На самом деле генуэзец верил картам не больше, чем рассказам какого-нибудь юнги. Моряки — известные выдумщики. Они описывают горы выше облаков, уверяют, будто видели чудовищ, которые своим криком переворачивают корабль, утверждают, что ходили по берегу с золотым песком, где юные обнажённые женщины без боязни отдаются чужестранцам, осыпая их огромными цветами и любовными ласками».

Николас Рейнольдс «Писатель, моряк, солдат, шпион»

Страсть к авантюрам заводит порою слишком далеко. Не только в богемные слои парижских улиц, бульваров, панелей. Но и в шпионские страсти поиграть тянет. Знаменитый искатель приключений как агент русских и американцев — вполне убедительное исследование куратора ЦРУшного музея. Ну и романтика дальних странствий, походов, холодного ствола в горячей руке, зажатого туже запястья любимой женщины.

Фото: Аня Чащухина

Цитата

«Ориентируясь на поведение Хемингуэя в Нью-Йорке, Орлов решил, что НКВД предоставит ему свободу действий, даст добро на любую официальную помощь, которую он запросит в Испании... Орлов организовал для Хемингуэя поездку в Бенимамет, секретный тренировочный партизанский лагерь под крылом НКВД... После ланча Орлов и Хемингуэй отправились на одно из стрельбищ лагеря попробовать советское оружие. Орлова поразило, что Хемингуэй, несмотря на количество выпитого за ланчем, стрелял очень хорошо».

Марта Петерсон «Вдова-шпионка»

Направляясь по «тропе Хо Ши Мина» из Лаоса на Южный Вьетнам, в финале агент оказался на Лубянке. В московскую камеру села милая добродушная обстоятельная работница американского посольства, она же — матёрая шпионка ЦРУ. Через много лет она так же добродушно и обстоятельно рассказывает о подробностях приключений в лаосских джунглях, улицах Тбилиси и Хельсинки, московской паранойе. Фотографии, цитаты, признания. Удивительная степень открытости.

Фото: Аня Чащухина

Цитата

«Приблизившись к месту закладки в небольшой лощине, оперативник опешил: там лежало полено, которое мы передали Тригону в прошлый раз в „Лесу“. Судя по всему, Тригону удалось заново упаковать его, положить внутрь плёнку и записку, а затем закрыть тайник и обклеить место стыка с крышкой землёй и листьями... Полено прекрасно вписывалось в окружающий ландшафт и не привлекало к себе внимание в темноте среди листвы и деревьев».

О проектеРеклама
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС77-64494 от 31.12.2015 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Учредитель ЗАО "Проектное финансирование"
E-mail: web@zvzda.ru
18+

Программирование - Веб Медведь