X

Новости

Сегодня
Вчера
2 дня назад
Фото: Тимур Абасов

КиноТеатр «Пространства режиссуры»

12 марта открылся VI международный фестиваль-форум «Пространство режиссуры». По традиции, фестиваль начался с показа эскизов спектаклей, подготовленных в рамках Лаборатории молодой режиссуры. Но в этот раз Лаборатория была совсем не такой, как обычно.

В этом году для постановки эскизов были приглашены не театральные режиссёры, а люди из сферы кино. И, соответственно, им было предложено поставить отрывки по киносценариям. Арт-директор фестиваля Олег Лоевский заявил, что сделано это было для того, чтобы «порвать круг» театральной среды, обновить её. Четыре работы получились очень разными, но в то же время в них было и много общего. Начнём по порядку.

Грайндхаус по-русски

Показы лаборатории начались 12 марта в 10 часов на «Сцене-Молот». Первой свою работу представила сценарист (автор «Шапито-шоу») и режиссёр Марина Потапова. Она выбрала для постановки классический американский фильм «Вторжение похитителей тел» Дона Сигела. Сюжет незамысловатый, даже избитый: инопланетяне тайком захватывают Землю, начинают они это грязное дело, естественно, с небольшого американского городка, постепенно заменяя местных жителей их двойниками. Это понимают только двое — врач Майлз (Сергей Детков) и его возлюбленная Бэкки (Валентина Рамазанова), но им никто не верит. В кино этот сюжет обычно реализуется через постепенно нагнетаемые страх и ужас. Марина Потапова пошла другим путём и создала в театральном пространстве настоящий грайндхаус. Это особое направление в американском кино — дешёвые, глуповатые фильмы в жанре эротики или хоррора, которые старались быть страшными, но были так отчаянно дёшево сняты и глупо сыграны, что выходили смешными. Однако именно это странное сочетание и притягивает к подобным фильмам внимание.

Фото: Тимур Абасов

Этого же эффекта удалось добиться и режиссёру в отрывке «Вторжение похитителей тел». Актёры в эскизе так нарочито недоигрывали (особенно главные герои), а мизансцены были построены таким образом, что в тех местах, когда должно испытать страх, зрителей разбирал хохот. Пытаясь напугать, актёры и режиссёр смешили. Оторваться от такого зрелища, что соединило несоединяемое, было невозможно. На тот же эффект работало и необычное место показа — не сцена, а фойе «Сцены-Молот», и различные театральные приёмчики, и работа с условностью... Со всем Марина Потапова, не будучи театральным режиссёром, справилась очень хорошо. «Вторжение похитителей тел» — было ярким, весёлым, на удивление очень театральным, а не киношным отрывком. Правда, представить его развитие вне эскиза довольно трудно.

Собака на могиле

Второй эскиз «Как собака» поставил по своему собственному сценарию режиссёр-документалист Павел Мирзоев. Сценарий был написан для продолжения фильма Марлена Хуциева «Послесловие», но съёмки не состоялись. Если предыдущий отрывок был богат на условности, благодаря чему и смотрелся в пространстве сцены, то эскиз «Как собака» попал на эту территорию с другого входа. Это серьёзная драма в лучших традициях психологического театра. Условности — самый минимум. И даже музыки почти нет: лишь песня в стиле кантри звучит во время перемены декораций (действие в основном идёт в одной квартире). Сюжетная линия такова: у старика Швыркова скончалась жена, с которой он прожил тридцать лет. Он ждёт, что на похороны прилетит из Америки их сын Алексей, но вместо Алексея почему-то появляется его жена Вика, которую старик недолюбливает. И дальше — все два часа, что идёт отрывок, — разворачивается драма человеческих отношений, в которой будет практически всё: ссоры, примирения, раскаяние, драки, откровенные признания, разоблачения и, конечно же, прощение. Это очень пронзительное и искреннее произведение с глубокими чувствами.

