X

Новости

Сегодня
Вчера
2 дня назад
29 марта 2020
28 марта 2020
27 марта 2020
Фото: Иван Козлов

Хроники Кикинды: часть 1. Города-побратимы

Привет, друзья. Как вы могли заметить, в «Звезде» уже давно не появляются городские экскурсии, которые раньше стабильно выходили раз в неделю. Это потому, что я на время — примерно до конца весны — уехал из Перми, и пока что мы с женой и домашними животными живём в окрестностях Кикинды — это такой городок на севере Сербии. И об этом я вам тоже планирую рассказывать. Правда, прекрасно понимаю, что читать репортажи о чужих поездках — это почти так же скучно, как читать описания чужих снов (а уж скучнее этого и вовсе ничего не бывает). Поэтому для начала попытаюсь привязать всю эту историю к пермскому контексту.

Дело в том, что с первых дней пребывания в Кикинде я понял, что для Перми не сыскать лучшего города-побратима. Причём для меня это было сюрпризом, учитывая, что изначально этот город мне приглянулся просто из-за забавного названия. Но, похоже, моя суперспособность (которая совершенно не радует мою жену) — находить Пермь в любой точке земного шара.

Так вот, Кикинда. Как вы знаете, обычно город-побратим — это довольно формальный статус. Он может предполагать обмен делегациями, выставками и прочими подобными вещами, но при этом города чаще всего вовсе не являются братьями по духу. Кто-нибудь из вас, например, сможет сходу сказать, что такого общего и родственного между Пермью и, например, Агридженто или Амневилем? Вряд ли. А вот между Пермью и Кикиндой официальных культурных взаимоотношений нет, зато есть очень много общего.

Трогонтериевый слон

Это, пожалуй, самое удивительное совпадение, без всяких натяжек. В 1996 году в окрестностях Кикинды на глубине 21 метра нашли полностью сохранившийся скелет трогонтериевого слона. Скелет поместили в фонд Народного музея, а его точную копию выставили в свободном доступе в музейном дворе. В центре города есть несколько сувенирных магазинов и киосков, посвящённых «степному мамонту» (так иначе называют трогонтериевого слона, которого часто путают с обычным мамонтом — его прямым потомком), постоянно проводятся разные просветительские мероприятия, посвящённые ему. В общем, история, очень похожая на пермскую — как вы знаете, в Оханском районе в 2015 году нашли практически такой же скелет замечательной степени сохранности, и сегодня местный краеведческий музей тоже пытается сделать его одним из брендов города — не без успеха, кстати.

Фото: Иван Козлов

Интересно, что и пермяки, и кикиндагородцы (извините, я пока не выяснил, как правильно звучит этот этнохороним), в своё время собрали скульптуру мамонта из палок и прочих подручных материалов:

Фото: Иван Козлов
Фото: Иван Козлов

Тотемные животные

Но всё же останки степного мамонта в обоих городах остаются предметом довольно специфического интереса. А вот по-настоящему массовые животные-символы в них совсем другие. В Перми всё понятно — это медведь, образ которого используют буквально все, кому не лень, от официальных лиц до маркетологов. В Кикинде та же роль выпала совам. Но если в центре Перми, как правило, трудно увидеть живого медведя, то на главной площади Кикинды увидеть сов очень легко. Дело в том, что несколько десятилетий назад они облюбовали этот город для зимовки — причём не только тихие окраины, но и самый что ни на есть туристический центр. И в период с начала осени до середины весны сотни сов проводят время здесь, равнодушно взирая на прохожих.

Фото: Иван Козлов

Их не так-то просто сходу заметить в кронах деревьев, поэтому проще всего искать на мостовой следы их присутствия, а уже потом смотреть вверх. Зрелище это по-настоящему удивительное. Сов здесь обожают — в Кикинде даже обсуждалось введение специального закона о тишине, чтобы совам жилось в городе ещё комфортнее. В любой окрестной деревне есть стенд с информацией о совах, а их образ массово используется в сувенирке и вообще активно присутствует в городском пространстве. Ну и скульптуры, конечно — в центре Перми стоит огромный медведь, а огромная сова встречает гостей Кикинды на транспортной развязке.

