X

Новости

Вчера
2 дня назад
09 декабря 2019
08 декабря 2019
07 декабря 2019
06 декабря 2019
Фото: Вероника Быстрых
9статей

Публикуем монологи пермяков самых разных профессий о том, сколько им удаётся зарабатывать и сколько приходится тратить.

Пожарный. Как сегодня «сводят дебет с кредитом» пермяки

В октябре 2019 года пермские пожарные написали обращение к губернатору с просьбой увеличить им зарплаты. Ещё летом во время прямой линии президента мы узнали, что пожарные получают всего 13 тысяч рублей — тогда Владимир Путин поручил поднять зарплаты до 24 тысяч. Однако отразилось это только на оплате труда МЧСников, которые получают зарплату из федерального бюджета. Работники пожарных частей, подконтрольные Министерству территориальной безопасности Пермского края, по-прежнему вынуждены жить на 13 тысяч.

Объясняем, что из себя представляет пожарная охрана

Пожарная охрана в РФ состоит из:

  • государственной противопожарной службы (города и субъекты РФ);
  • муниципальной пожарной охраны (села и деревни);
  • добровольной пожарной охраны;
  • ведомственной пожарной охраны (например, РЖД);
  • и частной пожарной охраны.

Нас интересуют первая —государственная противопожарная служба. Она в свою очередь делится на:

  • МЧС (финасируется из федерального бюджета), их части находятся в самых крупных населенных пунктах. В Пермском крае это Пермь или, например, Кунгур. В МЧС есть сотрудники (в погонах) и работники.
  • государственная противопожарная служба субъекта РФ (финансируется краем). В краевых частях — только работники. Они отвечают как за районы Пермского края, так и за города. Краевые части находятся и в Перми, в том же Кунгуре и много где ещё.

Все пожарные выполняют одну и ту же работу. Сотрудники в погонах — военнообязанные, их в любой момент могут послать в районы ЧС по всей стране, они получают около 40 000 рублей в месяц. До недавнего времени работники и в МЧС, и в пожарных частях субъектов РФ получали одинаково — около 13 000 рублей в месяц. После летнего указа президента — поднять зарплату пожарным до 24 тысяч рублей — работникам в МЧС, чья работа финансируется из федерального бюджета, зарплату подняли, а на уровне края — нет.

Григорий, 40 лет, работает в пожарной части Ильинского района, имеет свою ферму

— Конечно, люди обиделись — мы выполняем одну и ту же работу, нагрузка та же, мы так же ездим в огонь, прикрываем больше территорий, чем МЧС. Четыре машины нашей пожарной части задействованы на 100 километров, мы отвечаем за весь Ильинский район! Думаю, Путин не особенно вникал, как устроена пожарная служба, просто дал указание, и всё. Федерация выделила дополнительные деньги для повышения зарплаты работникам в МЧС, а край для нас — нет.

Все же городские думают, что в селе нет работы, и местные жители с радостью возьмутся за любую

Я живу в деревне Филатово в Ильинском районе и являюсь председателем сельскохозяйственного кооператива. У меня своя ферма, а у кооператива — свой убойно-перерабатывающий цех. Кооператив — некоммерческая организация, он может включать несколько личных подсобных хозяйств без образования юридического лица. Люди создают их, чтобы минимизировать затраты. Мало кто может позволить закупать что-то в большом количестве. А объединяясь, удобнее налаживать сбыт и дешевле закупать корма для животных.

