X

Подкасты

Рассылка

Стань Звездой

Каждый ваш вклад станет инвестицией в качественный контент: в новые репортажи, истории, расследования, подкасты и документальные фильмы, создание которых было бы невозможно без вашей поддержки.Пожертвовать
Фото: Юрий Куроптев

«Хоронить здесь не место». В Пермском крае есть кладбища, которые формально кладбищами не являются, но людей это не останавливает

В Пермском крае, как и в других регионах России, есть кладбища, которые по документам таковыми не являются. По закону захоронения здесь запрещены. Но хоронить на таких территориях продолжают, несмотря на формальные запреты. При этом чиновники на местах всё понимают, но узаконить кладбища не могут.

«Вы не подумайте чего, это меня бабушка попросила»

Усть-Качкинское кладбище находится неподалёку от главного санатория Пермского края (около 30 км от Перми). Не доезжая до курорта «Усть-Качка», нужно свернуть направо и по асфальтированной дороге через сосновый бор добраться до мест захоронений. Вход на кладбище перекрывают ворота. На них есть объявление о том, что захоронения здесь запрещены. Заходим за ворота по протоптанным дорожкам.

Справа от центральной аллеи обнаруживается груда могильных крестов и памятников, а чуть дальше — свалка со старыми венками и цветами. Мальчик выуживает из неё пустые пластиковые бутылки. Увидев меня, он испугано говорит: «Вы не подумайте чего, это меня бабушка попросила». И уезжает, прихватив бутылки, на своём велосипеде.

Фото: Юрий Куроптев

Пройдя по главной аллее, можно увидеть свежие могилы. Хотя по закону это запрещено. Занятый кладбищем участок расположен в границах Особо охраняемой природной территории (ООПТ) — охраняемого ландшафта «Усть-Качкинский» и относится к землям лесного фонда. Лесной кодекс запрещает использовать эти земли под захоронения.

На этом месте кладбище в Усть-Качке функционирует с начала 1950-х. Почему же сейчас хоронить там нельзя? Дело в том, что местная администрация не может зарегистрировать на земельные участки право муниципальной собственности и поставить их на кадастровый учёт.

Фото: Юрий Куроптев

В реальности кладбище есть, а на бумаге нет. В 2008 году правительство Пермского края образовало особо охраняемую природную территория (ООПТ). В неё-то и попал участок с кладбищем. В 2019 году после проведённой проверки природоохранная прокуратура обратилась в суд и добилась закрытия кладбища. Но местные жители продолжают там хоронить своих родственников.

«Все говорят о заботе о ветеранах, а на деле содействия нет»

В 2019 году в Перми скончался ветеран Великой Отечественной войны Александр Алексеевич Губин. Он родился в 1921 году в деревне Хмелёвке под Усть-Качкой. В 1940-м был призван в ряды Советской Армии. Когда началась война, служил на Сахалине старшим разведчиком. Получил множество наград и благодарностей.

После войны в 1946 году Александр Алексеевич обосновался в Молотове (так именовали Пермь с 1940 по 1957 годы). Работал слесарем на заводе «Авиадвигатель». Вышел на пенсию, но ещё долго продолжал работать. В возрасте 98 лет он умер у себя дома. Последним желанием ветерана было похоронить его на кладбище в Усть-Качке около могилы жены, рядом с предками — жителями деревни Хмелёвки.

Дети ветерана выяснили у агентства ритуальных услуг, можно ли выполнить его последнее желание. Получив положительный ответ, его и похоронили на Усть-Качкинском кладбище.

Фото: Юрий Куроптев

Через год родственники решили установить памятник на могиле. От государства им полагалась компенсация на установку мемориала ветерану. Но для этого нужно получить справку о захоронении от администрации Усть-Качкинского сельского поселения.

Они написали письмо в администрацию, но получили письменный отказ. Тогда сын ветерана решил съездить в Усть-Качку и лично переговорить с главной поселения Денисом Строгановым. Разговор принял неожиданный оборот: Строганов обвинил сына ветерана в самовольном захоронении и написал на него заявление в полицию.

