X

Новости

Вчера
2 дня назад
12 августа 2020
11 августа 2020
10 августа 2020
09 августа 2020
08 августа 2020
07 августа 2020
06 августа 2020
Фото: Unsplash

Щупать, нюхать, смотреть. Как опыт пандемии повлиял на жизнь городов

Во время карантина жизнь городов изменилась до неузнаваемости. Пустые улицы, закрытые кафе, удалённая работа, где это возможно, массовая миграция за пределы города. Каким будет остаточный эффект: когда все ограничения будут сняты, вернётся ли жизнь к прежнему формату или какие-то изменения окажутся необратимыми? Об этом шла речь на одной из сессий VII Форума живых городов.

«Живые города» — национальная общественная инициатива по комплексному развитию российских городов, предпринятая одноимённым всероссийским сообществом экспертов и практиков из более 60 городов России — от Владивостока до Севастополя. Её стратегия — объединение лидеров и инициатив развития «снизу» и «сверху». В работу вовлечены горожане, НКО, бизнес, власть разных уровней и федеральные институты развития. Реализуется силами участников сообщества на принципах самоорганизации и кооперации.

Фото: Скриншот видео Форум Живых городов vk.com/forumgorodov

В городе или в деревне

Елена Горохова, директор Движения ЭКА

— Ситуация пандемии лишь проявила степень небезопасности городской жизни. Вообще-то в городе уже давно небезопасно жить, с тех пор, как только там появился смог, как только там появился риск больше болеть и болеть именно из-за того, что мы находимся в очень сжатой среде. Ведь, например, заболевания ОРВИ в городе очень быстро превращаются в эпидемию, потому что мы действительно очень близко находимся друг к другу, очень большое скопление людей. По сути, большое количество людей умирает из-за тесноты.

Во время карантина люди уезжали из города по двум причинам. Первое — они потеряли работу и уехали жить обратно к себе в малые города, в посёлки. И вторая волна — это те, кто имел хоть какое-то жильё или купил его за городом. При этом жизнь там почти не изменилась. Люди как ходили по улицам, так и продолжили это делать. То есть, не чувствовалось это нагнетание, этот стресс и ужас происходящего.

Дмитрий Зенкин, ГК «Экотехнологии»

— Я думаю, что все те, кто купили себе дома за городом, и все те, кто находит кайф и удовольствие жизни за городом, не уедут из городов окончательно. Загородная жизнь может быть приемлемой для богатых людей, для тех, кто может инвестировать деньги в инфраструктуру для воссоздания для себя идеальных тепличных условий, сравнимых с городскими. Но для большинства людей жизнь за городом — это некий компромисс, даже если сделаешь себе евроремонт, как в квартире. Как только возникают какие-то бытовые моменты, например, помыть детей, или встаёт вопрос ежедневной логистики к местам получения знаний, то городские условия выигрывают и дают мотив жить в городе.

Фото: Анастасия Сечина

Дмитрий Шаменков, доктор, психофизиолог, предприниматель, общественный деятель, основатель Школы Открытого диалога и Системы управления здоровьем

— Я бы добавил, что некоторые тренды необязательно должны быть однонаправленными: условно говоря, и в офисы, и из офисов — и то, и то может происходить одновременно. Точно так же я вижу расслоение в общественном сознании по поводу места жительства. Какая-то часть популяции стремительно движется в сторону, может быть, сейчас грубо скажу, некой серой городской сжатости, потому что не так много у нас в России ярких городов. Другие стремятся за город. Появляется тренд на удалённую деятельность, на переход в сторону доверия и KPI, при этом на первое место выходят вопросы смысла жизни.

Олег Лега, к.э.н., соорганизатор платформы «Зелёный бизнес. Живая планета», сооснователь Лаборатории Интегрального развития «Живых городов»

— Всё-таки потенциал миграции за город достаточно высок. В Амстердаме, где я живу, все, кто имеют такую возможность, точно хотят уехать за город. В городе остались вот такие фрики, иностранцы, приехали и заселили тут всё. В центре города нет уже голландцев, их процентов 20 %. Они все куда-то сместились — туда, где воздух чище.

Экология: экономия и откат

Елена Горохова

— Из-за сложной экономической ситуации большинство бизнесов будет стремиться к снижению издержек. Удалённая работа — тот тренд, который поможет в этом. Экономит на самом деле не только предприятие, экономят и его сотрудники, потому что когда мы остаёмся дома, мы не тратим деньги на дорогу, мы не тратим деньги на дорогую одежду, на походы в рестораны. Если бы бизнесы перешли на удалёнку, это сказалось бы и на экологии. Точно снизился бы человеко-поток, снизился бы транспортный поток.

То, что с нами сейчас произошло, толкнуло к экономии вообще всех: даже когда мы стали ходить в магазины, мы стали покупать то, что нам нужно, и быстро уходить из этого магазина, потому что там небезопасно.

Олег Лега

— В сфере экологизации нас ждёт откат назад. Это закон: как только я оказываюсь в сложных условиях и мне нужно выживать, я перестаю думать о будущих поколениях, начинаю думать о себе, для меня все средства хороши.

Светлана Герасимова, партнёр Проектного офиса «Стратегии и практики устойчивого развития», руководитель Школы КСО и устойчивого развития ММВШБ «МИРБИС», ст.преподаватель Базовой кафедры ФАС России РЭУ им. Плеханова

— Соглашусь с тем, что в обществе спал запрос на экологизацию бизнеса. Я даже слышала позицию нескольких российских промышленных объединений, которые на полном серьёзе в пакет помощи бизнесу просили включить снижение экологических требований.

