X

Рассылка

Подкасты

Стань Звездой

Каждый ваш вклад станет инвестицией в качественный контент: в новые репортажи, истории, расследования, подкасты и документальные фильмы, создание которых было бы невозможно без вашей поддержки.Пожертвовать
Фото: Максим Артамонов

«Иные формы влияния». Анализ нового законопроекта об иностранных агентах, под который могут попасть почти все

Под впечатлением от прочтения законопроекта «О контроле за деятельностью лиц, находящихся под иностранным контролем» не могу не написать. Этот законопроект не является чем-то новым — скорее, это яркий пример следования от плохого к худшему.

У нас с 2012 года было принято законодательство, которое ввело понятие выполняющих функции иностранного агента некоммерческих организаций, затем это понятие распространилось на СМИ и физических лиц. Предлагаемый законопроект можно считать закономерным продолжением. Это видно и по тому, что в целом законопроект представляет собой компиляцию уже действующих законов, где присутствует фраза «выполняющий (-ая) функции иностранного агента».

Ключевым отличием действующего законодательства и предлагаемого законопроекта является то, что в действующем законодательстве для признания «выполняющими функции иностранного агента» необходимо иностранное финансирование. Предлагаемый законопроект такой признак делает необязательным. Также излишним признаётся «выполнять функции», и потому мы видим в законопроекте определения «иностранный агент» и «иностранное влияние».

«Иностранный агент» — это лицо, получившее поддержку и (или) находящееся под иностранным влиянием в иных формах и осуществляющее один из следующих видов деятельности: политическая; сбор сведений о военной и военно-технической деятельности РФ; распространение сообщений и материалов для неограниченного круга лиц или участие в создании таких сообщений и материалов.

«Иностранное влияние» — это предоставление иностранным источником лицу поддержки и (или) оказание воздействия на лицо, в том числе путём принуждения, убеждения и (или) иными способами.

В итоге с учётом вышеназванных определений можно сделать вывод, что в России после принятия такого закона могут признать «иностранным агентом» кого угодно и за что угодно, кроме органов государственной власти России и, условно назовём, «дочерних» к ним структур, а также религиозных организаций и политических партий. В России, со всей очевидностью, есть кризис доверия к государству, и этим законопроектом дан курс не просто на борьбу с внутренними «врагами», а на повышение доверия к государству в целом и к его действиям в частности.

Вместе с тем странно, что концептуально средством для преодоления кризиса доверия к государству избран, по сути, чёрный пиар, который, как известно, работает не на улучшение имиджа распространителя информации и, соответственно, вряд ли можно рассчитывать на значительное и долгосрочное повышение доверия таким образом к государству. Что будут делать после этого, интересно?!

Законопроект таков, что можно кому-то лишь надеяться, что его не признают «иностранным агентом», но оправдается ли эта надежда, бог весть. Почему? Потому что, как минимум, формулировки «и иные формы», «и иные способы» задают весьма широкие рамки для правоприменения и простор для манипулирования по отношению как к физическим, так и к юридическим лицам. Для таких норм есть пословица: «Закон что дышло: куда повернёшь, туда и вышло». Следовательно, предсказать действие нормы и откорректировать свои действия в такой ситуации практически невозможно.

В силу этого закон некачественный и никаких гарантий никому не даёт, даже тому, кто его инициировал. Перспектива защититься от правоприменения такого закона почти нереальна. И как нельзя кстати есть другая пословица, которая гласит: «От тюрьмы да от сумы не зарекайся».

В свете предлагаемого законопроекта нельзя не вспомнить, что 75 лет назад в Советском Союзе были запрещены интернациональные браки, при этом ранее заключённые браки признавались недействительными, и сделано это было под эгидой защиты советских женщин, а нарушение запрета наказывалось вплоть до тюремного заключения. Содержание предлагаемого законопроекта, на мой взгляд, немногим отличается от логики приведённого выше примера с запретом интернациональных браков. Отличие лишь в том, что общение с иностранным гражданином пока по законопроекту создаёт вероятность риска быть признанным «иностранным агентом», но с наличием в тексте формулировок «иными формами», «иными способами» встаёт вопрос широты внутренних убеждений и оценки конкретного правоприменителя.

