X

Подкасты

Рассылка

Стань Звездой

Каждый ваш вклад станет инвестицией в качественный контент: в новые репортажи, истории, расследования, подкасты и документальные фильмы, создание которых было бы невозможно без вашей поддержки.Пожертвовать
Фото: Анастасия Яковлева

«Предложили сдать знакомых, я отказалась». Как полиция задерживает и допрашивает участников апрельского митинга в поддержку Навального

В Перми полиция возбудила порядка двух десятков дел об административном правонарушении после митинга в поддержку Алексея Навального, который прошёл 21 апреля. Правоохранители составляют протоколы по части пятой статьи 20.2 КоАП РФ (Нарушение установленного порядка митинга). Активистов выслеживали после акции, некоторых допрашивали в Центре по противодействию экстремизму. Мы пообщались с четырьмя пермяками, которые рассказали, как и о чём им пришлось говорить с полицейскими.

Марьяна, 20 лет, танцовщица

— Полиция пришла ко мне домой в четверг (22 апреля) утром. Повестку не вручили. Полицейские сказали, что мне нужно проехать с ними в отделение. Они сказали, что на митинге я вела себя активно, присутствую на всех фото и видео. По их словам, им доложили, что я была агитатором на митинге и возглавляла колонну шествия по городу.

Сначала меня отвезли в Центр по противодействию экстремизму. В течение трёх-четырёх часов меня допрашивали, а потом составили протокол. Полицейские просили меня сдать тех, с кем я была. Перед митингом я организовала чат для тех, кто собирался прийти в одиночку. В нём набралось 14 человек. Мы вместе собрались и пришли [на акцию]. На допросе мне показывали фотографии.

Полицейские хотели меня запугать, говоря, что если я сдам ребят, мне смягчат наказание. Но я знала, что этого не будет. И у меня есть моральные принципы, которые мне не позволили этого сделать. Потом меня повезли в Свердловское отделение полиции. Спустя пару часов меня отпустили домой с условием, что я приду завтра утром.

В пятницу в 9:30 я снова приехала в Свердловское ОВД и меня под конвоем повезли на суд. В суде я пробыла с 10:00 до 15:00. Меня судили по статье 20.2 КоАП РФ (Нарушение установленного порядка митинга). Судья назначил штраф в 20 тыс. руб., который я должна буду оплатить в течение двух месяцев после вступления приговора в силу.

На суде меня спросили, хочу ли я что-то добавить — я сказала, что согласна с обвинением, но не признаю своей вины. Я считаю, что сделала правильное дело, но, возможно, не вполне законным путём. У нас не было времени, чтобы согласовать митинг. Мне штаб [Алексея Навального] предлагал адвоката. Но я отказалась, потому что думала, что будет хуже. Защищалась я сама.

Я не вижу смысла обжаловать это решение, потому что я ничего не отрицала. Я впервые в такой ситуации и думала, что лучше скажу правду. А если я буду врать, то, получается, я сдаюсь. Я свою точку зрения не продам! Я напрямую говорила [полицейским и судье], что я участвовала в митинге и кричала лозунги. В содеянном я нисколько не раскаиваюсь.

Пётр, 19 лет, музыкант

— В пятницу (23 апреля) в 07.45 ко мне домой пришли сотрудники уголовного розыска и доставили в управление МВД России по городу Перми. В отделении меня допросили следователи. Разговор был вежливый. Сказали, что приказ доставить меня в отделение им пришёл в полночь.

Полицейские сказали, что моё участие в несанкционированном митинге зафиксировано на фотографиях и на видео. По словам очевидцев, я подначивал толпу кричать громче. Полицейские мне говорили, что митинг незаконный, потому что существует угроза распространения коронавирусной инфекции. При этом в отделении полиции я никого не встретил с маской на лице! Ко мне домой они тоже пришли без масок. Получается, они сами себе противоречат.

Ещё я просил, как они меня идентифицировали? Но они отшутились, ответили: «Это тайна». Спрашивали, почему не реагировали на требования стражей порядка разойтись. Попробовали надавить, сказав, что заберут телефон на изучение. Но я своим видом показал, что их не боюсь.

Полицейские хотели, чтобы я сдал своего товарища. Они сказали, что на митинге со мной был человек и попросили назвать, как его зовут. Я отказал это сделать. Они сказали, что знают его имя. Я ответил, что если они знают, то я ничего говорить не буду.

На допросе я сказал, что вышел не за Навального, а за сменяемость власти, честные выборы и чтобы Путин ушёл с поста президента России. В итоге на меня составили протокол об административном правонарушении по части пятой статьи 20.2 КоАП РФ. О дате и времени судебного заседания меня должны уведомить по телефону или электронной почте.