Когда нам с друзьями было по 30 лет, нас потянуло к земле. Мы решили купить участок земли и разделить его между своих друзей и родственников. Весь 2010 год мы искали подходящую землю, а в 2011 начали строить. Сейчас у нас небольшой поселок на задах деревни Филатово. Сначала мы жили в городе и не планировали переезжать в деревню. Думали, у нас просто будет дача, и может, кто-нибудь будет на ней работать, ухаживать за животными, собирать молоко и яйца. А мы будем приезжать, любоваться красотами и получать вкусные продукты. Но выяснилось, что если ты сам не готов работать на земле, то никто не готов. Все же городские думают, что в селе нет работы, и местные жители с радостью возьмутся за любую. Если ты будешь ходить барином, то люди назовут это батрачеством и не будут ничего делать. А если будешь трудиться вместе со всеми, делать ту же работу, что и все, они поймут, что ты надёжен. Грубо говоря, если ты сам будешь говно за кроликами убирать, ты найдёшь людей, который захотят это делать рядом с тобой. Чтобы эти нехитрые истины прояснить, пришлось поездить туда-сюда несколько лет. И вот уже три года моя семья живёт в деревне.

Фото: Вероника Быстрых

А в пожарные я попал так

Когда в марте 2018 года случился пожар в «Зимней вишне», у нас был серьёзный разговор с моей старшей дочерью, тогда мы уже жили в деревне, и она училась в деревенской школе. Она спросила: «А что можно было сделать? Обычные же люди все...» Я задумался над её словами. И мне пришла в голову мысль, почему бы детям не преподать пару уроков первой помощи и того, как действовать во время пожара.

Я в своё время закончил медучилище, прошёл обучение в школе медицины катастроф, тема первой помощи мне всегда была интересна. Там же в деревне у меня был единомышленник — мой друг-пожарный. Предложил ему провести уроки по пожарной тематике, а на себя взял уроки по оказанию первой помощи.

На уроке мы рассказывали, что при эвакуации надо идти по стенке и объясняли, почему. Дети без особого интереса нас слушали, все хихикали — им же постоянно проводят учебные эвакуации. Тогда мы привезли три дым-машины — генераторы безопасного дыма, которые задымляют всё. Дышать этим можно, но ни зги не видать. Задымили к чертям всё в школе и включили сигнализацию. Такой урок ребята восприняли совсем иначе. Кто-то понял, почему надо двигаться вдоль стенки, кто-то понял, почему нужно склониться как можно ниже — дым же всегда поднимается кверху, а внизу есть прослойка, где видно, куда идти.Такой урок всем понравился.

Пришло осознание, что можно и дальше это продолжать. Мы решили организовать пожарный кружок. Там мы проигрывали разные ситуации. Например, случается возгорание, мы чертили круг смерти, куда эвакуированные не должны были наступать, а если заступали, то наступала «смерть», и они падали. Были потеряшки — дети, которые остались в классе, и их надо было найти. То есть кто-то эвакуировался, а кто-то имитировал работу пожарных и спасателей.

Затем я решил аттестовываться на спасателя. Отучился в учебно-методическом центре по гражданской обороне и чрезвычайным ситуациям Пермского края. Первые три недели — учебка с утра до вечера, потом несколько месяцев стажировки в каком-нибудь спасательном подразделении. Обучение платное — 20-22 тысячи рублей. На стажировку я пошёл ближе к дому — в пожарную часть в Ильинском районе.

Что ты все ходишь бесплатно? Иди к нам в караул

Пришёл в пожарную часть, попросил меня взять, и они без проблем согласились. В течение месяца стажировался, выполнял много хозяйственной работы — мыл полы, машины, всё такое. Мы с ребятами сдружились, они мне говорят: «Что ты всё ходишь бесплатно? Иди к нам в караул».

В нашей части четыре караула, работаем сутки через трое. Караул — это все люди, которые находятся в данный момент в части. Караул состоит из диспетчера, начальника караула (начкара), и 1-го и 2-го отделения. Каждое отделение состоит из командира, водителя и пожарного. В нашем карауле освободилось место, один человек ушёл, сказав: «Мало платят, я больше так не могу». С марта я заступил на его место. Потом, в том же центре, где обучался на спасателя, повысил свою квалификацию до пожарного, в этот раз уже за счёт государства. Там нужно было сдать чуть больше различных дисциплин. Пожарные дольше учатся — три недели учёбы, несколько месяцев стажировки, а затем снова учёба. Там обучают специфическим штукам — например, надо грот пройти. Грот — это испытание, когда приезжает огромная 12-метровая фура, а внутри неё лабиринт, огонь и крики. Троих человек запускают через одну дверку, и они должны выйти через другую. Вообще, можно работать пожарным первые полгода, не обучаясь, но тебя не отправят в огонь. Тебя там убьёт, потому что многие вещи ты просто не понимаешь, да и дыхательного аппарата для работы в дыму у тебя пока нет.

