X

Рассылка

Подкасты

Стань Звездой

Каждый ваш вклад станет инвестицией в качественный контент: в новые репортажи, истории, расследования, подкасты и документальные фильмы, создание которых было бы невозможно без вашей поддержки.Пожертвовать

Доедет тот эквалайзер до Сахалина? В PERMM открылся мультимедийный проект-путешествие на основе «Мёртвых душ» Гоголя

В Музее современного искусства PERMM с 5 апреля работает медиаинсталляция «Мёртвые души. Картотека ландшафтов Российской империи» художницы Жени Ржезниковой. Этот проект берёт за основу текст поэмы Гоголя, и отталкиваясь от него, отправляет зрителя в небольшое, но очень насыщенное путешествие по всей России. Мы побывали на открытии медиаинсталляции и поговорили с её создательницами об особенностях и смыслах этой работы по «Мёртвым душам».

«Мёртвые души. Картотека ландшафтов Российской империи» поначалу внешне очень просты — большой белый экран с пульсирующей чёрной линией, микрофон и пюпитр, на котором лежит бумага с отрывком из поэмы и, собственно, томик с произведением Гоголя. Инсталляция оживает, когда любой желающий зритель читает в микрофон отрывок. После этого и запускается видео, состоящее в основном из архивных фотографий: на экране проплывают разные пейзажи России, возникают анимированные образы крестьян, звучат народные песни.

Так проходит путешествие, географию которого которое художница Женя Ржезникова расширяет от нескольких гоголевских деревень до границ Российской империи XIX века — от Новгородской губернии до Сахалина — чтобы так показать почти сказочное разнообразие тех «мёртвых душ», которых покупали и продавали Чичиковы разных времен.

Это мой дипломный проект, — рассказывает Женя Ржезникова, — я училась в ГИТИСе у Дмитрия Анатольевича Крымова на художника, и нашей дипломной работой должно было стать художественное решение какого-то литературного произведения. Я сначала решила делать что-то по «Страху» Афиногенова. Но потом решила взять «Мёртвые души» Гоголя. Если говорить о смыслах, то мне важно было отталкиваться от Гоголя. Ведь я ещё не видела ни одного сценического решения, которое было бы максимально точным воплощением его текстов на сцене. Это очень специфический, сложный текст. Поэтому мне было интересно сделать что-то, что переводит сам текст в другую плоскость, и при этом сохраняет гоголевские законы. Поскольку эту книгу часто называют «Одиссеей», я решила сделать не просто путешествие по одной губернии, а с Запада на Восток. Такой огромный проезд по России XIX века. Причём каждая деревня на пути отличается от другой. Так мне пришла идея эквалайзера, который превращается в пейзаж.

По этой линии эквалайзера путь героя проходит через Нижегородскую губернию, Тобольский острог, Иркутскую область, бурятские степи, поселения айнов на Сахалине. Это сознательное решение художницы — сделать так, чтобы каждая географическая точка соотносилась каким-то образом с определённым эпизодом поэмы, тем самым показывая то, насколько разнообразна наша страна и её история.

— Россия — многонациональная страна, и на самом деле каждая область — это совершенно разная культура, — говорит Женя Ржезникова. — И мне это было интересно передать именно это. Но вообще всё началось с рифмы «Мёртвые души — мёртвые языки». Например, тот, у которого носителями остались только сто человек. И когда эта работа сперва придумывалась как спектакль, мне хотелось, чтобы он шёл на именно на мёртвых языках. Чтобы Чичиков приезжал к очередному помещику, а тот начинал с ним говорить, на языке которого уже нет.

Но вообще сначала были придуманы именно пластические принципы, которые ложились бы на каждую деревню. Есть деревня Коробочки — деревня женщин, откуда все мужчины ушли в рекруты. Конечно, таких случаев, чтобы действительно в деревне все мужики стали солдатами, не было, но я гиперболизировала эту историю. Мне пришла мысль, что Коробочка — это такой женский хор, и, чтобы это как-то правильно выглядело, я использовала архивы Нижегородской области. У них очень подходящие для этого решения праздничные костюмы, похожие на черепаший панцирь. Я нашла их фотографии, по ним мы сделали костюмы и с ними сняли видео.

