X

Новости

Сегодня
Вчера
2 дня назад
20 октября 2019
19 октября 2019
Фото: Дмитрий Окунцев

Губахинское Зазеркалье: как и зачем оживили мёртвый город

«Смотришь на такие здания и понимаешь, что раньше всё было для человека», — экскурсовод Валентина Алексеева показывает на массивные колонны заброшенного дворца культуры в Губахе. Мы находимся в старой части города, где сейчас почти никто не живёт. Нынешняя Губаха появилась именно здесь, но несколько десятилетий назад в буквальном смысле переехала. Людей начали переселять, как объясняют, из-за испорченного химической промышленностью воздуха... Алексеева и другие энтузиасты придумали для безлюдных кварталов образ — «город-призрак». Кроме экскурсий, летом провели здесь фестиваль «Губаха. Alive». Alive — значит, оживший. Посетители (а это три тысячи человек) примеряли одежду шестидесятых, бродили по воссозданной квартире шахтёра и даже могли принять участие в факельном шествии «пионеров».

Дворец культуры стоит на горе. Рассказывают, что часть глыбы вырезали специально под него. Может показаться, если обратить внимание на величие строения, что находишься на древнегреческом Олимпе. О дворце много историй. Например, в Великую Отечественную войну здесь открыли госпиталь, и уже с июня сорок первого года сюда везли раненых с Ленинградского фронта.

Фото: Дмитрий Окунцев
Фото: Дмитрий Окунцев

Старый город, а изначально — просто Верхнюю Губаху, основали в конце девятнадцатого века. Это был шахтёрский городок. В 30-е годы двадцатого века его начали отстраивать заново. Здесь появилось всё, что должно быть в небольшом советском населённом пункте. Обязательный памятник Ленину — он стоял у лестницы дворца (рядом находился монумент Калинину). Напротив сооружения с колоннами — площадь, она уже заросла. Здесь проводили парады, а перед Новым годом ставили ёлку. Напротив универсам. От него сохранилась лишь стена. Кстати, именно она из-за своей необычной формы стала прообразом логотипа «призрачного» проекта. Есть стела в память о героях гражданской войны, во время фестиваля «Губаха. Alive» её реконструировали и открыли заново. Не было здесь разве что улицы Ленина.

Валентина Алексеева водит нас по брусчатке. Дороги, пожалуй, сохранились лучше зданий. Под ногами не хватает лишь редких камней. По словам нашего проводника, такое покрытие лежит и в некоторых местах нового города, просто на него уже положили асфальт.

Фото: Дмитрий Окунцев

На экскурсии ездят и взрослые, и дети. Представители старшего поколения, рассказывает Алексеева, ностальгируют. Спрашиваю, неужели сами не могут прийти на малую родину. Собеседница отвечает, что сюда всё-таки надо ехать. Кроме того, в одиночку гулять непривычно — это действительно вымершие кварталы. Главное, до недавнего времени здесь было попросту не пройти: всё заросло. Лишь к летнему фестивалю срубили кустарники и скосили траву.

Фото: Дмитрий Окунцев

Счастье вернуться в прошлое

Мы провели несколько десятков экскурсий, — отмечает заведующая эколого-краеведческим отделом центральной губахинской библиотеки и по совместительству экскурсовод Валентина Алексеева. — Однажды в автобус набились сорок человек. Говорю им: «Выходите, не можем везти столько!». А они стоят — и всё. Настолько хотели приехать. Кто здесь жил, часто задерживаются в тех или иных местах. Гости помоложе интересуются, как такой город мог исчезнуть.

Алексеева замечает, что зал дворца культуры был на пятьсот человек, на втором этаже работала библиотека, а три раза в неделю там устраивали танцы. Называет женщина и размеры бывшего стадиона, от которого осталось только поле. Сейчас, мол, ничего такого нет: нынешний ДК скромнее. Маленькие, но хотя бы качественные стадионы при школах открыли совсем недавно.

Фото: Дмитрий Окунцев
Фото: Дмитрий Окунцев
Фото: Дмитрий Окунцев
Фото: Дмитрий Окунцев

Валентина Алексеева — одна из главных специалистов по старому городу. А началось всё, рассказывает, ещё когда окончила школу:

Хотела поступить на истфак, причём в Тамбове, потому что там жила моя бабушка. А там меня то и дело спрашивали, почему не пошла учиться в родную область. Тем и закончилось, что взяли учиться только местных ребят. Хотя у меня на экзаменах не было ни единой троечки. Вернулась в Губаху расстроенная. И здесь мне предложили пойти работать в библиотеку. Так в ней и осталась. А в двухтысячных годах на одном из семинаров в Перми говорили о роли краеведения. Оно близко к истории, поэтому я сразу поняла, что очень хочу им заниматься.

Фото: Дмитрий Окунцев

В 2012 году в Верхней Губахе проходил фестиваль «Царь горы», никак не связанный с историей сохранившихся построек. Организаторы предложили Валентине Алексеевой провести в заброшенном городке краеведческую экскурсию. Женщина говорит, что очень волновалась, но оказалось, что людям нравятся походы меж руин. Поняла, что будет водить их и впредь. С тех пор экскурсии проходят каждый год.

Что старый город сохранился хотя бы в таком виде — большая удача, считает Алексеева. Он даёт возможность вернуться в жизнь, которой уже нет.

