X

Подкасты

Рассылка

Стань Звездой

Каждый ваш вклад станет инвестицией в качественный контент: в новые репортажи, истории, расследования, подкасты и документальные фильмы, создание которых было бы невозможно без вашей поддержки.Пожертвовать
Фото: Архив Наталии Пшеничниковой

«Я не понимаю, как можно было так поступить с нами и городом». Певица Наталия Пшеничникова об отмене фестиваля «РемПуть»

В начале октября в Перми должен был пройти фестиваль «РемПуть». За пять дней до открытия дирекция фестиваля вывесила в социальных сетях объявление об отмене фестиваля «в связи с ухудшающейся эпидемиологической ситуацией». При этом билеты иногородним участникам фестиваля были оплачены, а вот договоры с ними не были заключены. Мы пообщались с автором вокального пространственного перформанса на базе текстов пермских поэтов «Ремонт Пути. фабрика звуков и слов» Наталией Пшеничниковой и попытались выяснить, что произошло.

Как и от кого вам поступило предложение поучаствовать в фестивале «РемПуть»?

— Предложение поступило в прошлом году от пермского композитора Олега Крохалева, который был куратором музыкального направления фестиваля. Сначала я послала свой старый проект, я предлагала исполнить на Заводе Шпагина «Книгу песен» Джона Кейджа с московским театром голоса «Ла Гол». Олег сказал, что фестивалю нужен проект, специально созданный для фестиваля, связанный с городом или заводом и в котором участвовали бы люди, живущие в Перми. Я стала работать над проектом. Послала заявку в оргкомитет, она прошла конкурс и её отобрали.

Идея появилась сразу же, как только я стала думать над проектом. Но детали я разрабатывала долго. Работала с чертежами 5-го цеха, рассчитывая акустику, разрабатывая хореографию движения звука. Мне хотелось найти новые формы, которые были бы открыты любому, даже далекому от современного искусства и музыки человеку. Идеальный зритель был бы тот, кто случайно зашёл в пространство 5-го цеха Завода Шпагина.

Когда с вами заключили договор?

— В конце лета — начале осени 2020 года между мной и АНО «Агентство новых технологий» в лице Веры Цыпуштановой был заключён договор. Кастинг перформеров я проводила по скайпу, а потом за свой счёт прилетела в Пермь. Неделю мы репетировали с волонтёрами. Но из-за эпидемиологической ситуации в регионе фестиваль отменили. Закрытый показ без публики я успела провести. На него были позитивные отклики. Спектакль хотели сделать репертуарным, я думала над тем, что в него можно ещё добавить.

Цех № 5 Завода Шпагина, в котором должен был пройти показ перформанса «Ремонт Пути» Фото: Завод Шпагина

Перед началом периода репетиций я обращалась к организаторам фестиваля и предлагала его перенести, потому что репетировать с певцами и волонтёрами было небезопасно, а прививок тогда ещё не было. Но организаторы фестиваля говорили, что не могут этого сделать, нужно дождаться официального постановления оперштаба о закрытии массовых мероприятий.

Официальное постановление год назад было. И как вам объявили, что фестиваль отменяют?

— Нас всех [участников и кураторов фестиваля] пригласили на встречу и предложили такую схему: старые договоры обнулят, а новые разделят на две части — договор о репетиционном периоде и договор о показе. Владимир Гурфинкель (художественный руководитель фестиваля «РемПуть», — Прим. ред.), Вера Цыпуштанова и юрист фестиваля нас заверили, что показы обязательно состоятся.

И когда стали говорить о возможном возобновлении фестиваля?

— В апреле-мае этого года. Организаторы планировали провести его в сентябре или октябре. Помимо Олега Крохалева, я контактировала с Любовью Орловой, которая занималась организационными вопросами. Но потом к переговорам подключились другие люди. Сначала сменился технический директор, потом договорами стала заниматься некая Юлия. Нужно было подписывать новый договор. Я стала выяснять, с кем я буду его подписывать. Оказалось, что это event-фирма JS team. Через них же появлялись люди, которые занимались различными организационными вопросами. И если в прошлом году были продюсер и технический директор, то сейчас народа стало в два раза больше.

