X

Подкасты

Рассылка

Стань Звездой

Каждый ваш вклад станет инвестицией в качественный контент: в новые репортажи, истории, расследования, подкасты и документальные фильмы, создание которых было бы невозможно без вашей поддержки.Пожертвовать

Танцы на отвесной стене: почему «мурал с балериной» был воспринят неоднозначно

В первой половине февраля на стене дома на пересечении улиц Горького и Пермской появился мурал — большое граффити, выполненное в фирменном стиле Пермского театра оперы и балета. Идея рисунка, на котором изображена прима-балерина Пермского балета 1980-х — 2000-х Елена Кулагина, принадлежала пермским художникам, а само граффити в итоге стало одним из первых этапов интервенции театра в визуальную городскую среду. Вроде бы, всё хорошо, но мурал всё равно вызвал вопросы — например, тем, что помимо лого Оперного он включал в себя логотипы компаний-партнёров.

Хотя рассуждать об этом сложно, учитывая, что по совокупности факторов кейс для Перми получился скорее хороший. Достаточно сказать, что Оперный театр подошёл к делу с каким-то изуверским тактом и вежливостью. Прям бесит — ну нельзя же быть настолько внимательными ко мнению людей, мы в России или где? Оперный — представляете? — провёл опрос жителей дома, заручился поддержкой подавляющего большинства и только после этого стал реализовывать проект.

С одной стороны я, конечно, восхищен этим — нам продемонстрировали нормальный, эталонно цивилизованный подход к взаимодействию с широкой группой интересантов. С другой, я всегда топил за то, что искусство должно идти впереди общественного мнения и даже формировать его. Вы же понимаете, что если бы соцопросы проводились десять лет назад, не было бы у нас ни «Пермских ворот», ни «Красных человечков», вообще никакой паблик-арт программы. Мы все вежливые и внимательные люди, мы все ненавидим волюнтаристские решения, произвол застройщиков, бесчинства благоустроителей и прочее — но давайте честно признаемся, что город, среда в котором полностью сформирована соцопросами и усреднённым «мнением горожан» — это ад на земле, и мы с вами из него первыми и сбежим, матерясь.

Фото: permopera.ru/media/mediatec/96813

Это я не к тому, что Оперный поступил как-то неправильно или чрезмерно. Абсолютно правильно и не чрезмерно. Это всего лишь неплохой повод подумать о том, какие в принципе фильтры могут и должны применяться к городскому арту.

Нужно искать баланс — и в целом, и в отношении искусства тоже. Это сложно. Я, например, считаю, что сомнению нужно подвергать в первую очередь конвенционально одобряемые объекты, поскольку они всегда в заведомо сильной позиции: за ними годы сложившихся традиций и вся инертность коллективного мышления. Условно говоря, перед каким-нибудь до тошноты классическим монументом писателю Достоевскому или первооткрывателю нефти Преображенскому надо поставить все мыслимые фильтры — потому что это на века и потому что ну сколько можно-то? А про какое-нибудь «Яблоко» или «Красного человечка» можно и не спрашивать. Ну ладно, не самое взвешенное мнение получилось, я просто всегда был за диктатуру современного искусства. В Перми для таких решений есть совет по топонимике — какой-никакой, а всё же коллегиальный орган. Пусть разбираются в пределах компетенций.

А мы вернёмся к муралу и Оперному. В рамках паблик-тока, который провёл театр, журналистка Юлия Баталина озвучила, так сказать, чаяния общественности по поводу мурала — перечислила почерпнутые в соцсетях претензии о том, что он не взаимодействует со средой, что «эдак кто угодно может нарисовать что угодно» и так далее. То есть, те претензии, которые довольно легко разбить простыми риторическими приёмами. И почему-то не озвучила самую очевидную и громче всего звучавшую претензию — в том, что мы, по сути, имеем дело с рекламой.

А на этом уж точно стоит остановиться подробнее. Начну с того, что меня совершенно точно не смущает фирменный стиль Оперного и внешний вид мурала, созданного на его основе. Будем объективны — это не шедевр уличного искусства, но, думаю, претензий на шедевр ни у кого и не было. Опять же, как выяснилось из презентации, рисунок по эскизу театрального дизайнера Евгении Мрачковской (когда-то, надо заметить, я имел счастье работать с ней и ни секунды не сомневаюсь в её вкусе и компетенциях) выполнили художники Дмитрий Рейс и Дмитрий Даер из арт-студии «Дело». Это те самые ребята, которые нарисовали голову Давида на фасаде исторического здания на улице Пермской. Учитывая, что голова Давида — это чудовищный и совершенно варварский пример работы с нашим архитектурным наследием (памятник конца XIX века просто зарисовали сплошняком, превратив его в плоскую поверхность), можно только порадоваться, что творческую активность художников направили в мирное русло.