Кирилл Филимонов, активист, член Гражданского общества

— Через день после митинга ко мне домой пришли сотрудники полиции и потребовали пройти с ними. Я отказался и попросил повестку. Повестки у них не было, они ушли. А через полчаса вернулись и вручили какую-то портянку. В этот же день я нанял адвоката Филиппа Чернышёва и мы пошли на дачу объяснений. Мы задержались, и нас не пустили в районный отдел полиции.

Из здания вышли несколько человек, представились полицейскими. Они вели себя сумбурно и несогласованно. Постоянно кому-то звонили и что-то уточняли. Хотели доставить меня с защитником в отдел полиции № 6. Мы не отказались и настояли на оформлении новой повестки на понедельник. Сотрудники полиции пошли нам навстречу.

В понедельник мы пришли в отдел полиции № 6. В ходе допроса Филипп Чернышёв увидел правонарушения и начал вести их видеофиксацию. Сотрудница полиции, которая отказалась представиться и предъявить удостоверение, потребовала от правозащитника прекратить съёмку. Другие полицейские, которые тоже отказались представиться, обращались к ней по имени и отчеству — Татьяна Михайловна.

Татьяна Михайловна составила протокол по статье 19.3 КоАП РФ — Неповиновение законным требованиям полиции. Филиппа Чернышёва силой вытолкнули из кабинета. Тем самым полицейские ограничили меня в праве на защиту. В отделении полиции Чернышёву не выдавали личные вещи. У него обострились боли в позвоночнике, ранее он говорил о переломе.

На следующий день в Ленинском районном суде было назначено судебное заседание. Судья Сыров не допустил на заседание журналистов, не позволил представить медицинские документы. Не предоставил возможности видеофиксации. Не давал говорить по регламенту, отказывал в повторных ходатайствах. На отвод судьи он тоже ответил отказом.

Во время заседания Филиппу стало плохо. Приехала скорая помощь, медицинского работника проводили судебные приставы. Чернышёву поставили обезболивающий укол, но госпитализировать отказались. На суде я дал свидетельские показания. Чем закончилось судебное заседание, пока неизвестно.

Допрос в отношении меня закончился тем, что полицейские составили протокол о совершении административного правонарушения по статье 20.2 КоАП РФ — Нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования. Якобы меня видели на эспланаде по время митинга. Я вину свою отрицаю, на эспланаде я действительно в тот день был, но для того чтобы встретиться с моим общественным защитником Филиппом Чернышёвым по поводу другого дела. Сейчас я жду суда.

Георгий Шабанов, 58 лет, юрист

— В пятницу ко мне домой пришли двое полицейских. Сказали, что не могли дозвониться и предложили поехать в отделение. Я отказался, сказав, что занят и мы договорились, что я приду сам в отделение полиции в понедельник в 10 утра. Они ушли, но вернулись спустя полчаса и принесли повестку.

В назначенное время я пришёл в отделение полиции Ленинского района. Передо мной в 212 кабинет к майору полиции Татьяне Михайловне стояло два человека. Их завели в кабинет, я остался ждать. Но через полчаса мне ждать надоело, я ушёл. И тут мне начали звонить на телефон, раз 15-20. Полицейский предложил за мной приехать и отвезти в отделение. Я сказал, что у меня дела. Он согласился отвезти меня по делам, а потом доставить в ОВД.

Майор Татьяна Михайловна составила протокол по части пятой статьи 20.2 КоАП РФ. В рапорте было написано, что я был на митинге, о чём свидетельствуют фото и видео. Татьяна Михайловна спросила: «Вы не отрицаете, что были?» Я ответил, что не отрицаю. Она сказала: «Раз вы были, значит вы участвовали в несогласованном митинге». Она составила протокол, я написал, что с ним не согласен.

Почему не согласен? Я не согласен, что моя вина состоит в том, что я находился 21 апреля на эспланаде. У меня есть право гулять в любое время суток в любом публичном месте. 31 статья Конституции РФ гарантирует гражданам право собираться мирно и без оружия. Это у них [властей] логика извращённая. Они придумали этот алгоритм [согласования митингов], чтобы запугать людей и не давать им реализовывать свои права, которые закреплены в Конституции. Там прописано это право и никто — ни суды, ни полиция — не может это право у граждан отобрать.

Судя по предыдущим акциям, полицейские возбудят несколько десятков административных дел. Многие участники не скрывали своих лиц. А суды начнутся после майских праздников.

***

Ранее мы писали, что в Березниках за участие в митинге в поддержку Навального спортсменке Елене Гусевой присудили 40 часов обязательных работ.

Посмотрите наш фоторепортаж о том, как в Перми прошли митинг и шествие в поддержку оппозиционного политика.

О проектеРеклама
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС77-64494 от 31.12.2015 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Учредитель ЗАО "Проектное финансирование"
E-mail: web@zvzda.ru
18+

Программирование - Веб Медведь