X

Новости

Сегодня
Вчера
09 ноября 2019
08 ноября 2019
Фото: wikipedia.org
37статей

В этой рубрике мы публикуем рецензии на книги. А также анонсы и отрывки книг, готовящихся к выходу в ведущих российских издательствах.

Как женщины боролись за избирательные права. Публикуем фрагмент книги «Суфражизм в истории и культуре Великобритании»

Движение суфражисток, предшественниц современных феминисток, появилось на рубеже XIX и XX веков. В Издательстве Ивана Лимбаха вышла монография Ольги Шныровой «Суфражизм в истории и культуре Великобритании» о борьбе англичанок за женское избирательное право. С разрешения издательства интернет-журнал «Звезда» публикует отрывок из главы этой книги — о суфражистской агитации и общественном мнении.

В начале ХХ века в суфражизме происходят серьезные изменения. Появление в 1903 году Женского социально-политического союза (Women's Social and Political Union, WSPU) — «юного задорного авангарда женского движения» — внесло много нового в стратегию и тактику всего движения. Союз стал организатором массовых кампаний, воспринимавшихся неоднозначно, но постоянно привлекавших общественное внимание. Его «пропагандистская машина была, пожалуй, самой впечатляющей и эффективной из когда-либо существовавших в Англии».

В ряде работ по истории милитантства — наиболее воинственной, радикальной части суфражистского движения — отмечается, что деятельность WSPU во многом носила рекламный характер. И действительно, все их мероприятия были зрелищными, немного скандальными, сознательно направленными на то, чтобы привлечь внимание публики и попасть на первые страницы газет. Поскольку суфражистское движение к началу ХХ века утратило свою новизну и к нему проявляли мало интереса, самые решительные поборницы избирательного права были вынуждены искать более действенные меры для влияния на парламент, правительство и общественное мнение. Ими стали акции милитантского характера.

Э. Панкхерст, супруги Петик-Лоуренс, Э. Кени и другие лидеры WSPU провозгласили, что раз женщины не имеют права участвовать в принятии законов, они и не обязаны этим законам повиноваться, то есть призывали к использованию тактики гражданского неповиновения, чем, по сути, и было милитантство. Начало этому было положено К. Панкхерст и Э. Кени 13 октября 1905 г. на встрече с избирателями кандидата от либеральной партии лорда Эдварда Грея: суфражистки прервали его выступление выкриками «Право голоса для женщин!». Их арест наделал много шума и попал на первые страницы газет.

По мнению специалиста по политической истории Великобритании К. Эйкина, «этот инцидент привлек больше общественного внимания к вопросам женского избирательного права, нежели целый год мирной агитации». Для WSPU эта акция имела положительные последствия. Его заметили, у него появились сторонники по всей стране, казна пополнилась новыми пожертвованиями. Организация стала общенациональной, и ее штаб-квартира переместилась в Лондон. С этого момента практически все акции WSPU были направлены на привлечение внимания публики. Удержать женский вопрос на первых полосах стало их важнейшей задачей.

Многие мероприятия суфражисток были не только рекламными, но и протестными: сенсационные сообщения об их действиях становились прекрасной возможностью выразить свои политические требования. Воинственными поступками и радикальными акциями они подрывали традиционные представления о несовместимости женственности и публичной активности. WSPU и Женская лига свободы (Women's Freedom League, WFL) стали использовать новые, не применявшиеся ранее методы политической борьбы.

Суфражистка Кэтрин Дуглас-Смит выступает перед толпой. Между 1906 и 1914 Фото: LSE Library

Милитантки были первыми, кто начал агитировать на улицах. Они устраивали импровизированные митинги на городских площадях и уличных перекрестках, собирая вокруг себя прохожих, продавали суфражистскую прессу и раздавали листовки. Были одними из первых, кто применил такую форму уличной рекламы, как «сэндвич»: они дефилировали по улицам, повесив на себя плакаты с суфражистскими лозунгами. Подобные действия воспринимались обществом крайне неоднозначно. Если к началу ХХ в. выступления дам на собраниях, проходивших в помещениях, стали уже привычным явлением, к ним относились достаточно спокойно и даже благожелательно, то появление женщин на улицах все еще шокировало окружающих.

С точки зрения большинства представителей среднего класса (рабочие относились к этому более терпимо), такие действия были нарушением всех норм приличия, они компрометировали не только самих женщин, ведущих подобную агитацию, но и их семьи. Эта позиция отражена в рассказе писательницы-суфражистки Ады Нилд-Чью «Мужчины, женщины и избирательные права» (Men, Women and the Vote), построенном в форме подслушанного разговора на приеме в типичной буржуазной семье, к несчастью имеющей среди своих членов милитантку:

— вы думаете, женщина, которая проповедует, стоя на ящике, на углу улицы, будет считаться с приличиями? Я никогда не знаю, где натолкнусь на нее. Она постоянно делает из меня дурака. Стоит на улицах, по которым я обычно хожу и где все меня знают, и продает свои грязные суфражистские газетенки, умоляя людей купить их, как настоящая уличная проститутка. В другой раз она не продает, а стоит с этими глупыми листовками и сует их каждому проходящему — Тому, Дику или Гарри!

