X

Рассылка

Подкасты

Стань Звездой

Каждый ваш вклад станет инвестицией в качественный контент: в новые репортажи, истории, расследования, подкасты и документальные фильмы, создание которых было бы невозможно без вашей поддержки.Пожертвовать

«Эту власть я не выбирала». Репортаж из Кудымкара, где журналистка, режиссёр и актриса «дискредитировали вооружённые силы РФ» статьями в газете и постами в «Вконтакте»

В Кудымкаре за одну неделю завели административные дела сразу на трёх женщин. Все они известные (и не только в Кудымкаре) люди. Протоколы по статье 20.3.3 составили на главного редактора газеты «Парма новости» (сразу два), главного режиссёра драматического театра и актрису, известную по сериалу «Территория» на ТНТ. Мы съездили в столицу Коми-пермяцкого округа, нам удалось встретиться и поговорить с двумя их трех обладательниц протокола о «дискредитации Вооружённых Сил РФ»

«Плакать хочется, когда люди выражают мне поддержку»

Перешагивая весенние лужи, мы с Яной Яновской идём из городского суда в редакцию «Парма новости». Яна рассказывает, что как только стало известно о суде, ей стали звонить и писать люди, в том числе незнакомые. Выражали поддержку, многие даже предлагали деньги, чтобы выплатить возможный штраф.

Однажды в магазине ко мне подошла сотрудница администрации и прошептала: «Яна, мы за вас кулачки держим!» Плакать хочется, когда люди мне выражают поддержку. У нас в редакции есть те, кто придерживается другого взгляда [на спецоперацию], но и они понимают, что [в стране] двойные стандарты: иную точку зрения выражать нельзя.

Кудымкар — маленький город. Здесь все друг друга знают. Яну знают точно. По пути в редакцию она здоровается с проходящими мимо людьми. Редакция «Парма новости» располагается на первом этаже хрущёвки на центральной площади Кудымкара, по соседству с драматическим театром.

«Ну что, выписали штраф?» — буднично спрашивают коллеги Яну.

Мониторинг полиции

В отношении главного редактора «Парма новости» Яны Яновской полиция составила два протокола об административном правонарушении: за колонку в газете и пост в социальной сети «ВКонтакте».

Номер газеты, в котором была та самая колонка, отправился в печать 4 марта. В этот же день Госдума приняла поправки в КоАП. В кодексе появилась статья о «дискредитации Вооружённых Сил РФ». 5, 6, 7 и 8 марта были выходными днями. В газетные киоски тираж поступил 9 марта. Утром Яне стали звонить знакомые продавцы и рассказывать, что к ним приходила полиция с расспросами о газете и её авторской колонке.

Позже выяснилось, что пресс-секретарь Кудымкарской полиции Елена Гилёва во время мониторинга социальных сетей и СМИ обнаружила пост на личной страничке Яны «ВКонтакте» и её же колонку в газете «Парма новости». Она написала рапорт. 14 марта майор полиции Кудымова составила протокол об административном правонарушении по ч. 1 ст. 20.3.3 КоАП РФ (Публичные действия, направленные на дискредитацию использования Вооружённых Сил РФ в целях защиты интересов РФ и её граждан, поддержания международного мира и безопасности).

Суды по обоим «правонарушениям» были назначены на один день — 24 марта.

«Что вы понимаете под словом „тяжело“?»

— Вызвать в суд прокурора и в качестве свидетелей сотрудников полиции, которые составляли рапорт и протокол, — ходатайствует в суде адвокат Яновской Елена Першакова.

Она говорит, что обстоятельства административного правонарушения описаны ненадлежащим образом.

— Мне не понятно, чья в рапорте выражена позиция, что моя подзащитная дискредитирует вооружённые силы России. Рапорт написала представитель пресс-службы, а протокол составил другой сотрудник полиции. Сотрудники полиции не обладают достаточными компетенциями, чтобы делать вывод о дискредитации. У них как минимум должно быть высшее филологическое или политологическое образование. В связи с этим хочется их опросить.