Фото: i6.photo.2gis.com

Да и вообще, что касается формы, вопросы у меня есть разве что к итоговому композиционному решению, за которое, как можно предположить, ответственны уже непосредственные исполнители. Как человек с недолеченным обсессивно-компульсивным расстройством, я, глядя на этот рисунок, испытываю почти физическую боль — её, вероятно, испытывает и сама балерина, которой в икроножную мышцу впивается угол оконной рамы.

Но это внешнее, а мы говорим о внутреннем содержании. Пару раз я натыкался в фейсбучных тредах, посвященных этому муралу, на словосочетание «реклама театра», но меня не тянет соглашаться с этим определением. Возможно, формально это и рекламирующее (ну, скаже так, «продвигающее бренд») изображение, но в целом «реклама театра» вообще звучит странно, если речь идёт о чем-то, что вполне себе можно считать городским или краевым достоянием. Примерно как «реклама кунгурской ледяной пещеры» или «реклама соцгородка „Рабочий посёлок“». Во всяком случае, выступать принципиально против такой рекламы я не готов.

Я лучше выступлю против старой-доброй рекламы привычного формата, занявшей на изображении буквально пару квадратных метров и ставшей той самой ложкой дёгтя, которой оказалось достаточно для подпорченного впечатления. Без логотипов «Дом.ru» и «MIRO» здесь не обошлось. Не могу сказать, что у меня в этом смысле есть претензии к создателям эскиза и к театру в целом. Понятно, что практика респектовать таким образом спонсорам и партнёрам — давняя, нерушимая и эстетически оформленная. Наверное, если бы передо мной стоял выбор — сделать всё традиционным и общепринятым образом или попытаться избежать рекламных плашек — я бы... да я даже не знаю, как я поступил бы. Это колонку сидеть писать легче лёгкого (на самом деле тоже нет, ну ладно), а попробуй-ка сломай установившуюся систему делового этикета — даже если партнеры ничего не скажут, то, наверное, подумают, и отношения могут несколько охладеть.

Впрочем, тут я помалкиваю, лезть во внутрипартнёрские отношения и строить догадки уже невежливо немного. С другой стороны, в городскую среду вкатываться с рекламой — не менее невежливо. Даже и с благородной, даже и с маленькой. Потому что у рекламы на мурале, при всей её незаметности и прочих аргументах «за», есть и свойство другого рода — она же вечная фактически. Вы помните, чтобы на вашем веку в Перми уничтожили хоть один мурал? Арт-объекты жгли и взрывали, граффити на заборах сносили вместе с заборами, теги замазывали, вывески запрещали законом, даже убогий супер-гигантский телевизор с «Айсберга» и то сковырнули — было дело.

А балерина на торце советской многоэтажки — она же на долгие годы. У нас вон на Льва Шатрова уже сколько лет красуется гигантский портрет девушки от «Стрит арт студио» со здоровенным логотипом всё того же «Дом.ru», а на Революции —мурал Саши Жунева предвыборной тематики. При всем уважении к Саше, это далеко не лучшая его работа, а может и худшая вообще, очень тенденциозная. И ничего, живём, пообсуждали, покритиковали, а мурал стал частью среды. Не будет ЭР-Телекома, не будет MIRO (простите, ребята), вообще никакой экономики не будет, деньги отменят — а мурал с балериной останется. Выгорит только разве что. Неплохой, согласитесь, способ отправки мессиджа (и собственных логотипов) в будущее.

В случае с Оперным мне даже и не жалко. Но, во-первых, это нездоровый прецедент для центра города. Во-вторых, это принципиально: когда я вижу, как протискиваются в вечность бренды коммерческих компаний, во мне просыпается распоследний антикапиталист. А в-третьих, альтернативный сценарий мне нравится ещё меньше. Как верно отмечала та же Баталина, «Напряжение вокруг новой фрески связано, в частности, с тем, что именно сейчас в городском департаменте градостроительства и архитектуры заканчивается работа над новыми правилами благоустройства, регулирующими как раз размещение фресок и других графических видов стрит-арта». Рекламные изображения точно запретят, и что будет с уже существующими — неизвестно.

Но есть опыт других городов — мы уже много раз видели, как в интерпретации чиновников благие начинания, связанные с гармонизацией городской среды, превращаются в коммунальный тоталитаризм и торжество серости. Я очень надеюсь, что в Перми этот опыт учтут, и до подобного безумия не дойдёт. Потому что если коммунальщики ограничатся закрашиванием логотипов, я только порадуюсь. А если под замес попадёт весь мурал — придется защищать и его, опять же, чтобы прецедент не создавался. То есть, в очередной раз придется делать навязанный выбор с заниженной планкой — между «неочевидным» и «очевидно плохим». В Перми выбор подобного рода и так приходится делать слишком часто.

О проектеРеклама
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС77-64494 от 31.12.2015 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Учредитель ЗАО "Проектное финансирование"
E-mail: web@zvzda.ru
18+

Программирование - Веб Медведь