— О боже мой! — заговорила одна из присутствующих дам. — У нее нет никакого уважения даже к своему внешнему виду! Стоя по колено в грязи со всем этим барахлом в руках, она не может даже зонтик открыть во время дождя, и вода льется на шляпу и платье. Как можно элегантно выглядеть в таких условиях?

Этот фрагмент, приводящий мужскую и женскую точки зрения на проблему, показывает, что в общественном сознании уличные выступления суфражисток ассоциировались с вызовом образу традиционной женственности и поведением проституток, что и понятно, ведь последние были единственными в то время «публичными» или «уличными» женщинами. Агитирующие суфражистки достаточно быстро стали излюбленным объектом карикатуристов.

Плакат Альфреда Пирса «Современная инквизиция». 1910 Фото: wikipedia.org

Еще более шокирующей феминистской репрезентацией был образ голодающей и подвергшейся насильственному кормлению суфражистки. Про- и антисуфражистские художники скрещивали копья вокруг виктимизированной женственности, и в английской прессе регулярно появлялись изображения хрупкой девушки, подвергающейся насилию со стороны жестоких докторов, с одной стороны, и мужеподобной карги, окруженной страдающими медсестрами, — с другой. Отвергая комфорт, окутывающий тело представительницы среднего класса, и отказываясь представлять радующий глаз образ традиционной феминности, такие репрезентации заставляли пересмотреть определения как женственности, так и зрелищности.

Обращение с женщинами как с уголовными преступницами и насильственное кормление вызвали негативную реакцию общественного мнения и сделали милитанток в глазах многих мученицами, страдающими за свои убеждения. В 1909 году 116 врачей направили в Кабинет министров петицию с выражением протеста против насильственного кормления как практики, наносящей непоправимый ущерб здоровью заключенных; вопрос о жестоком обращении с суфражистками в тюрьмах регулярно поднимался в парламенте. Даже The Times опубликовала язвительное письмо Б. Шоу по поводу насильственного кормления, впоследствии широко цитировавшееся не только английскими участницами движения, но и суфражистками из других стран:

«Я постараюсь с помощью Фабианского общества устроить для мистера Гладстона (Герберт Гладстон — министр внутренних дел, — прим. редакции) банкет, которому бы позавидовал сам Сарданапал. Самые тонкие вина и самые изысканные блюда будут заготовлены, невзирая ни на какие расходы. Но мы ставим одно условие: вкушать все это можно только с помощью носовой трубки; синематограф должен все время снимать, отмечая для удовлетворения общественно го мнения все симптомы глубокого наслаждения, которыми он убедит нас наконец в справедливости своих неоднократных уверений, что насильственное кормление суфражисток представляет скорее ласку, чем мучительную пытку».

Умеренные суфражистки вслед за милитантками начинают искать и применять новые формы пропаганды своих идей. В 1907 г. особую популярность снискали массовые демонстрации и процессии, их инициатором был Национальный союз суфражистских обществ (National Union of Women's Suffrage Societies, NUWSS). Благодаря организации череды впечатляющих беспрецедентных шествий в период с 1907 по 1913 г. суфражистки разработали новый тип политического зрелища, в котором использовались все виды привлечения внимания публики: яркие костюмы, декорации, расшитые знамена, оркестры и т. п.

Самая крупная в истории суфражизма демонстрация, получившая название «Женское воскресенье» (Women’s Sunday), собрала, по некоторым данным, до 500 тыс. человек, она была организована WSPU в Гайд-парке 21 июня 1908 г. Но наиболее зрелищной, по свидетельству современников, являлась Женская коронационная процессия (Women's Coronation Procession), прошедшая 17 июня 1911 г. В изданной в виде листовки программе мероприятия было написано:

«Эта процессия представляет женщин не только нации и великой империи, принадлежностью к которой мы гордимся, но и всего мира».

Инициированная WSPU, эта акция была поддержана всеми суфражистскими организациями и стала прекрасной демонстрацией женской солидарности в борьбе за право голоса.

Обложка монография Ольги Шныровой «Суфражизм в истории и культуре Великобритании» Фото: Издательство Ивана Лимбаха

Еще одним впечатляющим мероприятием было так называемое Великое паломничество (Great Pilgrimage) 1913 г., организованное NUWSS: многочисленные отряды суфражисток, одетых в специально разработанную по этому случаю униформу (в суфражистской печати рекламировалось «идеальное платье для паломничества, обеспечивающее комфорт в любую погоду»), в течение нескольких недель стекались со всех уголков Англии, сливаясь в одну колонну, движущуюся к Лондону.

В ходе массовых акций их участницы не только демонстрировали желание женщин получить право голоса, но и старались утвердить в массовом сознании положительный образ суфражистки, ибо женщина, занимающаяся общественной деятельностью, по-прежнему ассоциировалась с бесполым либо мужеподобным существом. Поэтому активистки движения отстаивали свое право на новую форму женственности, соединяя ее традиционный образ с духом политической борьбы, и выражали надежду на то, что традиционное восприятие женственности может сочетаться с традиционным же восприятием гражданственности. Это объясняло повышенное внимание к декорациям процессий и внешнему виду самих участниц: своими изящными туалетами они опровергали утвердившиеся стереотипы. К тому же «образы элегантных женщин, несущих знамена, привлекали большее внимание, чем их речи».

О проектеРеклама
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС77-64494 от 31.12.2015 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Учредитель ЗАО "Проектное финансирование"
18+

Программирование - Веб Медведь