X

Подкасты

Рассылка

Стань Звездой

Каждый ваш вклад станет инвестицией в качественный контент: в новые репортажи, истории, расследования, подкасты и документальные фильмы, создание которых было бы невозможно без вашей поддержки.Пожертвовать

«Мы стали чувствовать изъяны». Архитектор Никита Маликов — о гражданском активизме в сфере градостроительства, решении конфликта вокруг «Молота», а также связи экономики и архитектуры

Пермь накрыла волна интереса жителей к окружающей их городской среде. Мы не хотим отдавать всю ответственность за её развитие властям, нам небезразлично, какое и где появится здание и сколько деревьев при этом будет срублено. Игнорировать публично высказываемые мнения горожан больше невозможно, но и сложившейся практики решения конфликтов в городе пока нет.

О том, как сделать такое взаимодействие более продуктивным, —Никита Маликов, главный архитектор Центра экономики городов Тверской области, руководитель Бюро Маликова, выпускник программы «Архитекторы.рф-2020» и тьютор программы «Городские практики» в Перми.

Вы занимаетесь архитектурой как в архбюро, так и в рамках Центра экономики городов Тверской области. Если с первым местом работы всё более-менее понятно, то о втором хотелось бы узнать подробнее. Что делает главный архитектор Центра экономики городов?

— Сейчас в России активно реализуется федеральная программа благоустройства. Но многие проекты, давайте честно, не совсем успешные в плане эффектов. Такое благоустройство ради благоустройства.

И вот в министерстве экономического развития Тверской области заметили, что качество городской среды напрямую связано с экономикой региона. Но пока в России нет очевидных методологий, как это считать и связывать вместе. И мы учимся это делать. Понятно, что нужно создавать рабочие места, субсидировать малый бизнес и т. д. Но человек должен быть счастлив и вне работы, он должен гулять с улыбкой с детьми, а не со злостью перепрыгивать через лужи, к примеру. Город должен быть таким, чтобы его любили люди, которые в нём живут и работают. И как главный архитектор проектов, я пытаюсь создавать условия для такой любви. Образно говоря, я сватаю жителей и городскую среду. В Центре экономики городов архитектор должен создавать интересные и уместные для каждого конкретного города решения, способные придать новые краски и смыслы утилитарным зданиям.

В Перми постоянно возникают конфликты в сфере градостроительства — между обществом и архитекторами, обществом и властью, обществом и застройщиками. Петиции, открытые письма, выступления на заседаниях гордумы и в СМИ, общественные дискуссии, публичные акции — те инструменты, которыми пользуются активисты. Насколько типична такая картина для других городов?

— Такие конфликты возникают везде, в любой стране мира. Она типичная и, я бы сказал, хорошая. Разные стороны понимают, что город — это часть их ответственности. Решать такие конфликты часто сложно. И обостряется это экономической ситуацией в стране. У нас маленький горизонт прогнозирования, а чтобы решить спорную ситуацию, нужно время.

Фото: Максим Артамонов

Есть три универсальных правила, как можно понизить градус накаливания: говори, знай, информируй. Это значит, что, во-первых, надо уметь вести дискуссию, если даже у тебя другая точка зрения. Во-вторых, в споре должны принимать участие люди, которые разобрались в проблеме, а не просто действуют эмоционально. Этим грешат не только активисты, но и городские власти. Часто один сторонний эксперт, разбирающийся в ситуации, может решить все проблемы.

Ну и третье, нужно уметь информировать людей о своих планах, будь то строительство дороги или снос дерева. Подробно, во всех доступных источниках доносить информацию, пояснять ситуацию, методы решения проблемы. Многие люди черпают информацию из соцсетей, где всё доносится однобоко. Конфликта может даже и не быть, если подробно всё рассказать.

Возросший активизм в сфере градостроительства в Перми признан уже даже властями. Недавно на одном из форумов, посвящённых теме недвижимости, о нём как о факте упомянул главный архитектор города. Есть ли у вас объяснение того, что внимание людей к качеству городской среды возросло именно в последнее десятилетие — не раньше и не позже?

— Тут как с ребёнком — мы выросли. Мы посмотрели мир, ситуацию в других городах. Поняли, что не всё так однозначно, как казалось раньше. Познакомились с большим количеством людей с другой точкой зрения. Стали больше зарабатывать и больше тратить. И главное, стали задавать больше вопросов. То есть мы стали лучше чувствовать жизнь, а значит, и чувствовать изъяны.

Активизм будет только набирать обороты, причём как снежный ком, и перерастёт уже в настоящее местное самоуправление. Нужно только не снижать напор, и хотя рано или поздно его попробуют задавить (такое тоже происходило во многих странах), быть культурными, цивилизованными, и очень важно быть добрыми друг к другу, к городским властям и другим точкам зрения.

