X

Новости

Вчера
2 дня назад
09 декабря 2019
08 декабря 2019
07 декабря 2019
06 декабря 2019
Фото: Максим Артамонов
144статьи

Журналистский взгляд на события, явления, территории, мероприятия в Перми и Пермском крае.

Реновационный конфликт интересов. Как проект культурного кластера столкнул между собой самые разные пермские сообщества

В Перми состоялись публичные слушания, посвящённые смене зонирования территории сквера Татищева и завода им. Шпагина. На земельном участке сквера власти хотят установить вместо зоны «территория общего пользования» зону обслуживания и деловой активности городского центра (Ц-1) с предельной высотой зданий и сооружений 50 метров. А территория завода имени Шпагина видится краевым властям зоной «общественных пространств и объектов культурного развития» с максимальной высотностью 40 метров. Оба участка объединены и вынесены на обсуждение как один проект.

Обсуждать резонансный проект реновации чиновники решили в небольшом полуподвальном помещении на ул. Борчанинова, 8. Это сразу показалось странным, потому что желающих поучаствовать было несколько десятков. Зал заполнился за 15 минут до начала. Многие не попали внутрь. Например, градозащитник Денис Галицкий так и не смог протиснуться в помещение и остался в коридоре, а экоактивист Надежда Баглей простояла всё время в проходе.

«Вы знали про то, что в этом же самом проекте снимают рекреационное зонирование со сквера?»

Публичные слушания вели глава Ленинского района Александр Козенков, замминистра строительства и архитектуры края Евгений Бондарчук и главный архитектор города Дмитрий Лапшин.

На столе у Козенкова — список записавшихся. Как выяснится позже, все выступления из списка будут в поддержку проекта. На выступление отводится не более 3 минут. Ровно через час, в 19:00 публичные слушания должны завершиться, заявил глава района.

Фото: Максим Артамонов

«Изменения в ПЗЗ преследуют целью обеспечение возможности реализации культурного проекта рекреационного кластера в долине реки Егóшиха», — начал своё выступление Бондарчук, читая текст со смартфона (делая ударение в названии реки на букву «о»).

По его словам, эти изменения были одобрены на разных комиссиях и теперь их представляют общественности.

Дмитрий Лапшин зачитывает по бумажке свой короткий доклад, в котором перечисляет формальную информацию о проекте, и больше не участвует в обсуждении.

Первое выступление в поддержку — от директора Пермской государственной художественной галереи Юлии Тавризян.

Фото: Максим Артамонов

«Я очень мало понимаю в правилах землепользования и изменениях зонирования. Я хочу только сказать, что для Пермской галереи и других музеев Пермского края этот проект крайне важен. Практически сорок лет мы ждём новое здание... Как пермский краеведческий музей, так и пермская галерея является местом, где хранится самое главное культурное и историческое наследие Пермского края. Галерею посещают в год 130 тысяч человек. Сегодня они лишены возможности видеть то наследие, которым мы обладаем. И наконец появилось место, где это наследие может быть наиболее ярко представлено. Поэтому для нас этот проект является первостепенным и очень важным».

Далее слово берёт директор Пермского краеведческого музея Ольга Юдина. Она тоже поддерживает проект, объясняя это расширением площадей для экспозиции.

Фото: Максим Артамонов

«Не секрет, что нас переполняют ожидания. Благодаря этому проекту наши экспонаты будут представлены каждому пермяку и гостю Пермского края. И я очень прошу всех поддержать этот проект, поскольку это наша путеводная звезда».

Уже после окончания слушаний в дискуссию с руководителями музеев вступила эколог Надежда Баглей, которая опасается, что изменения повредят зелёным насаждениям.

«Вот вы мне скажите, вы когда выступали, вы знали про то, что в этом же самом проекте снимают рекреационное зонирование со сквера Татищева?»

Юлия Тавризян ответила, что поддержала строительство галереи на заводе Шпагина. Того, что проект включает в себя возможную застройку сквера, она не знала.

По мнению Надежды Баглей, организаторы слушаний знали, что «экологи поставят этот вопрос ребром», поэтому сначала дали выступать всем по проекту культурного кластера.

«Вы ещё ничего не построили, а уже собираетесь ломать»

После музейщиков слово взял приглашённый священник Пермской епархии Пётр Калинин. Он говорил об истоках Перми и о связи времён. Напомним, что здание, где сейчас располагается галерея, принадлежит епархии. Понятно, что переезд культурной институции позволит ускорить процесс возвращения собора в лоно РПЦ.