Но в то же время кризис стимулирует интерес к рециклинговых технологиям. В других странах есть примеры из истории, когда компании обращались к ним именно в период кризиса, начинали производство новых для себя товаров и становились лидерами рынка. Именно то, что компании находились в критической ситуации, привело её к новой модели деятельности, основанные на экономии ресурсов.

Дмитрий Зенкин

— В некотором смысле я не могу подтвердить тренд на экономию. Мы спрашивали региональных операторов из разных регионов страны, и, по их данным, в период карантина количество мусора на мусорных площадках увеличилось на 20-30 %. Люди стали больше потреблять, хотя были предположения о том, что прирост сложился за счёт уборки, за счёт того, что, оставшись дома, люди стали выкидывать ненужные вещи. Но в целом мы склоняемся к выводу, что потребление как тренд всё-таки сохранился и в постпандемийных городах. В масштабах планеты он будет даже увеличиваться за счёт роста благосостояния в Индии и Китае, как самых народонаселённых регионах планете. Безудержное потребление в тех регионах растет гораздо быстрее, чем в развитых странах.

Я отмечаю тренд на развитие рециклинговых технологий. Спрос на них продолжает расти, Россия постепенно приходит к тому, что мы работаем как над отказом от неэкологичных решений упаковки, так и над решениями по экологизации неэкологичных отходов. Если говорить о нашей компании, то мы используем высвободившееся во время самоизоляции время для того, чтобы ставить опыты над переработкой определённых отходов, например, упаковок из-под шоколадных конфет. Продолжаются опыты по переработке кофейных стаканчиков, мы не останавливали эту работу даже в период пандемии.

Фото: Unsplash

В офисах или дистанционно?

Дмитрий Зенкин

— Тренд перехода на дистанционную работу, мне кажется, преувеличен. Там, где он был подхвачен айтишниками, компаниями с распределёнными рабочими процессами, он сохранится. Но крупные корпорации, особенно связанные в России с госсектором, будут продолжать занимать эти большие офисные пространства. А доля госсектора в российской экономике велика. Тем не менее, треды децентрализации не новы, они уже действуют, и постепенно мы будем двигаться именно в эту сторону.

Светлана Герасимова

— Отмечу противоречие, возникающее сейчас. Действительно, люди более творческих специальностей, более интеллектуальных специальностей могут себе позволить удалёнку. А к городу остаются привязаны не только сотрудники крупных корпораций, но и представители нормотипичных профессий. Последние вообще находятся под большим риском: из-за тренда дигитализации эти профессии будут постепенно замещаться. Меня потрясла цифра: 10 млн человек в России находятся в зоне риска в связи с тем, что они будут выкинуты из экономики, будут невостребованы, им придётся переучиваться, если они хотят продолжать работать.

Фото: Unsplash

Био-организмы и Zoom

Елена Горохова

— За время карантина процесс общения очень изменился, и в чём-то не вернётся к исходной точке. Я теперь коллегам, которые предлагают встретиться в офлайне, говорю: «Коллеги, если мы не подписываем с вами завтра договор, давайте-ка в онлайн поговорим о наших вопросах, которые нужно решить, не обязательно для этого ехать в офлайн».

Олег Лега

— Мы сейчас проводим опрос, и вот реплика одного из участников: «Мы теперь все находимся на расстоянии двух кликов». Через дистанционное устройство жизни мы стали ближе к каким-то важным для себя структурам, ценностям, которые раньше были недоступны и достижение которых в принципе требовало большого количества ресурсов.

И ещё один момент. Когда я приезжаю пожить на три месяца в Москву, я не успеваю с людьми встретиться, постоянно что-то не срастается. Какие там музеи, театры — никуда не успеваю заехать.

Дмитрий Зенкин

— При всех выгодах удалёнки, при всех совершенствах, которые нам несёт цифровая эпоха, при всех удобствах, связанных с такой возможностью, люди — это всё-таки хоть и высокоинтеллектуальные, но в значительной степени био-организмы, которым свойственно щупать, нюхать, смотреть. И мне кажется, что всё-таки эффективность бизнес-структур, некоммерческих проектов и просто людского взаимодействия будет в сильной степени зависеть от того, насколько мы сможем и насколько быстро мы сможем вернуться к обычной традиционной типичной коммуникации.

Наверное, мы должны понять и признать, что большая часть людей на планете не способна договориться чаще всего без личной коммуникации. Это касается как частных взаимодействий, так и взаимодействий на самом высоком уровне между странами, между государственными органами и объединениями.

Вытащить что-то из человека или, наоборот, вложить ему в голову что-то, к сожалению или к счастью, всё-таки легче при личном воздействии, личном участии, тактильного какого-то взаимодействия, при совместном погружении в работу.

***

Читайте также, как самоизоляция повлияла на людей с ментальными расстройствами, на отношения в семье, и как обострилась проблема домашнего насилия.

Работник вне офиса. Как сильно пандемия повлияет на развитие рынка удалённой работы.

Работа, увольнения и зарплаты в период самоизоляции. Взгляд юриста.

Дискуссионная сессия: как вынужденный переход в онлайн сказался на работе театров и музеев.

«Смайлики станут допустимыми в официальных письмах». Социолог о том, как карантин повлиял на коммуникации и этикет.

О проектеРеклама
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС77-64494 от 31.12.2015 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Учредитель ЗАО "Проектное финансирование"
E-mail: web@zvzda.ru
18+

Программирование - Веб Медведь
Стань Звездой
Каждый ваш вклад станет инвестицией в качественный контент: в новые репортажи, истории, расследования, подкасты и документальные фильмы, создание которых было бы невозможно без вашей поддержки.