Судья Людмила Гуляева не удовлетворяет это ходатайство. Она еле слышным голосом зачитывает протокол сотрудницы полиции Кудымовой, в котором приводятся цитаты из колонки Яны Яновской «Деньгами и жизнями»: «Платить за спецоперацию нашей страны в Украинe придётся нашими деньгами — и это не самое страшное».

Далее в протоколе написано, что эти слова имеют признаки «правонарушения», которое описано в статье 20.3.3 КоАП РФ.

— вы согласны с протоколом? — спрашивает судья Яновскую.

— Нет, — отвечает она.

— Признаёте совершение административного правонарушения?

— Нет.

— Не признаёте? Хорошо. Какие ваши пояснения?

Яна даёт определение «дискредитации» по словарю Ожегова, а затем говорит, что в её колонке не содержится словосочетание «вооружённые силы» или «российская армия».

— Я, как мать, переживаю, что наших солдат убивают. Я переживаю, что растут цены в магазинах, и я вижу, в каких экономических условиях живут мои соседи и родственники. Нам всем тяжело.

— Что вы понимаете под словом «тяжело»? — прерывая объяснения, спрашивает судья.

— Морально тяжело переживать, когда... я могу сказать это слово, потому что президент так сказал: «идут военные действия». Я переживаю за всех — детей и людей, контрактников и срочников.

— То есть вам морально тяжело?

— И морально, и материально. Цены растут. В начале колонки я пишу, что наша газета печатается на импортной краске. Значит, подорожает печать. Встаёт вопрос моего дальнейшего бизнеса.

Затем Яна объясняет, что колонка — это её личное мнение, а мнение в отличие от суждения не может быть истинным или ложным. Она говорит, что право на выражение собственного мнения гарантирует закон о СМИ и Конституция РФ.

— И никакое ограничение в свободе выражения мыслей не заложено? — спрашивает судья.

— Нет, если оно не пропагандирует терроризм и экстремизм, а этого в моей колонке нет.

Адвокат Елена Першакова говорит, что статья 20.3.3 КоАП РФ не даёт определения, что нужно понимать под «публичными действиями» и «дискредитацией вооружённых сил РФ». Законодательство изложено с недостаточной точностью, ясностью и конкретностью для понимания граждан, чтобы каждый мог предвидеть возможность последствий своих действий.

— Рассматриваемое дело — пример плохого закона и неправильного его правоприменения. Возбуждённое административное дело в отношении моей подзащитной должно быть полностью прекращено.

Адвокат говорит, что понятие «дискредитации» раскрыто лишь в законе о защите конкуренции. Дискредитация — это распространение ложных и неточных сведений, которые могут причинить убытки хозяйствующему субъекту или нанести урон его репутации. Согласно толковым словарям дискредитация — это подрыв доверия, умаление авторитета.

— Значит, моя подзащитная должна была умышленно совершить публичные действия, распространяющие ложные сведения об использовании вооружённых сил РФ. Но в протоколе нет сведений, что именно является ложным и неточным.

Адвокат говорит, что слово «война» не запрещено для использования в обиходе российским законодательством, потому что в противном случае в России было бы невозможно говорить о Великой Отечественной войне и других войнах. Таким образом Паршакова делает вывод, что в протоколе об административном правонарушении не представлены факты дискредитации вооружённых сил РФ.

Судья постановляет вызвать в суд для допроса в качестве свидетеля сотрудника полиции Гилёву и назначает дату заседания на 30 марта.

«Мама, как мы сейчас будем жить?»

Предки Яны Яновской спецпереселенцы. Бабушку и дедушку выслали из Белоруссии в коми-пермяцкую деревушку. В журналистике Яна оказалась случайно: в начале двухтысячных по объявлению пришла в газету «Парма новости» в качестве менеджера, параллельно писала заметки. Через несколько лет она стала директором, а в 2013 году выкупила «Парму» у прежнего владельца.

Меня просто задавила жаба каждый месяц отдавать ему [прежнему владельцу] дивиденды, — смеётся она.