Поддерживаю всех городских активистов в их стремлении понимать город и менять его. Главное понять одно — ни у кого нет однозначно верной или неверной точки зрения. Нужен компромисс. А компромисс — это не когда все выиграли, это когда все в равной степени проиграли. Это сегодня осознают далеко не все.

Несмотря на то, что власти признают возросший интерес людей к теме градостроительства, они по-прежнему не учитывают их мнение. Общественные слушания являются формальностью, модель соучастного проектирования в нашем городе не используется, выступления в Гордуме не способны повлиять на голосование депутатов. Это касается не только строительства, но и проектирования общественных пространств. В то же время в других городах практики общественного участия применяются. Что нужно для их внедрения? Вероятно, воля власти?

— Тут только два решения: сверху и снизу. Сверху — это должна понять региональная и городская власть, внедрить и наслаждаться. Потому что эффекты колоссальные. По моему опыту, вовлечение и работа с жителями позволяют поднять многие показатели города, даже экономику. Снизу — жители могут сами организовывать вовлечение и общественные слушания и передавать протоколы наверх. Один раз проигнорируют, второй, десятый. А потом до федеральной власти дойдёт информация, что в городе Пермь проигнорировали мнение 100 тысяч жителей. Они такое не пропустят мимо и точно будут разбираться в проблеме.

Фото: Максим Артамонов

Вы можете критиковать меня за дальнейшие слова, но сейчас я выступлю на стороне власти. Я работал в этих структурах и понимаю, насколько им тяжело даётся просто поддерживать город, особенно в период пандемии и стагнации. Им сейчас нужна поддержка людей, просто даже добрые слова. Может попробовать менять ситуацию через добро и диалог? Показать пару примеров, эффекты и говорить, говорить, говорить больше, чем сейчас.

Во многих городах вовлечение началось с того, что жители договаривались с властями, что сами займутся благоустройством того или иного пространства, и потихоньку город шёл навстречу. Поверьте, все такие ситуации мониторятся федеральными властями.

В какой степени, на ваш взгляд, архитектура и политика вообще связаны?

— Переплетаются очень тесно. Только политика без архитектуры бывает, но часто архитектуры без политики нет.

Один из конфликтов между жителями и властью и/или застройщиками состоит в стремлении первых максимально сохранить исторический облик города, тогда как последние (опять же, по мнению жителей) относятся к нему без уважения. Где, на ваш взгляд, лежит точка баланса между сохранением истории и строительством как благом для города?

Фото: Максим Артамонов

— Я считаю, что так, как строили 100 лет назад, мы не можем уже строить. Любое старинное здание — жемчужина и его надо сохранять. Но вопрос в том, что город должен развиваться, уплотняться. У нас много земли, но вот все почему-то хотят жить в городе, где есть инфраструктура, а не на краю города, где нет ничего. Город должен застраиваться. Но эта застройка не должна противоречить историческому наследию, а выступать лишь фоном. Для снятия этого конфликта нужны качественная градостроительная документация и регламенты. Правых в этом вопросе не будет, баланс могут посчитать только эксперты.

Конкретный пример — конфликт вокруг стадиона «Молот». Застройщик имеет землю в собственности и намерен построить там жильё, нужно только сменить зонирование, а с учётом формального характера публичных слушаний это не будет проблемой. Многие жители микрорайона и не только против: несмотря на то, что этот стадион никем не содержится, это место им дорого. Какие варианты решения конфликта есть в подобных случаях?

— По идее, я должен ответить, что не могу комментировать ситуацию. Я читал про это, но, очевидно, не знаю всех деталей. Но если говорить в общем, надо посчитать экономику проекта. Конечно, я бы предложил сохранить стадион, сделать его реновацию — то есть завести в проект коммерческие функции. А вокруг стадиона разрешить соразмерную застройку.

Повторюсь, не знаю всю историю досконально. Но баланс будет заключаться именно в том, чтобы и та, и другая сторона могли реализовать свои интересы. Здесь регулятором должны выступить власти. Жители могут получить реновированный стадион вместо старого, а застройщик — экономику. Хотя может выйти так, что и без застройки экономика стадиона будет работать.

Другая группа конфликтов лежит в плоскости экология/урбанизм. Вырубка деревьев ради строительства, заливка парка во время его реконструкции бетоном и так далее. Как найти баланс в этом случае?

— Только качественным проектом. Это дорого и долго, но других решений нет. Строить надо после исследования, аналитики, изучения мнения сторон и создания качественного проектного решения. Для этого и нужны архитекторы, но их не хватает в администрации города — любого города. Знаю, что в некоторых городах проекты делают за счёт заинтересованных жителей: собирают деньги на краудфандинг. То есть проект делает не город, а те, кто будет им пользоваться. Это редкие примеры, но вполне рабочие. Но только не надо этим увлекаться, мы не для того платим налоги, чтобы потом самим делать проекты.

Сейчас на федеральном уровне и в нашем регионе тоже обсуждается вопрос введения обязательного согласования визуального облика зданий в момент получения разрешения на строительство. Как вы относитесь к этой идее?