Фото: Максим Артамонов

«Мы приняли решение поучаствовать в общественных слушаниях, потому что это место (территория завода Шпагина — Прим. ред.) — место исторических истоков города. Храм Петра и Павла здесь будет доминантой в представленном проекте и будет напоминать нашим детям о том, откуда наш город появлялся. Но, возможно, это будет только тогда, когда будет принято решение о смене зонирования. Мы просим присутствующих поддержать проект — он соединит прошлое, настоящее и будущее».

Глава Союза архитекторов Виктор Воженников выступил также «за». По его мнению, реновация вернёт городу память.

«Я хочу сказать, что территория, о которой мы говорим, насыщена объектами культурного наследия. И этот проект позволит нам восстановить и приспособить эти объекты для нового назначения. Кроме того, мы получим в результате возобновленную территорию, которая в настоящее время для города утрачена. Если кто-то там был, наверное, в курсе, что сейчас там брошенные гаражи и неухоженные участки. Преобразовав её, сделав из неё ландшафтный парк, вернув объекты — плотину, печи медеплавильные — мы вернём городу его память».

Взявший слово начальник инспекции по охране культурного наследия Пермского края Александр Жуковский посчитал, что городу нужны обновления, и смена зонирования поможет в этом деле.

Фото: Максим Артамонов

«Я прежде всего заинтересован в том, чтобы объекты культурного наследия жили, развивались и не приходили в упадок. Преобразования, которые нам предлагаются, помогут включить целый комплекс культурного наследия в жизнь нашего города. Ведь не секрет, что сейчас эта территория — медвежий угол. Данный проект имеет исключительно позитивное влияние и на город, и на нас с вами, потому что без обновлений жить будет не так хорошо».

Так же безоговорочно «за» выступили представители ТОСов, депутат Законодательного собрания Татьяна Шестакова и депутат городской думы Александр Буторин.

Первым «несогласным» был Андрей Баев, в прошлом заместитель ТУ «Росимущество». Его выступление пытались прервать. Как оказалось, мешать говорить будут всем критикам проекта.

Фото: Максим Артамонов

«Нам предлагают установить зону ЦС-К для участка, который, хоть и поставлен на государственный кадастровый учёт, не имеет границ. Если открыть публичную кадастровую карту, можно увидеть, что его не существует. То есть он есть, у него есть адрес. Но его место фактически занимают два других участка — под заводом Шпагина и соседний. Все они входят в зону культурного наследия „Егошихинский медеплавильный завод“, для которой установлены определённые ограничения и не установлены градостроительные регламенты. Просто потому, что в градостроительном кодексе есть прямой запрет на установку градостроительных регламентов и видов разрешенного использования для земельных участков, занятых объектами культурного наследия. Я, конечно, понимаю, что где-то нужно строить галерею, но это не может быть зона катастрофического затопления, где отметка затопления — около трёх метров».

Глава района Козенков заявил, что это не предмет сегодняшнего обсуждения. И что все желающие могут внести свои предложения и пожелания в комиссию землепользования и застройки до 28 февраля. Эти слова будут звучать в тот вечер как мантра и ответ на все реплики из зала.

Также с критикой проекта культурного кластера выступили защитники горнозаводской ветки железной дороги. Историк Олег Гайсин недоумевал, зачем разбирать пути в ходе реновации завода Шпагина.

Фото: Максим Артамонов

«Я совершенно не против создания культурно-рекреационного кластера. Но у меня несколько вопросов. Существует проект сноса береговой железнодорожной ветки. Как он соотносится с культурным кластером? Как вы будете доставлять полмиллиона людей (именно столько человек ежегодно посещают галерею и краеведческий музей — Прим. ред.) к культурным ценностям? И железная дорога с этим прекрасно справлялась. Вы ещё ничего не построили, а уже собираетесь ломать».

«Все изменения выглядят необоснованными»

После второй или третьей попытки высказаться слово берёт заведующий лабораторией экологии и охраны природы ПГНИУ Дмитрий Андреев.

Фото: Максим Артамонов

«Что мы имеем на сегодняшний день? Кроме картинок и схем, которые презентованы на Пермской ярмарке и где-то ещё, нет ничего. То есть концепция не утверждена в установленном порядке, никакие другие документы, которые здесь предусматривают строительство, не утверждены на региональном уровне. Эти объекты не внесены в территориальную схему. Поэтому все изменения зонирования выглядят необоснованными».