Полицейские провели проверку и не нашли, в чём бы мог быть виновен потомок умершего ветерана. Тогда родственники сами стали писать жалобы в прокуратуру, администрацию губернатора, аппарат президента. И везде получали отписки. «Сейчас все говорят о памяти и заботе о ветеранах, а на деле никто никакого содействия не оказывает», — сокрушается внучка ветерана Ольга Губина.

«Хоронить нельзя — объявление висит»

Глава Усть-Качкинского сельского поселения Денис Строганов говорит, что поступил в отношении родственников ветерана строго по закону. Эксплуатировать кладбище, которое находится на землях лесного фонда, нельзя. По его словам, проблема была в деньгах, которые родственники хотят получить, чтобы установить памятник. И то, что действия администрации верны, доказали прокуратура и другие инстанции.

В разговоре с интернет-журналом «Звезда» Строганов сказал, что объявление о том, что на кладбище хоронить нельзя, размещено на сайте. Однако на сайте администрации Усть-Качкинского сельского поселения и сайте Пермского муниципального района мы такой информации не нашли. Единственным объявлением, в котором говорится, что на кладбище хоронить нельзя, является объявление, распечатанное на листе бумаги формата А4 и размещённое на воротах кладбища.

Фото: Юрий Куроптев

Глава поселения также объяснил, почему вопрос с выделением территории кладбища из земель лесного фонда не может решиться уже второй год. По его словам, чтобы собрать полный пакет документов, необходимо время, а законодательство постоянно меняется. Поэтому дважды Россельхоз возвращал документы на доработку и отказывал в оформлении участка под кладбище.

По словам Строганова, ближайшее кладбище находится в 11 км от Усть-Качки в деревне Луговой, но оно тоже полулегальное. Поэтому местным жителям предлагают хоронить родных в деревне Болгары, которая находится в 23 км от Усть-Качки. При этом глава поселения понимает, что многие местные жители всё равно хоронят родственников на старом кладбище.

«Ведомство не располагает сведениями»

В краевом министерстве природных ресурсов, лесного хозяйства и экологии интернет-журналу «Звезда» подтвердили, что «для оформления права муниципальной собственности на земельный участок под кладбище в Усть-Качке необходимо перевести его из категории земель лесного фонда в иную категорию земель».

В апреле 2020 года администрация Усть-Качкинского сельского поселения представила краевому минприроды пакет документов с ходатайством в адрес Правительства РФ о переводе территории кладбища из категории земель лесного фонда в земли особо охраняемых территорий и объектов. Ведомство их отправило в Рослесхоз, который уполномочен рассматривать такие обращения. В июне документы из Рослесхоза вернулись на доработку в администрацию поселения.

Фото: Юрий Куроптев

Через полгода администрация Усть-Качки вновь отправила через краевое минприроды собранный пакет документов в Рослесхоз. В январе этого года документы вернулись с очередными замечаниями. А с декабря 2020 года изменился порядок представления в Рослесхоз таких документов. Сейчас по закону их направляют в адрес Рослесхоза заинтересованные лица самостоятельно.

«Мы не располагаем сведениями о том, направлялись ли в этом году администрацией Усть-Качки в адрес Рослесхоза доработанные документы о переводе из земель лесного фонда в земли особо охраняемых территорий и объектов земельного участка под существующим кладбищем в Усть-Качке», — рассказали нам в министерстве.

«За свой счёт нанимала трактор, чтобы возить на кладбище специалистов»

Пермский край не единственный регион в России, который столкнулся с законодательным казусом, когда территории кладбищ оказываются юридически отнесены к землям лесного фонда, на которых хоронить нельзя. Например, в Калужской области находится 209 таких погостов.

Не то что хоронить, но даже и благоустраивать такие кладбища опасно. Полиция может привлечь к ответственности, например за незаконную вырубку, за хищение или захват земель. Так произошло в Кудымкарском районе Пермского края.

В 2017 году в память о захороненных на кладбище литовских спецпереселенцах, которые с 1945 по 1954 год жили вблизи бывшего посёлка Галяшор, был установлен памятный знак «Борья туй Галяшор» (в переводе с коми-пермяцкого языка «Последний путь Галяшора»).