В Коми-Пермяцком округе четыре печатных издания: два независимых и два муниципальных. До 2014 года рынок рос и развивался, а вместе с ним и расширялась «Парма новости». Сейчас 20-полосная газета выходит тиражом 6 000 экземпляров и распространяется не только в Кудымкаре, но и в округе. В штате 10 человек.

Я писала колонку как обыватель, — вспоминает Яновская. — Адекватные люди не могут воспринимать происходящее как нормальную ситуацию. Это боль для каждого, кто живёт в России и Украине. Людям тяжело. Не могу даже представить, что переживают люди там... У нас по телевизору говорят, что власти всё держат под контролем, а когда приходишь в магазин, видишь, как выросли цены на продукты.

Яна — мама двоих детей. Старший сын учится в Кудымкарском лесном техникуме. Дочь — в Пермском колледже искусства и культуры.

У нас есть телевизор, но мы его не смотрим. Там показывают одно и то же. С детьми у нас похожие позиции. После того как возбудили дело, сын меня спросил: «Мама, как мы сейчас будем жить?» Я отвечаю, картошку будем сажать (смеётся).

Яна считает, что журналистикой сейчас заниматься небезопасно.

Я не герой, я просто хочу жить нормально! — говорит она. — И чтобы соблюдались законы. Если у нас есть свобода слова и право высказать его, то оно должно быть у всех. Независимо от того, чью ты поддерживаешь сторону. Но по факту мы все хотим одного: мирно жить, улыбаться, радоваться и садить картошку (смеётся).

«Суд занимает позицию и обвинения, и суда»

Вечером Яна снова идёт в суд. На этот раз по поводу её поста в социальной сети «ВКонтакте».

Яна Яновская (слева), Елена Першакова (справа)

— «Это *** [капец], других слов у меня нет. Я до последнего не верила, что всё же [Роскомнадзор] станет реальностью. Люди сейчас пишут, что им стыдно, что они русские. Я русская, мне не стыдно быть русской. Эту власть я не выбирала», — зачитывает материалы дела судья Елена Калина. — «Данный пост носит характер публичного действия, направленного на дискредитацию использования вооружённых сил РФ».

Яна снова говорит, что с протоколом не согласна, что в законе не разъяснено, что такое дискредитация. Что в её посте не используется словосочетание «вооружённые силы». Её пост был размещён на её личной странице, а она является выражением её личных мыслей и не является «публичным действием». Пост был опубликован 24 февраля, до принятия поправок в КоАП, и вообще, уже удалён.

Адвокат Елена Першакова обращает внимание на нарушения при составлении протокола об административном правонарушении, которые должны повлечь прекращение дела. В протоколе должны быть указаны время и место совершения административного правонарушения, но в деле их нет. В протоколе не представлено доказательств, что пост является «публичным действием», и не указано, как именно он дискредитирует вооружённые силы.

Она говорит, что скриншот не может являться доказательством вины, потому что на нём нет даты и он не заверен у нотариуса.

Судья Елена Калина определяет вызвать в суд сотрудницу полиции Гилёву и назначает судебное заседание на 8 апреля.

«С лицом человека, который может ударить»

Юлия Беляева приехала в Кудымкар из Москвы полтора года назад, чтобы работать главным режиссёром драматического театра. За это время она поставила восемь спектаклей.

В разговоре Юлия вспоминает, что в одном из них — «Хозяйка медной горы» — героиня по имени Императрица говорит цитатами тиранов и диктаторов. Одна из реплик была взята из речи Сталина: «Уничтожим всех несогласных и установим свою власть в ближайшее время».

Многие возрастные артисты с радостью вспоминают режиссёров, которые швыряли в них стулья и матерились, — рассуждает она. — Это очень показательная психология людей в нашей стране. Мы любим, когда над нами тиран, которому мы отдаём свою ответственность, который нам скажет, где чёрное и где белое, а нам не надо ни о чём думать своей головой.