Закон концептуально заточен на стигматизацию того, кого он касается и коснётся. Иностранное влияние представлено в нём как факт с негативным значением, который не подлежит положительному доказыванию, сколько бы ни были человек или организация положительными по личным или профессиональным качествам и опыту в той или иной сфере.

Справедливости ради нужно отметить, что есть в законопроекте исключения — деятельность в области науки, культуры, искусства, здравоохранения, профилактики и охраны здоровья граждан, социального обслуживания, социальной поддержки и защиты граждан, защиты материнства, отцовства и детства, социальной поддержки инвалидов, пропаганды здорового образа жизни, физической культуры и спорта, защиты растительного и животного мира, благотворительная деятельность не относятся к политической деятельности. Вместе с тем это также не ново и не мешало раньше признавать, например, некоммерческие организации, занимающиеся помощью ВИЧ-инфицированным, выполняющими функции иностранного агента, при том, казалось бы, что не признать это профилактикой и охраной здоровья граждан невозможно.

Иностранные финансирование, влияние и поддержка хорошими быть не могут, если посмотреть на предлагаемые к введению ограничения, связанные со статусом «иностранного агента». Фактически это, конечно, запреты. Так, лицу, признанному «иностранным агентом», запрещается:

  • занимать должности в органах власти и органах местного самоуправления;
  • иметь отношение к избирательной комиссии и комиссии референдума;
  • быть консультантом, экспертом, советником в каких-либо органах, образованных при органах публичной власти;
  • выдвигать кандидатов в члены общественных наблюдательных комиссий;
  • проводить независимую антикоррупционную экспертизу нормативных правовых актов, в том числе их проектов;
  • быть организатором публичного мероприятия;
  • участвовать в избирательных кампаниях, кампаниях референдума, в том числе посредством внесения пожертвований на их проведение;
  • осуществлять преподавательскую, просветительскую, воспитательную деятельность в отношении несовершеннолетних;
  • производить информационную продукцию для несовершеннолетних;
  • выступать поставщиком (подрядчиком, исполнителем) при осуществлении закупки товара, работы, услуги для обеспечения государственных или муниципальных нужд;
  • получать государственную финансовую поддержку;
  • страховать денежные средства, размещённые иностранными агентами (за исключением физических лиц) или в их пользу;
  • применять упрощённую систему налогообложения, упрощённые способы ведения бухгалтерского учёта, включая упрощённую бухгалтерскую (финансовую) отчётность;
  • инвестировать в стратегические предприятия в России, имеющие стратегическое значение для обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Часть из этих запретов были и раньше в законодательстве, часть — уже давно существуют в практике, но в случае принятия законопроекта формализуются. В частности, это касается предложения лишения финансовой государственной поддержки признанных «иностранными агентами». Часть являются безусловными новеллами, например запрет на ведение преподавательской, просветительской, воспитательной деятельности в отношении несовершеннолетних.

Горизонт мышления понятен, но до определённого момента. Дети — человеческий капитал и «сколотить» его нужно в русле и духе, отвечающем требованиям времени и места. При этом с преподаванием и просвещением всё более или менее понятно. Запрет же воспитательной деятельности в отношении несовершеннолетних оставляет открытым вопрос, что под этим понимать. В первую очередь непонятно, как быть с воспитанием своих несовершеннолетних детей родителями, которые признаны или будут признаны «иностранными агентами», коли уж затрагивается здесь же вопрос воспитания. Следующим шагом будет запрет на рождение детей «иностранным агентом»? Или лишение родительских прав «иностранного агента»?

