X

Рассылка

Подкасты

Стань Звездой

Каждый ваш вклад станет инвестицией в качественный контент: в новые репортажи, истории, расследования, подкасты и документальные фильмы, создание которых было бы невозможно без вашей поддержки.Пожертвовать
Фото: Тимур Абасов

«В лучшем случае детей переведут в реанимацию, в худшем — они умрут». Дмитрий Жебелев — о том, к чему приведёт дефицит лекарств

Десятки западных компаний уходят из России и закрывают свои бизнесы. Что будет с фармакологическим рынком? Столкнутся ли люди с дефицитом лекарств? Подорожают ли они? И что будет с медицинской техникой, аналогов которой в России пока что нет? Мы попросили ответить на эти вопросы руководителя благотворительного фонда «Дедморозим» Дмитрия Жебелева.

— Сейчас можно прогнозировать три вещи (и это по оптимистичному сценарию). Первое — отказ от поставок западных поставщиков лекарственных препаратов и медицинского оборудования. Второе — затруднение в получении лекарств и оборудования в Россию. И третье — увеличение стоимости из-за падения курса рубля.

Всё это приведёт и уже приводит к повышению цен на лекарства и снижению доступности или даже отсутствию высокотехнологичного медицинского оборудования, которому в России нет аналогов.

В Пермском крае для детей на дому используются аппараты для искусственной вентиляции лёгких, кислородные концентраторы, откашливатели и респираторы. По большинству моделей российских аналогов просто нет. Никаких. К этому оборудованию используются и расходные материалы. Они тоже в большинстве своём не имеют отечественных аналогов. А те, которые есть, намного менее удобны для детей и могут их травмировать.

Если у нас не будет медицинского оборудования, это приведёт к одному: в домашних условиях они будут задыхаться, не смогут откашлять мокроту. В лучшем случае они будут находиться в реанимации, а в худшем — умрут.

В Пермском крае есть сотни детей, которым требуется специальное лечебное питание, потому что обычную еду они не могут есть. Или им требуется добавлять специальное питание к обычной пище. Такое питание у нас не производится. Если его не будет, дети будут голодать. Они будут выглядеть как после концлагеря, например в 12 лет будут весить 12 кг. Сейчас такие дети — это исключение, но [в больницах края] мы их ещё находим. Приобретая медицинское питание, мы их докармливали и восстанавливали. Что с ними будет сейчас? Они будут умирать от голода.

Ещё один нюанс лечебного питания — некоторые дети питаются через специальные гастростомы. Это такая трубочка, которая ставится в живот и через которую пища безопасно поступает прямо в желудок. Это позволяет ребёнку заниматься, чем он хочет. При этом трубочки можно менять на дому, а не в больнице. Так вот этих гастростом может не стать и трубочек для замены тоже. В худшем случае они будут хуже питаться, а в лучшем — им поставят отечественную резиновую трубу.

С лекарствами ситуация ещё сложнее. Можно ожидать дефицита всего спектра лекарственных препаратов. Последняя проблема, с которой мы сталкивались, — это иммуноглобулины для детей с иммунодефицитом и препараты для детей с муковисцидозом. Эти препараты попадали в дефектуру (отсутствие препарата на фармакологическом рынке — Прим. ред.): даже если бюджет был готов их приобрести, никто не заявлялся на торги, потому что в стране просто не было этих лекарств. А сейчас их не будет тем более.

Нам удавалось купить эти препараты за счёт благотворительных средств. Мы надеялись, что в будущем их будет приобретать министерство здравоохранения. Но сейчас все наши договорённости под угрозой. Какие могут быть риски? У детей с иммунодефицитом при любой простуде могут наступить серьёзные осложнения или летальный исход. Дети с муковисцидозом перестанут дышать.

Что касается лекарственных препаратов не узкого профиля, а массовых (типа аспирина) или жизненно необходимых препаратов, то многие из них страна покупает в Индии и Китае. Но они не охватывают всего спектра заболеваний. Все договорённости между Россией и европейскими государствами были обнулены с началом военных действий. Фармакологические компании просто разорвут контракты, как это сделали многие компании, потому что сотрудничество с Россией в нынешних условиях не соответствует их ценностям.

Могут ли быть открыты гуманитарные коридоры, чтобы доставлять необходимые лекарственные препараты и медицинское оборудование? Да, это логичный шаг. И я надеюсь, что это будет сделано. Но я не удивлюсь, что в рамках контрсанкций Россия может закрыть свои границы вообще для всех.

Ожидаем ли мы государственную поддержку? Да, очень! И она заключается в немедленном прекращении «военной спецоперации» на Украине!

***

Ранее мы писали, что руководитель благотворительного фонда «Дедморозим» Дмитрий Жебелев покинул пост советника губернатора Пермского края Дмитрия Махонина.

О проектеРеклама
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС77-64494 от 31.12.2015 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Учредитель ЗАО "Проектное финансирование"
E-mail: web@zvzda.ru
18+

Программирование - Веб Медведь