Фото: Дмитрий Окунцев

В Мексике такого нет

Ещё один человек, который сохраняет память о зарождении города, — Ольга Тетюева, которая работает в той же библиотеке. По словам Ольги, многие жители жалеют, что переехали. Бытует мнение, что проблемы с экологией в своё время сильно преувеличили. Дескать, не случайно летом вся Верхняя Губаха зелёная от листвы. В новом же городе — холоднее, потому что он находится на пересечении ветров.

Приходим с Ольгой к необычному памятнику у библиотеки, в центре города. Монумент сделал художник из Мексики, когда приезжал сюда во время краевого культурного проекта. Можно разглядеть безмены — рычажные весы. По замыслу автора, композиция заставляет задуматься о балансе старого и нового. Ещё одна деталь — небольшая фигурная колонна, взятая в том самом дворце культуры в Верхней Губахе. Ольга Тетюева отмечает, что иностранца очень впечатлила история переезда. У них-то ничего подобного нет: города покидают свои места только из-за природных стихий.

Фото: Дмитрий Окунцев

На летнем фестивале Ольга отвечала за рекламу, организовывала площадки. Тогда, кроме прочего, у бывшего сквера 30-летия ВЛКСМ, можно было сыграть свадьбу (неофициальную). Причём жениху и невесте предлагали надеть старые наряды. Иными словами, главной задачей было прожить один день как тогда.

Фото: Дмитрий Окунцев

Старый город привлекает к себе внимание по разным причинам, — считает Ольга Тетюева. — Это и история малой родины. Для людей старшего поколения — ностальгия. Они вспоминают свою молодость. Вспомните, как раньше было интересно, была пионерия. Это и некая тайна, отсюда появился образ города-призрака. Лично для меня это интерес к истории малой родины. Я училась в университете в Екатеринбурге. И тогда с удивлением обнаружила: все, кто оттуда или из Свердловской области, в деталях могут рассказать о своих городах. А я нет, и это неправильно.

Фестиваль стал и «проверкой самой себя», говорит Ольга: она впервые приняла участие чём-то подобном. Кроме того, погрузилась в так называемую проектную деятельность: вместе с коллегами писала заявки, а по итогам делала отчеты. Благотворительный Фонд Тимченко выделил на верхнегубахинский проект полмиллиона, а пермский краевой бюджет — семьсот тысяч рублей. Деньги пошли не только на фестиваль. Ещё на школу юного краеведа (её ведёт Ольга), юного экскурсовода, интернет-ресурсы. Девушка надеется, что в следующем году проект продолжится.

Фото: Дмитрий Окунцев

Над руинами пролетит кукурузник

Всё, что связано с Верхней Губахой, — второй по важности культурный проект в городском округе, говорит начальник управления культуры Инга Зоркина. Первый —«Тайны горы Крестовой», который уже стал визитной карточкой Губахи. Бывший глава города, а сейчас депутат Законодательного Собрания края Александр Борисов обещает помогать, добавляет Зоркина.

Фото: Дмитрий Окунцев

Эти два проекта — совершенно разные. Но связанный с Верхней Губахой — более тёплый. Он объединяет совершенно разных людей. Я сама родом не оттуда, но тоже из шахтёрского посёлка, поэтому эта тема мне близка. Пожалуй, начало проекта — это 2012 год. Тогда я была директором центральной библиотеки. И нам с Валентиной Петровной (Алексеевой — Прим. ред.) предложили провести экскурсии на фестивале «Царь горы». В то время у нас и появилась идея оживить на один день старый город. Подумали, что это интересно — увидеть, как, скажем, навстречу тебе идёт директор шахты и его жена. А рядом играют их дети.

Мы находимся в зале библиотеки, который посвятили пошедшему фестивалю «Губаха. Alive». Здесь можно увидеть фотографии с мероприятия, архивные документы. Зоркина рассказывает, что раньше в День шахтёра над Губахой пролетал самолёт и разбрасывал поздравительные карточки. Руководитель культурного управления надеется, что такой полёт повторится. Она замечает, что в Лысьве работает клуб малой авиации.

— Тогда летал «кукурузничек», — напоминает стоящая рядом Екатерина Зинская, она жила в старом городке.

— А в этом клубе как раз такие самолёты! — обнадёживает Зоркина Екатерину Ивановну. Та улыбается.

Фото: Дмитрий Окунцев
Фото: Дмитрий Окунцев

Екатерина Зинская благодарна организаторам летнего мероприятия за оживление её города. Правда, говорит пенсионерка, оно случилось не сразу. По пути в школу, в которой она работала, женщина сначала сбилась с дороги из-за зарослей. Только потом нашла обходную тропинку.

Но потом сразу вернулась в 60-е — время надежд, время, когда образование было намного лучше, чем сейчас.

Фото: Дмитрий Окунцев

Боль всех моих собеседников — что Верхняя Губаха постепенно уходит в прошлое. Здания, которые стояли ещё год назад, разваливаются. Или их растаскивают на кирпичи. При этом для кого-то руины до сих пор служат пристанищем: в одном из разрушенных домов на полу сложены друг на друга дрова...

Фото: Дмитрий Окунцев
О проектеРеклама
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС77-64494 от 31.12.2015 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Учредитель ЗАО "Проектное финансирование"
18+

Программирование - Веб Медведь