Андреева перебивает глава района Козенков:

— Любые изменения должны быть пошаговыми. Сначала первый шаг, потом второй. Сейчас мы обсуждаем смену зонирования. Поэтому я прошу: по теме, пожалуйста.

— Я вас полностью поддерживаю, нужно действовать пошагово, и изменение правил землепользования и застройки — один из последних шагов, — сказал Андреев. — Всё, что нужно сделать для этого — утвердить концепцию, внести изменения в схему территориального развития Пермского края — ничего этого не сделано, а мы уже рассматриваем изменения в ПЗЗ.

Далее Дмитрий Андреев переходит к теме увеличения высотности на территории сквера. Учёный уверен, что изменение зонирования здесь также не обосновано:

«Все говорят про культурный кластер, но скажите, а зачем менять зону для сквера Татищева? Второе изменение, предусмотренное данным проектом, — это изменение территориальной зоны ТОП (территория общего пользования — парки и скверы) на территорию Ц1, где предусматривается любая застройка. Покажите мне решение, где есть обоснование того, что необходимо ликвидировать сквер, который был создан к 280-летию Перми, чтобы потом установить предельную высотность 50 метров. Это 16-18 этажей. Мы понимаем, что второе изменение повлечёт за собой ликвидацию сквера. Поэтому моё личное предложение: исключить из проекта решения этот пункт».

Слово попросил Александр Артёмов, представившийся как житель Перми.

— Здесь было сказано, что сквер Татищева не пострадает, но в материалах проекта я лично видел, что запланирована автостоянка на 200 машиномест. Как это можно объяснить?

— Подземная! — парирует замминистра Бондарчук. — Материалы, которые мы с вами видели, они предварительной проработки. У них нет пока никакого статуса. Это будет подземная парковка.

Координатор движения «Слушай соловья» Надежда Баглей наконец-то дожидается своей очереди. В президиуме её замечают только потому, что она включила на телефоне фонарик.

Фото: Максим Артамонов

«Мы все знаем, что в нашем городе недостаточно скверов и парков, обустроенного озеленения. Это очень большие репутационные риски — менять зонирование сквера и ставить на его месте любой другой объект, а уж тем более получать разрешение на застройку высотностью 50 метров. Посмотрите через дорогу — выкупите эту заправку (заправка „Лукойла“ напротив сквера Татищева — Прим. ред.), там огромная территория. Пусть там будет парковка. Нельзя построить парковку, не снеся сквер. Там старинная липа стоит. Я категорически против и прошу занести в протокол».

Далее слово берёт депутат Пермской гордумы Надежда Агишева. Ей непонятно, каким образом будет организовано движение после постройки парковки на месте сквера.

Фото: Максим Артамонов

«Как мы с вами поедем через это узкое „горло“ по улице Ленина, если будут парковки на месте сквера Татищева? Вы представляете, как мы будем стоять в пробках и добираться до наших домов? Это решение должно быть комплексным и учитывать вопросы озеленения территорий. Это острейшая городская проблема сегодня. Решение должно учитывать вопросы транспортной инфраструктуры, потому что вопросы парковочных мест и скорости движения в этом месте принципиальны. Меня также очень смущает вопрос повышения высотности до 50 метров. Я сама лично спустилась в овраг. Мы все с вами свидетели того, как у нас развивается градостроительная ситуация на кромках долин малых рек и сколько у нас проблем с домами, которые сползают по долине вниз и трещат по швам».

Также Агишева отметила, что предлагаемые решения — очень конфликтные. Они сталкивают лбами интересы разных групп.

— Можно я возьму слово, — доносится из зала.
— Коллеги, будем заканчивать. У нас время определено, — обрывает Александр Козенков. — Я не буду считать математически, но выступило более 17 человек. Есть баланс, где значительно больше людей высказалось «за». Но до конца 28 числа люди могут подать свои предложения.

Так завершились эти публичные слушания.

***

О проекте реновации территории Разгуляя и завода Шпагина читайте в нашем разборе.

Читайте также: как в историческом центре города, на Разгуляе, появилось здание в виде огромного логотипа «Лукойла»

Ранее мы подробно писали о концепции развития промышленных территорий и береговой линии Перми, которую разработало международное архитектурно-градостроительное бюро MLA+.

Право быть услышанным. Рассказываем, что такое публичные слушания.

О проектеРеклама
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС77-64494 от 31.12.2015 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Учредитель ЗАО "Проектное финансирование"
18+

Программирование - Веб Медведь