Фото: Тимур Абасов

Удивляет то, что Павлу Мирзоеву (режиссёру кино!) удалось сделать такой классический спектакль, в котором кино почти не чувствуется. Разве что порой очень не хватает чего-то вроде крупного плана — лиц артистов, поскольку их работой можно только любоваться. Особенно тем, как играют главные герои, — Олег Выходов, исполнитель роли Швыркова, и Гульнара Захарова, сыгравшая Вику. Всего лишь за неделю им удалось не только выучить довольно длинный текст, но и по-настоящему вжиться в своих героев. А Павел Мирзоев сумел в столь короткий срок выстроить их общение и показать со всех сторон конфликт тестя и невестки — как внутренний, так и внешний. Поэтому «Как собака» выглядела не как эскиз, а как полноценный спектакль, правда, местами довольно затянутый и тяжёлый, что при желании поправимо.

На стуле по горам

В первых двух эскизах, хоть они и были основаны на киносценариях, влияние кино чувствовалось мало. Отрывок «Простая история», поставленный кинорежиссёром Олегом Галицким по одноимённому фильму Дэвида Линча, был самым «киношным» из всех. Потому что жанр «Простой истории» — это роуд-муви. Фильм Линча был основан на реальной истории 73-летнего фермера Элвина Стрейта, который на газонокосилке с фургоном (водительских прав у него не было из-за слабого зрения) проехал 240 миль (390 километров) из Лоренса, штат Айова, к горе Зион, штат Висконсин. Элвин Стрейт ехал к своему 80-летнему брату, с которым случился инсульт. Всего путь Стрейта занял шесть недель. Роуд-муви, наверное, самый сложный для воплощения на сцене жанр кино, потому что одним из главных героев там всегда является дорога: постоянное движение и смена места действия. Олег Галицкий нашёл несколько довольно остроумных решений: актёры появляются не только перед зрителем, но также слева от зрительских мест и даже сзади, меняя тем самым положение в пространстве.

Герои эскиза постоянно контактировали со зрителем, передавая реквизит, а когда они не смогли открыть банку пива, им помог человек из зала. Газонокосилку изображал стул, на котором и «ехал» из штата в штат невероятно колоритный в образе престарелого реднека Михаил Гасенегер. Встречающихся по ходу путешествия людей играли только два артиста — Дмитрий Захаров и Мария Полыгалова. В считанные минуты они сменили множество масок, побывав самыми разными персонажами. Очень ярким получился у Ольги Пудовой образ «витающей в облаках» дочери Элвина Стрейта — Роуз.

В дороге, постепенно приближаясь к своей цели, Элвин Стрейт рассказывает попутчикам о своей нелёгкой жизни: о семье, войне, дочери, старости... А вот брата, к которому Элвин ехал за примирением, зритель так и не увидел — лишь услышал его голос. Цель всегда должна быть недосягаемой. «Простая история» — очень трогательный и добрый эскиз, с невероятно интересными режиссёрскими решениями. Но есть ли у него возможности развиться в нечто большее? Не понятно.

Обыкновенный фашизм

Последний отрывок на Лаборатории молодой режиссуры представила известная киноактриса («Овсянки», «Интимные места» и др.) и режиссёр Юлия Ауг. Справедливости ради надо сказать, что Ауг имеет серьёзный опыт театральной режиссуры: она закончила режиссёрское отделение ГИТИСа, в её послужном списке несколько постановок в различных театрах России и год работы режиссёром-постановщиком Московского Театра «Школа Современной Пьесы». Для своего отрывка Юлия Ауг выбрала фильм Иштвана Сабо «Мефисто», снятый в 1981 году по роману Клауса Манна. Этот фильм получил «Оскара» за лучший сценарий. В «Мефисто» на примере одного человека — актёра Хенрика Хофгена (которого Клаус Манн писал со своего друга актёра Густава Грюндгенса) — показана история становления фашистского режима в Германии. Главный герой, которого в эскизе играет Олег Шапков, постепенно из порядочного, талантливого актёра превращается в конформиста, который ради карьеры и славы предаёт свои идеи и своих друзей. Как указано в аннотации — продаёт душу не дьяволу, а нацистам. Хёнрик осознает, что он натворил, но будет поздно. Юлия Ауг в эскизе «Мефисто» поднимает важную и, как никогда, злободневную тему фашизма: как он захватывает власть в стране и душах людей. Некоторые слова звучат до дрожи актуально. Например, то место, когда архитектор говорит, что новые власти решают сносить старые памятники или нет, как будто от этого зависит будущее страны...