Памятник литовским спецпереселенцам, урочище Галяшор Фото: Мемориал

Администрация на уведомление об установке памятного знака ничего не ответила. Позже надзорные органы оценили эти действия как самозахват земель лесного фонда. Двоим жителям, которые помогали литовцам, выписали штрафы. После вмешательства в ситуацию краевого омбудсмена Татьяны Марголиной штрафы отменили.

Тогда при правительстве Пермского края была создана рабочая группа, которая составила дорожную карту по легитимизации памятника. Поскольку его установили на землях лесного фонда, нужно было этот участок вывести из этой категории земель и передать на баланс местной администрации, согласовав с самыми разными структурами.

Председатель пермского «Мемориала» Роберт Латыпов попросил помочь в решении вопроса журналистку, которая жила и работала в Кудымкаре, Елену Истомину.

«Роберт попросил меня съездить в Галяшор с представителем администрации Кудымкарского района и измерить участок под памятник, который мы будем впоследствии выводить из земель лесного фонда», — вспоминает она.

К памятнику экспедиция отправилась в ноябре. Местами уже лежал снег. Добирались на тракторе по бездорожью. Определили участок земли, который необходим. В Кудымкарском лесничестве оформили документы и приступили к межеванию.

Сложное межевание согласилась оформить лишь одна землеустроительная компания в Кудымкаре. В Галяшор трудно добраться, и там практически отсутствует мобильная связь, которая необходима для установки меток. На следующий год, в начале июня вместе со специалистами по межеванию Елена вновь отправилась на кладбище.

Документы были готовы и участок поставили на кадастровый учёт.

«На это ушло больше полугода, потому что сначала в многофункциональном центре у нас взяли не все документы, потом в их базе возникли сбои. Каждое утро я начинала с того, что звонила в Росреестр и уточняла, как продвигается наше дело. После того, как участок был поставлен на кадастровый учёт, я приступила к согласованию», — рассказывает Елена.

Теперь нужно было получить одобрение на то, что выведенный из лесного фонда участок будет использоваться под памятник жертвам политических репрессий. Елена снова обратилась в правительство края, минкульт, минприроды и администрацию Кудымкарского района. А поскольку неподалёку от места есть река, пришлось написать в Рыбнадзор (находится в Самаре) и департамент по недропользованию по Приволжскому федеральному округу (Нижний Новгород).

Из головных офисов Самары и Нижнего Новгорода согласовывать отказались, посоветовали обратиться в региональные подразделения. А в марте 2020 года началась пандемия. Сотрудники министерств и ведомств ушли на удалёнку, телефоны в офисах не отвечали.

Кладбище посёлка Галяшор Фото: Антанас Гуркшнис

Всё, что делала Елена, ей никто не оплачивал. Иногда она сама нанимала трактор, чтобы возить в Галяшор специалистов. За свой счёт она ездила и в Пермь, чтобы отвозить документы в разные инстанции и ведомства. Одно только межевание обошлось в 19 тыс. руб. Но эту сумму помогли оплатить литовцы.

«В итоге я передала пакет документов Роберту Латыпову, который должен был обратиться в ведомства после режима самоизоляции. После согласований документы по выводу участка нужно было отправить в Рослесхоз, который принимает окончательное решение», — говорит Елена.

Председатель пермского «Мемориала» Роберт Латыпов рассказал, что выделить землю под памятник из лесного фонда им пока так и не удалось.

«Мы застряли на этапе подготовки пакета документов. То, что смогли получить за три года, перестало быть актуальными для минприроды (нужны акты и материалы не позднее года от выдачи министерствами и ведомствами). Сейчас заново начинаем собирать документы, пакет которых с введением новых правил уже увеличился».

Ну а что касается Усть-Качкинского кладбища, то глава поселения Денис Строганов обещал направить нам официальный ответ, на каком этапе сейчас находится оформление документов по их участку. На момент публикации статьи ответ в редакцию не поступил.

О проектеРеклама
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС77-64494 от 31.12.2015 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Учредитель ЗАО "Проектное финансирование"
E-mail: web@zvzda.ru
18+

Программирование - Веб Медведь