Фото: Иван Козлов

Ротонда

И в Перми, и в Кикинде одной из значимых достопримечательностей города стала ротонда. Правда, сербская Ротонда не похожа на пермский памятник архитектуры, возведённый почти два века назад по проекту Ивана Свиязева. Она и в принципе-то на ротонду не очень похожа. Это замысловатое здание, стиль которого трудно определить, но в российском контексте он более всего эквивалентен капиталистическому романтизму.

Фото: Иван Козлов

Интересные современные здания в Кикинде можно по пальцам пересчитать — при отдалении от центра исторические памятники почти сразу сменяются одноэтажным частными домиками. Поэтому «Ротонда Кикинда», как её здесь называют, легко стала одним из современных городских символов. Кроме того, она расположена через дорогу от автовокзала, поэтому путешественники видят сначала её, а уже потом всё остальное.

Скульптуры

В обоих городах проводятся фестивали по обжигу керамики. В Перми это известная вам Terra Cotta на Вильве, а в Кикинде всё, что связано с керамикой, и вовсе возведено в разряд целой индустрии. Местный центр изобразительных и прикладных искусств называется Terra, а в ежегодном симпозиуме, проводимом с 1982 года, каждый раз участвуют десятки художников из Сербии и из-за рубежа.

Фото: Иван Козлов

Всего за это время ими было создано около тысячи масштабных городских скульптур, часть из которых расположена на бывшей заводской территории, на которой и проводится симпозиум, часть — украшает городскую площадь и разные культурные пространства Кикинды. Эти скульптуры, кстати, сразу бросаются в глаза, и их наличие тоже в каком-то смысле роднит Кикинду с Пермью — достаточно вспомнить Компрос, на котором в своё время после фестиваля тоже появилось несколько скульптур в едином стиле.

Фото: Иван Козлов

А вот чего в Перми так и не появилось, так это памятника Счастливой семье. Если помните, была у нас некоторое время назад такая идиотическая идея. А вот в Кикинде он есть! Правда, в отличие от нереализованного пермского проекта, пропитанного суровым духом соцреализма и ретроградства, счастливая семья в Кикинде абсолютно голая, каждый член семьи изображён во всех анатомических подробностях. И ничего, никто не умер от этого, насколько я знаю.

Железная дорога

Паровоз на станции Кикинда Фото: Иван Козлов

В каждом городе есть вокзалы, а около каждого из вокзалов — памятники в виде настоящих исторических паровозов. Сербский паровоз постарше — он был построен в 1916 году, а пермский, стоящий около Перми Первой — в период с 35-го по 57-й год. Это не единственное отличие — за паровозом в Кикинде ухаживают, он в хорошем состоянии, есть постамент с навесом и подсветка. А пермский паровоз, как недавно выяснилось, лишился хозяев после закрытия завода Шпагина и теперь гниёт, абсолютно никому не нужный. Зато с железными дорогами, проходящими по станциям, ситуация примерно одинаковая: вокзал есть, а половина дороги закрыта. Дорогу от Перми Первой закрыли месяц назад, а из Кикинды уже пять лет как нельзя попасть в соседнюю Жимболию. Ну что ж, общая беда тоже может объединять.

PS:

Есть и менее значительные рифмы, которые мне попадались на глаза — достойные если не отдельного пункта, то хотя бы упоминания. В обоих городах есть фонтан со скульптурой лягушки (раз и два), охраняемые государством мельницы XIX века (в Кикинде это Сувача — одна из двух сохранившихся в Европе «сухих» мельниц на лошадиной тяге, а в Перми — ветряная мельница на территории Хохловки), странные сельскохозяйственные фестивали (в Кикинде каждую осень угорают по тыкве, а в Пермском крае их вообще не счесть — от фестиваля огурца до фестиваля коровяка) и тому подобное. А ещё и там, и там удивительные закаты. Если не это может служить веским основанием для того, чтобы побрататься с городом — то я уж и не знаю, что может.

Фото: Иван Козлов
Фото: Иван Козлов
О проектеРеклама
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС77-64494 от 31.12.2015 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Учредитель ЗАО "Проектное финансирование"
18+

Программирование - Веб Медведь