Про деревню Собакевича написано, что он продаёт «заложенных покойников» — это люди, умершие не своей смертью. Например, топор с неба упал, или любая другая случайная гибель. Таких не хоронили на прямо кладбищах, а немного сбоку. Это как бы такая деревня случайных смертей. И мы пофантазировали, что там живут люди с топорами в головах, распиленные наполовину и так далее. Ноздрёв у нас каторжник, потому что он игрок. В нашей работе всё гиперболизировано, и разные образы мы применяем к разным сословиям.

Также, по словам художницы, для неё очень важно, что верхняя часть изображения зеркалится нижней, как в эквалайзере. По её мнению, такой дуализм мира свойственен романтической традиции, к которой относился и Гоголь. Когда эта работа задумывалась как спектакль, происходившее на верхних и нижних частых дорожки отличалось. Но этот момент убрали.

Разумеется, важнейшее значение в этой медиаинсталляции играет специальная система программирования, которая позволяет зрителю влиять на качество воспроизведения видео, а также с помощью голоса вызывать дополнительные изображения. Над этой системой работала как инженер и программист Александра Гаврилова. Вот что она рассказывает о своём видении этого проекта:

Технически весь проект состоит из пейзажей и людей. И ещё немного животных. Пейзажи передают характер местности — где-то поле, где-то лес, где-то луга со скошенным сеном. Моё любимое место — это рыбацкая деревня с лодочками. Насчёт людей в этом проекте, то для меня они тут предают разную судьбу: военные, каторжане, представили коренных народов, женщины, оставшиеся вообще без мужчин. И для меня важно, что в таком пейзаже живут люди, которые там по-разному оказались, и очень по-разному живут. Вот, допустим русская деревня, и там люди живут совсем не так, как в столице. Но там и там есть пейзаж, и у нас он по сюжету вытекает из формы голоса зрителя. Сначала человек начинает читать текст, а потом визуализируется форма звуковой волны, а затем запускается история. Пейзаж сначала похож на форму звуковой волны, но потом дорога и повествование идут дальше. Затем следуют фрагменты, где есть поющие женщины, пляшущий солдат, лошадки. То есть мир получается одновременно живой и потусторонний, и они так странно сочетаются.

Как говорила на открытии медиаинсталяции директор PERMM Наиля Аллахвердиева, именно такое раскрытие темы пейзажа во многом и послужило причиной приглашения этого проекта в музей. Ведь «Мёртвые души. Картотека ландшафтов Российской империи» таким образом становятся важным комментарием выставки «Она была красива как русский пейзаж», которая сейчас идёт в PERMM.

Ещё одной важной частью этой работы, как рассказывают её создательницы, стало то, что она постоянно меняется. От дипломного проекта Жени Ржезниковой, над которым она работала полтора года, до выставок в Москве (на одной из которых художница получила специальный приз премии «Инновация» от Французского института при посольстве Франции в России) и Нижнем Новгороде до Перми. Каждый раз инсталляция доделывается, сокращается, или даже сопровождается какими-то новыми активностями.

Так, на открытии в московской «Солянке» был перформанс с тувинскими музыкантами, которые выступали со специально подобранным материалом. Нечто похожее было и на открытии в Перми. Со специально выбранными песнями из пермского фольклора выступали артистки ансамбля «ТриголОс». Включённая инсталляция изменилась и подстраивалась под то, что исполняли певицы. Так в предложенный ландшафт империи вписался и наш регион.

***

Подписывайтесь на Telegram-канал пермского интернет-журнала «Звезда». К нему есть полный доступ. Страницы «Звезды» в Twitter и «ВКонтакте» доступны через VPN.

О проектеРеклама
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС77-64494 от 31.12.2015 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Учредитель ЗАО "Проектное финансирование"
E-mail: web@zvzda.ru
18+

Программирование - Веб Медведь