Актуальность обозначена и в других моментах и образах. Например, всемогущий безымянный Генерал (Андрей Дюженков), который, как и Мефистофель, соблазняет Хенрика всяческими званиями и привилегиями, одет в современный камуфляж натовского образца. Весь эскиз «Мефисто» построен из следующих друг за другом в хронологическом порядке коротких сцен — эпизодов, которые сменяются так быстро, что поначалу от резких скачков действия начинает кружиться голова. Но к середине полуторачасового отрывка именно постоянная (можно сказать — клиповая) смена действия не даёт зрителю заскучать, позволяет легко воспринимать довольно тяжёлую тему. Постепенно действие из радостных и энергичных разноцветных репетиций революционной театральной труппы, которой руководит Хёнрик, уходит в чёрные тона.

На замену новаторскому театру приходят белые люди, скандирующие речёвки о Гитлере (это студенты курса Бориса Мильграма в ПГАИК) и до ужаса похожие не то на ожившие статуи, не то на пионеров СССР. Атмосфера ужаса достигает пика в конце отрывка, по-настоящему захватывая зрителя. Во многом это происходит благодаря работе актёров, некоторым из которых досталось по несколько ролей, и, конечно же, игре Олега Шапкова, который остро передал падение и раскаяние Хёнрика. Всё-таки в первую очередь «Мефисто» — это история о человеке. Называть постановку Юлии Ауг отрывком или эскизом даже неловко. У неё получилось поставить актуальный и сильный спектакль, тяжёлый по содержанию, но очень понятный по форме. Поэтому Татьяна Тихоновец, театральный критик, член жюри «Золотой маски», предложила руководству театра на обсуждении эскиза поскорее взять «Мефисто» в репертуар театра.

Важнейшее из искусств

Когда все показы прошли, зрителей лаборатории ждал небольшой бонус: показ в фойе «Сцены-Молот» киноработ режиссёров, поставивших эскизы. Сначала показали два клипа: «Горький туман» и «Под цыганским солнцем», снятые Юлией Ауг на песни из альбома «Русский подорожник» группы «25/17».

Всего Ауг сняла восемь клипов на песни из этого альбома. В двух из них («Волчок» и «Топоры») снялся самый известный современный русский писатель — Захар Прилепин.

После клипов показали короткометражку Олега Галицкого «Полёт». Это короткая, но очень важная история про межнациональные отношения и религию рассказывает о том, что все религии и национальности в чём-то самом важном очень похожи.

Затем показали ещё одну злободнёвную короткометражку, снятую Марией Потаповой. В её фильме «Некролог» представлен так называемый креативный класс. Главный герой переживает убийство друга и коллеги — оппозиционного журналиста «Новой газеты». Основная версия, что убийство совершили власти. Но так ли это на самом деле или просто либеральная общественность обвиняет власть, потому что надо кого-то обвинять? Не известно. На фоне последних событий «Некролог» выглядит мрачным предсказанием — фильм снят в 2014 году.

Наконец показали документальный фильм Павла Мирзоева «Эмка Мандель с Колборн Роуд, 28» о неделе жизни в США поэта Наума Коржавина, некогда эмигрировавшего из СССР.

Фото: Тимур Абасов

Лаборатория молодой режиссуры VI «Пространства режиссуры» получилась на удивление цельной и яркой. Впервые на моей памяти ни одна из постановок лаборатории не носила ученический характер, поскольку все режиссёры этого года имели богатый опыт художественных высказываний. В эскизах не было ничего лишнего, а некоторые работы, по сути, смотрелись полноценными спектаклями. Кроме того, лаборатория порадовала удивительно сильными мужскими образами, прекрасно сыгранными Сергеем Детковым, Олегом Выходовым, Михаилом Гасенегером и Олегом Шапковым. Сейчас остаётся лишь дождаться решения руководства театра о постановке эскизов-победителей. Будем надеяться, что принятые в работу эскизы, став спектаклями, не поблёкнут.

О проектеРеклама
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС77-64494 от 31.12.2015 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Учредитель ЗАО "Проектное финансирование"
18+

Программирование - Веб Медведь