— Я не понимаю, почему до сих пор облик не согласовывается и не проверяется на всех этапах. Чем больше уделяется вопрос архитектуре, тем богаче город. Это прямая экономическая зависимость.

Как экономика и архитектура влияют друг на друга в современных городах? Интересная архитектура появляется там, где есть развитая экономика. Может ли архитектура стать локомотивом экономики города?

— Влияют и очень сильно, ведь архитектура — самый массовый продукт потребления в мире. У нас был такой случай. В одном городе Тверской области находится мощное экспериментальное производство с высокими зарплатами. Сотрудников туда ищут по всей России. И вот пригласили двух инженеров для собеседования. Им всё понравилось в работе и они через неделю приехали с семьями. И в итоге не устроились на работу, даже несмотря на зарплату, многократно превышающую среднюю по рынку. А дело в том, что жёнам и детям не понравился город, он был скучный для них, простой слишком.

Я не понимаю, почему даже торговые центры сейчас стремятся становиться доминантами в городе, а важные культурные и спортивные объекты выглядят как ангары для сена. Для многих людей эти здания — центр их отдыха и хобби. У меня есть хороший маркер — если в социальных сетях одни фотографии из спортивного комплекса, но не на фоне его, то, по сути, в городе появился ещё один визуальный пустырь, неинтересное внешне людям сооружение. А вы не представляете, как людям важен внешний вид, они могут начать ходить в спорткомплекс только из-за его внешнего вида. Мы люди, мы падкие на эмоции, а архитектура способна их дарить в большом количестве.

Архитектура должна быть не только интересной, но и уместной. Она дарит эмоции, решает множество наших бытовых проблем. Мы постоянно видим архитектуру, это фон нашей жизни. К сожалению, бедные регионы ограничены в ресурсах на разработку и реализацию качественных проектов. Но в моей практике это часто даже не из-за бюджетов, а из-за практикуемого на местах топорного подхода. При любом бюджете можно создать интересное решение, но для этого нужно больше времени, более детальное проектирование. Ради простых и дешёвых, но интересных сооружений даже туристы едут в город. Это может стать драйвером. Но тут нужна очень грамотная стратегия, чего и не хватает большинству городов.

Какие вы видите перспективы развития архитектуры в условиях экономической стагнации, если не кризиса?

— Любовь существует в любой экономической ситуации, эмоции тоже, а значит, существует и архитектура, ведь это очень эмоциональное инженерное искусство. Я искренне уверен, что в кризис можно создавать смелые решения, экспериментировать. Скажу даже так: если не в кризис, то когда ещё? Когда всё хорошо, общество консервативно, а в период пертурбации люди хотят чего-то новенького. Да, такая архитектура не будет использовать дорогие материалы, но она будет менять всё вокруг.

Профиль моего бюро — как раз такая экспериментальная кризисная архитектура. У нас много объектов в России, когда буквально с бюджетом в пару миллионов рублей мы преображали место, там появлялись люди, бизнес. В основном это редевелопмент — когда мы берём здание в городе и перенастраиваем его, даём новую функцию и новый вид. И жизнь возвращается в заброшенное место. Кризис несёт много негативных факторов, но это не повод останавливаться, просто нужно менять подход.

Что определяет успех архитектора?

— Понять бы ещё, что такое успех. Ведь для самого архитектора успех — это прямая зависимость от его стремлений, эго и ощущения социума. А вот если смотреть со стороны, то успех архитектора — это количество лайков. Грубое определение, но сейчас такой мир, увы. Архитектура — это об изменении пространства вокруг себя, и если у тебя получается делать его лучше, причём не важно, в каких масштабах, то ты успешный.

Какие компетенции необходимы молодым специалистам, чтобы комплексно развивать города? Как может складываться их карьера?

— Вкус, стиль, знание норм и законов, умение чувствовать городские процессы и явления. Вроде написано просто, но это невероятно сложно. Постоянно нужно развиваться, искать решения, приёмы, улаживать конфликты и т. д. И не впадать в депрессию, когда у тебя что-то не выходит.

Я часто завидую врачам и спасателям, их выдержке и уверенности. В архитектурной профессии такого не хватает. Хотя, с другой стороны, нужно оставаться очень чувствительным ко всему вокруг. Сейчас карьера у любых архитекторов складывается неплохо, есть колоссальный спрос на профессию и нехватка экспертов тотальная. Главное следовать принципу «не навреди». А вот это у молодых специалистов часто не выходит. Они кидаются с головой во всё, но не хватает знаний и умения чувствовать ситуацию. Поэтому лично для меня немаловажный фактор — опыт. Т. е. банально надо после университета поработать 5 лет в какой-нибудь организации.

О проектеРеклама
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС77-64494 от 31.12.2015 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Учредитель ЗАО "Проектное финансирование"
E-mail: web@zvzda.ru
18+

Программирование - Веб Медведь