Пару дней назад в театр во время репетиции пришли три сотрудника в штатском. Они не представились, но попросили Юлию проследовать с ними. В отделе полиции её допрашивал другой сотрудник в штатском. Он заявил, что приехал из Перми, и стал задавать вопросы: как вы относитесь к Навальному? Где вы были восемь лет? Не жалеете ли вы детей Донбасса? Какие настроения в театре? Знаете ли вы, что Россия не ведёт войну, а проводит военную спецоперацию? Смотрите ли вы телевизор? На какие московские каналы вы подписаны? Знаете ли вы, что весь Кудымкар разрисован анти[Роскомнадзор] «граффитями»? Не вы ли это сделали?

Я не в курсе, как себя вести в такой ситуации, — говорит Юлия. — Я понимала, что это не просто диалог: на диалог не привозят три мужика. Я знала про 51 статью [Конституции], но также знала, что она [сотрудников полиции] злит. Единственное, что я сказала, что запретила в театре все разговоры [про спецоперацию], иначе как мы будем выпускать спектакли, если за кулисами актёры будут переубеждать друг друга.

Человек из Перми показал составленный на неё протокол об административном правонарушении по статье о «дискредитации вооружённых сил РФ». В качестве доказательств там были скриншоты её постов в соцсети «ВКонтакте». Юлия признаётся, что в какой-то момент ей стало страшно: «У допрашивающего было лицо человека, который может ударить».

Меня попросили с телефона зайти на свою страничку «ВКонтакте» и открыть запись от 24 февраля, — вспоминает она. — Женщина из полиции сделала фото и видео [экрана смартфона]. Меня сфотографировали, взяли отпечатки пальцев и ксерокопию паспорта. Потом мне юрист объяснила, что их действия были незаконны. Но у меня в это время шла репетиция: важно было поскорее закончить с этим и вернуться в театр.

В день нашего разговора с Юлией Беляевой, 24 марта, в 10:40 полицейские пришли домой к актрисе Кудымкарского театра Ксении Отиновой. В полиции она не стала разговаривать, сославшись на 51 статью Конституции. В отделе её удерживали около пяти часов. Позже стало известно, что на неё составили протокол всё по той же статьей о «дискредитации вооружённых сил РФ». Вечером Ксения пошла на прогон спектакля «Дядюшкин сон», премьера которого назначена на 27 марта.

Наступает такое время, когда нужно к словам относиться очень осторожно. Сейчас всё сильно неадекватно, поэтому надеяться на конституционные права просто бессмысленно, — говорит Юлия.

Почему Кудымкар?

В Кудымкаре люди неохотно выходят на митинги или одиночные пикеты. Яна Яновская считает, что местная полиция должна выполнять план по статье о «дискредитации вооружённых сил РФ». Поэтому «вылавливают» тех, кто что-то пишет в социальных сетях.

Но есть и другое мнение. Правозащитники вспоминают кейс 2019 года. Тогда в бывшем спецпосёлке Галяшор Кудымкарского района волонтёры благоустроили заброшенное кладбище, на котором были захоронены литовские и польские спецпоселенцы. После этого были заведены два уголовных и семь административных дел на несколько человек, в том числе граждан Литвы.

На одном из судов сотрудник краевого минприроды признался, что управление ФСБ направило в ведомство запрос о необходимости выезда в Галяшор. Тогда же дома у Роберта Латыпова (он участвовал в уборке кладбища) и в офисе пермского «Мемориала» прошли обыски с участием сотрудников ФСБ.

Юрист, который знает подробности «галяшорского кейса», считает, что в прошлый раз история чуть не закончилась международным скандалом, поэтому дела были прекращены, все обвинения сняты. Одному из фигурантов даже выплатили компенсацию морального вреда. На этот раз силовики хотят взять реванш и показать, что работа по выявлению «пятой колонны» идёт эффективно.

О проектеРеклама
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС77-64494 от 31.12.2015 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Учредитель ЗАО "Проектное финансирование"
E-mail: web@zvzda.ru
18+

Программирование - Веб Медведь