X

Подкасты

Рассылка

Стань Звездой

Каждый ваш вклад станет инвестицией в качественный контент: в новые репортажи, истории, расследования, подкасты и документальные фильмы, создание которых было бы невозможно без вашей поддержки.Пожертвовать
Фото: Константин Долгановский

Первый юбилей кризиса

Активная фаза кризиса продолжается уже около года. Год назад промышленное производство в Пермском крае начало снижаться, потребление весьма ощутимо пошло на спад, закончился бум розничного кредитования. Такой срок — подходящее время для того, чтобы подвести итоги и оценить, насколько последние 12 месяцев отличаются от того, что мы уже проходили в 1998-1999 годах.

В том, что касается реальной экономики — производства и потребления, — несмотря на время, прошедшее с начала кризиса, ситуация ещё и не начинала идти на поправку. Основа экономики Пермского края, промышленность, после весеннего затишья провалилась на новую глубину. Индексы производства к аналогичному периоду прошлого года в последние три месяца колеблются около отметки 90 %.

Ни о какой стабилизации тут и речи не идёт, напротив, это возвращает ситуацию к осени прошлого года, самому началу кризиса. Такой регресс наблюдается даже несмотря на то, что добывающий сектор промышленности, как и в предыдущие месяцы, продолжает свой девальвационный рост и тем самым несколько выравнивает цифры официальной статистики.

А наибольшие негативные последствия кризиса ощутила на себе обрабатывающая промышленность, и последние три месяца физические объёмы её производства не только не стабилизировались, но и вновь пошли на спад. Причём даже отраслям, частично экспортирующим свою продукцию, не удалось сохранить объёмы производства: в этом ряду — машиностроение, металлургия, химическая промышленность.

Ещё более мрачной картинка будет выглядеть, если сравнить её с динамикой 1998-1999 годов. Тогда явные признаки кризиса также проявились в августе 1998-го, но начиная с июля следующего года промышленное производство уже медленно, но верно начало восстанавливаться. Сейчас, спустя год после начала активной фазы кризиса, перерабатывающему сектору становится только хуже.

Одним из плюсов текущего кризиса принято считать рост производства в сельском хозяйстве, происходящий под знаком импортозамещения. На деле восстановление этой отрасли действительно идёт, но практически теми же темпами, как и в 1999 году, когда никаких административных усилий на уровне высшей власти не прикладывалось. Кстати, пищевая промышленность, которая, как предполагается, тоже должна получить свои бонусы от политики импортозамещения, по итогам восьми месяцев этого года находится в отрицательной зоне по объёмам производства.

А вот что действительно отличает этот кризис от прошлого, так это существенно более масштабные проблемы неплатежей в экономике. Конечно, сейчас рубль уже не тот, что шесть лет назад, но двукратный рост кредиторской и дебиторской задолженности в экономике не может быть объяснён только этим фактором. Плохо и то, что за последние месяцы ощутимого изменения ситуации к лучшему не произошло.

Правда, здесь есть и положительный момент: в общем объёме неплатежей задолженность по заработной плате сравнительно невелика, примерно раз в пять меньше, чем в 1999 году.

Несмотря на достаточно стабильную выплату заработной платы, текущий уровень потребления не в состоянии оказать поддержку региональной экономике. По сравнению с докризисным уровнем, оборот розничной торговли в Пермском крае в физическом объёме сократился на 10 %. Но, по всей видимости, это ещё не предел. В августе, с ускорением инфляции после летнего затишья жители региона, по сравнению с тем же месяцем прошлого года, приобрели товаров меньше уже на 15 %.

На самом деле рублёвая инфляция образца 2015 года не слишком отличается от картины 1999 года: за первые восемь месяцев 8,3 % вместо 7,5 %.

А вот провал объёмов потребления сейчас куда более выраженный: шесть лет назад он составлял около 6 % в среднем по году, то есть примерно в два раза меньше, чем сейчас.

Одна из серьёзнейших проблем текущего кризиса — значительное обесценивание национальной валюты. Часть отраслей экономики получила от этого определённый бонус в виде валютной выручки, но ни одну из них, за исключением нефтедобычи, это не спасло от спада производства и прибыли. Причина в том, что экономика России сегодня настолько включена в мировую торговлю, что девальвация сказывается на росте себестоимости во всех отраслях без исключения.

Тем более что масштабы девальвации на этот раз куда серьёзнее, чем в прошлый кризис. С начала июля прошлого года и по текущий момент официальный курс доллара вырос без малого в два раза — с 33 до 65 рублей. За аналогичный период 1998-1999 годов рост составлял «только» 28 %. Сравнивать эти две цифры напрямую нельзя, потому что в 2014 году Центробанк перешёл к политике плавающего курса. Однако по какой бы причине не произошло такое обесценивание рубля, его влияние на экономику страны в любом случае оказалось очень тяжёлым. Тем более что в прошлый раз спустя год с начала активной фазы кризиса курс рубля уже был стабилизирован, теперь же его колебания продолжаются, и говорить с уверенностью о каких-то прогнозах даже до конца текущего года вряд ли возможно.

В целом складывается впечатление, что если к настоящему моменту и получилось купировать какие-то проявления кризиса, то все эти успехи проходят по ведомству Эльвиры Набиуллиной. Например, с начала лета происходит постепенное восстановление потребительского кредитования. Его ежемесячные абсолютные объёмы в июне-июле превысили в Пермском крае 8 млрд рублей, а это на треть больше, чем среднемесячный показатель первых двух кварталов года.

Небывалым феноменом, в сравнении с кризисом 1998-1999 годов, является рост привлечения средств населения в экономику. В первую очередь речь идёт о приросте объёма банковских вкладов. За прошедшие 12 месяцев их рублёвая часть увеличилась по нашему региону на 7 %, и это в условиях кризиса и снижения уровня жизни населения. Также в сфере регулирования Центробанка находится и резкий рост интереса к страхованию жизни без условия периодических выплат, инвестиционному по своей сути продукту. В первом полугодии 2015 года полисов по этому виду страхования было продано на 78 % больше, чем годом ранее, объём собранной премии вырос на 65 %.

Впрочем, сложностей в банковском секторе и страховании, безусловно, хватает. Интересно, что в основном они сосредоточены в корпоративной сфере. Круг замкнулся. Тот факт, что и через год после начала кризиса проблемы бизнеса достаточно остры, в том числе и вторичные, отражающиеся в финансовом секторе, говорит об их глубинном характере.

Среди таких проблем, в первую очередь, локальный коллапс кредитования юридических лиц. В Пермском крае его объёмы упали в 2,3 раза, хотя в среднем по России снижение отмечено всего на 13 %. Важно отметить, что по 30 крупнейшим банкам снижение было даже ещё более сильным — в 2,5 раза. Просроченная задолженность по кредитам с августа прошлого года выросла на 41 %. Далее, за последние 12 месяцев объём рублевых депозитов юрлиц в регионе упал на 8 % при росте в целом по стране на ту же величину.

Если говорить о страховании, то проблемы бизнеса отразились и на нём. Одни из наиболее сильных провалов по рынку — это страхование грузов (собранные премии, по сравнению с прошлым годом, снизились в два раза), страхование ответственности за причинение вреда вследствие недостатков товаров, работ, услуг (−35 %), страхование финансовых рисков (−31 %), страхование предпринимательских рисков (−29 %).

О проектеРеклама
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС77-64494 от 31.12.2015 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Учредитель ЗАО "Проектное финансирование"
E-mail: web@zvzda.ru
18+

Программирование - Веб Медведь