Дел столько, что невозможно слоняться просто так, даже если пожара нет

В караул заступаем в восемь часов утра, но приезжаем на работу пораньше, в 7:30 — каждому работнику нужно проверить свою амуницию, расписаться в журналах за технику безопасности и всякое такое. К восьми часам утра караул в боевой одежде заступает на смену, а караул, который смену сдает, форму снимает. Вот мы стоим, друг напротив друга, приходит ответственный по части, зачитывает сводку за прошедшие сутки. Если был у другого караула пожар или ещё что, то нам все докладывают. Затем уходящую смену спрашивают, всё ли в порядке с техникой и прочее. Если всё в порядке, то звучит фраза: «Для сдачи-приёма дежурства разойтись».

Караул принимает автомобили — боевые и резервные. Всего четыре машины — две постоянно выезжают, а две в резерве. Бывает такое, что смена, которая уже ушла домой и легла спать, возвращается — их будят, чтобы они приехали в часть, пока весь наш караул на пожаре. Это называется поддежурством. Бывает, что и резервная смена уходит на пожар, тогда все четыре машины на пожаре. Это делается, чтобы максимально прикрыть наш район.

В 9:00 начинается занятие по темам — пишем конспекты, например, по особенностям тушения пожара на комплексах нефтепереработки. Потом — занятия на башне или на пожарно-спортивной полосе. Каждый квартал мы обязаны сдавать нормативы. Иногда приезжают проверяющие из МЧС, проверяют теорию и практику. В пятницу — парково-хозяйственный день. Всё драится, чистится, моется. Выделено время на обслуживание техники после пожара. Нужно восстановить боеготовность, потому что ты приходишь весь мокрый, с тебя льёт, все рукава грязнущие. Боевую одежду надо почистить и просушить, отмыть техническое вооружение, заменить баллоны.

Фото: Вероника Быстрых

За каждым караулом закреплены разные задачи. За нашим — рукавное хозяйство (отслеживаем все поломки, порезы, всё чиним). Рукава, как новые, так и старые, мы периодически должны испытывать — тогда выгоняется техника, запитывается рукав, засекается время. Проверяем, чтобы ничего не порвалось. Пожарные должны обходить дома и вручать жителям памятку о пожарной безопасности. Это называется «работать по жилью». Я недавно схитрил — во время выборов раздал памятки людям, и какое-то время был свободен от этого дела. В общем, дел столько, что сам не заметишь, как время отбоя подойдет.

Ночью, пока остальные отдыхают, кто-то должен бодрствовать, меняемся каждые пару часов. Если время спать, то в буквальном смысле под одеяло не залезешь. Можешь подремать в комнате отдыха, но должен находиться в форме. Разрешено, разве что, сапоги снять. Потому что вызов по тревоге — 45 секунд. А тот, кто бодрствует, будет первым открывать ворота. К шести утра все встают — если зима, то надо снег отгрести с плаца, если лето, то подмести его. Надо проверить пожарные автомобили и протереть их от пыли, проверить пожарно-техническое вооружение. Машины у нас всегда чистые, потому что по приезду водитель сам их моет. После пожара мы отмываем всё пожарно-техническое вооружение, а водитель с автомобилем возится. Но протереть пыль всё равно надо. Перед сдачей дежурства надо вымыть все помещения, мусор выбросить (уборщицы у нас нет, всё сами делаем), начистить сапоги. На смене и перед сменой этого делать нельзя, не знаю почему. Поверье такое.