Нельзя при оценке законопроекта не обратить внимание и на вопрос исключения из списка «иностранных агентов». По предлагаемому документу основаниями для исключения «иностранного агента» из реестра являются:

  • прекращение деятельности юридического лица в связи с его ликвидацией;
  • прекращение деятельности общественного объединения, действующего без образования юридического лица, иного объединения лиц, иностранной структуры без образования юридического лица;
  • смерть физического лица;
  • решение Министерства юстиции РФ, принятое по результатам внеплановой проверки, если будет установлено, что «иностранный агент» в течение 1 года до подачи заявления об исключении из реестра не получал от иностранных источников денежные средства и (или) имущество, какую-либо помощь и (или) не занимался деятельностью, которая является основанием для признания «иностранным агентом»;
  • решение Министерства юстиции РФ, принятое по результатам внеплановой проверки, если «иностранный агент» ранее уже исключался из реестра и будет установлено, что он в течение 3 лет до подачи заявления об исключении из реестра не получал от иностранных источников денежные средства и (или) имущество, какую-либо помощь и (или) не занимался деятельностью, которая является основанием для признания «иностранным агентом»;
  • решение Министерства юстиции РФ, принятое по результатам внеплановой проверки, если будет установлено, что «иностранный агент» не позднее чем через 3 месяца со дня включения в реестр отказался получать от иностранных источников денежных средств и (или) имущества и вернул их, а также не получал какую-либо помощь.

В предлагаемом проекте процедура исключения практически не отличается от действующей нормы закона о НКО. Практика исключения некоммерческих организаций из реестра, выполняющих функции иностранного агента, показывает, что это возможно при отказе организации от иностранного финансирования. При этом известны случаи, когда у организации отсутствовало иностранное финансирование, но деятельность не поменялась, и организацию оставляли в этом реестре по факту осуществления политической деятельности.

Сложившаяся на данный момент практика показывает, что гарантией исключения из реестра «иностранных агентов» является только ликвидация. Самым реалистичный выходом из соответствующего реестра в предлагаемой редакции законопроекта является выход, когда человек умер, а юридическое лицо ликвидировано. При этом законопроект не предусматривает автоматического исключения из реестра лиц, аффилированных с иностранными агентами, которые умерли (в случае физических лиц) или ликвидировались (в случае с юридическими лицами).

Почему это не предусмотрено? Осмелюсь предположить, что, по мнению авторов, «иностранных агентов» много быть не может — чем больше, тем лучше — и именно для демонстрации масштабов «бедствия» были придуманы лица, аффилированные с иностранными агентами. Представленные в едином реестре «иностранных агентов» для простого обывателя «иностранный агент» и аффилированное с ним лицо, скорее всего, будут ассоциироваться друг с другом. Расчёт, по всей видимости, на то, что называют сходством до уровня смешения. Разница между «иностранным агентом» и аффилированным с ним лицом состоит в том, как отмечено в законопроекте, что «на физических лиц, аффилированных с иностранными агентами, не распространяются требования и ограничения, установленные для иностранных агентов».

Отдельно остановлюсь на лицах, аффилированных с иностранными агентами. Я не разделяю оценку законопроекта в этой части о том, что родственники признанного «иностранным агентом» человека могут оказаться в этом едином реестре. При всей абсурдности предлагаемого в законопроекте есть условие: для признания аффилированным с иностранным агентом нужно осуществлять деятельность, аналогичную той, что является основанием для признания «иностранным агентом». Я склонна считать, что подавляющая часть родственников потенциальных «иностранных агентов» предусмотренной в законопроекте деятельностью не занимается. В противном случае в России всё могло бы быть иначе. Не знаю, как бы было, но иначе.

В завершение нельзя не заметить, что предполагаемый законопроект предусматривает проведение плановых и внеплановых проверок Министерством юстиции РФ в отношении признанных «иностранных агентов» без каких-либо уточнений и исключений. Насколько мне известно действующее законодательство не предусматривает проведения каких-либо проверок в отношении физических лиц, если это не касается совершения уголовно или административно наказуемых деяний, а также контроля за воспитанием собственных или приёмных детей. Авторы законопроекта, по всей видимости, либо что-то напутали, ставя в один ряд при контроле за «иностранными агентами» физические и юридические лица, либо нас ждёт в перспективе появление ещё одного законопроекта «О контроле за физическими лицами» и появление правил внутреннего распорядка в России, возможно, вместо Конституции.

О проектеРеклама
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС77-64494 от 31.12.2015 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Учредитель ЗАО "Проектное финансирование"
E-mail: web@zvzda.ru
18+

Программирование - Веб Медведь