Две смены назад, в 9:30 я сидел, писал конспект, прозвенел звонок, мы все тут же сели в автомобиль и поехали на вызов. Вернулись в часть где-то в 17-00, пока восстановили боеготовность, пока что, подошло время отбоя. Мы обслуживаем частный сектор, а там приходится долго работать, потому что, если пожар в многоквартирном доме, то там отовсюду могут приехать помочь. Нам же вызывать некого, поэтому, как правило, мы справляемся своими двумя отделениями. Если огонь потушили, то надо все разобрать, и все, что можно, пролить. Если оставить всё так и уехать, ночью полыхнет снова. Это называется разборка и проливка конструкций. Горят дома и бани, электрооборудование. Весной — трава. Ещё мы выезжаем на ДТП. Например, две машины столкнулись, двери оказались заблокированы. В основном, мы деблокируем пострадавших, тушим загоревшиеся автомобили.

Когда я еду на пожар, то жене не говорю, не хочу волновать, да и некогда

Не каждую смену, но через одну-две что-то, да происходит. Но это не всегда возгорания, периодически мы выезжаем на тактические учения, в школы, детсады, пусть опасность не настоящая, но приезжаем-то мы в полной готовности. Дети эвакуируются, а мы должны полностью линию протянуть.

Когда еду на пожар, то жене не говорю, не хочу волновать, да и некогда. Если всё нормально — потушили, то отписываюсь. Во время работы особо не переживаю. Уже после, если была какая-то опасность, проигрываю её в голове. Прикидываю, что балка могла не туда упасть — а она рухнула буквально между мной и напарником. Начинаю переваривать, а что бы было, если бы она по голове дала и так далее. Мне пока, слава богу, не приходилось вытаскивать людей из огня. В прошлом году, на самом деле, не так много погибших было — 11 человек по Ильинскому району. В этом году — пока ещё ни одного. Но если есть погибший, то это серьёзный повод для разбирательств. Проверка приезжает на каждый пожар. У нас это отделение надзорной деятельности МЧС. При необходимости приезжает пожарно-техническая лаборатория — установить причину и оценить действия пожарной охраны.

Фото: Вероника Быстрых

Доходы:

Пожарные получают где-то 13 000, водители — около 15 000, командир — 16 000, начкар — 18 000, диспетчер — 13 000 рублей. Конечно, деньги небольшие, и здоровый мужик даже в деревне на эти деньги не проживёт, поэтому все подрабатывают. У меня хозяйство, я работаю на ферме. Кто-то берет шабашки: чинят крыши, прокладывают трубы. Кто-то идёт в такси, развозит хлеб. Но в такси люди убиваются — они приходят на работу усталыми. Будь зарплата побольше, люди меньше надрывались бы.

У меня жена и две дочери. Жена занимается фермерством вместе со мной, работает в мясном цехе. Сколько зарабатываем на ферме — оценить трудно, потому что это бизнес, и из него периодически «выдергиваешь» деньги. Но на сельском хозяйстве много не заработаешь. У нас — кролики, курицы и индюшки. В летнее время получается порядка тысячи животных. Мы продаём мясо, делаем пельмени, котлеты, колбасу. С фермы имеем в пределах 30 000 рублей. И моя зарплата пожарного — около 10 000. Получается, 40 000 рублей в месяц на семью.

Расходы:

Всю свою зарплату пожарного я раздаю работникам на моей ферме. Много денег уходит на электроэнергию, так как у нас цех. Еда по большому счёту своя, иногда продукты обмениваем. Например, мясо меняем на картошку. Когда жили в городе, зарабатывали намного больше, два раза в год обязательно ездили в отпуск, сейчас доходы резко упали. Денег периодически не хватает, и мы постоянно себе в чём-то отказываем. Но я не жалею, что переехал в деревню, чувствую себя здесь намного счастливее. Из пожарных уходить не хочу. Мне эта работа по душе, я чувствую, что делаю важное дело.

О проектеРеклама
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС77-64494 от 31.12.2015 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Учредитель ЗАО "Проектное финансирование"
18+

Программирование - Веб Медведь