Наталия Пшеничникова на Заводе Шпагина Фото: Олег Крохалев

Юлия должна была прислать мне договор, но выяснилось, что его послали не туда и он потерялся. Когда он пришёл, я увидела, что он отличается от прошлогоднего. Я попросила сделать его аналогичным прошлогоднему, поскольку это был единый показ и отличался только техническим заданием, но мне сказали, что не могут тот договор найти. У меня шли репетиции к премьере, я что-то немного подправила, 16 сентября я его подписала и им его снова отправила. Но обратно подписанный договор мне не пришёл...

Позже я напрямую спросила Веру Цыпуштанову, почему мне не прислали подписанный договор. Она ответила, что ничего не знает про это, а за договоры отвечает event-фирма JS team. Я спросила, а кто их брал на работу, Вера ответила, что она.

Интересно, что в моём новом договоре отсутствовал пункт о форс-мажоре. А у перформеров в договорах, которые по моей просьбе начали посылать 24 сентября, появился пункт: в случае отмены фестиваля организаторы оставляют за собой право повесить на сайте объявление об этом без письменного оповещения участников. Мне и другим участникам фестиваля они так и не успели отослать подписанные договоры. А сам факт включения такого пункта говорит о том, что весь сценарий вероятно был просчитан.

Как вы узнали об отмене фестиваля?

— В субботу поздно вечером 25 сентября я увидела сообщение про отмену спектакля «Файлы мёртвых славян». А в воскресенье рано утром на сайте фестиваля появилось объявление об отмене фестиваля «в связи с ухудшающейся эпидемиологической ситуацией». Я позвонила Владимиру Гурфинкелю и спросила его, стоит ли мне вылетать в Пермь, ведь организаторы приобрели мне билеты. Он ответил, что перезвонит мне на следующий день. На следующий день за пару часов до отлёта он сказал, что фестиваль полностью отменили. Я спросила, на каком основании, но не получила ответа.

Наталия Пшеничникова на репетиции в цехе № 5 Фото: Архив Наталии Пшеничниковой

Потом я написала письмо Вере Цыпуштановой на официальный электронный ящик фестиваля. 4 октября она мне ответила, что договоры с участниками фестиваля заключаться не будут в связи с отменой фестиваля.

Что вы хотите сейчас предпринять?

— Я и другие участники фестиваля хотим разобраться, почему он был отменён. Ни одному из участников и кураторов не были даны объяснения, почему это было сделано. Формулировка об ухудшении эпидемиологической ситуации не может являться существенной, потому что не была подкреплена приказом правительства края, министерства культуры или оперштаба по борьбе с распространением коронавирусной инфекцией.

Дирекция ссылалась на приказ Роспотребнадзора. На нашу просьбу его представить нам отвечали отказом. Якобы это личная переписка с ведомством. Роспотребнадзор не запрещал фестиваль, поэтому решение дирекции об отмене необоснованно. Введение QR-кодов на массовые мероприятия — правильный шаг, направленный как раз на наполнение залов, но оно было бойкотировано дирекцией «РемПути».

Мы хотим разобраться в том, кто принял это решение. Наши запросы в дирекцию фестиваля никаких результатов не дали. А в договоре написано, что мы имеем право получить любую информацию. Поэтому мы напишем коллективную жалобу на произвольную отмену фестиваля и невыплату участникам гонораров. Жалоба будет направлена в министерство культуры Пермского края и другие инстанции.

«Ремонт Пути. Фабрика звуков и слов» — один из главных проектов для меня. Он объединил мой жизненный и творческий опыт. Это был мой дар городу, который я очень люблю, и дань гениальной пермской поэзии, которую я открыла для себя, работая над этим проектом. Благодаря консультациям Владимира Абашева и Анны Сидякиной я влюбилась в тексты пермских поэтов и написала на них 10 песен. Помимо этого, для спектакля мной была написана музыка, созданы видео- и аудиоинсталляции, конструкция из звучащего заводского металла для ударника.

Спектакль разрабатывался специально для пространства цеха № 5 Завода Шпагина и возможен только там. Над проектом работало около 30 человек, 20 из них — студенты-волонтёры. После спектакля они меня окружили и сказали, что хотят читать пермскую поэзию. Именно тогда я поняла, что самое главное состоялось. Я не могла представить, что дирекция фестиваля поведёт себя таким образом. Я не понимаю, как можно было так поступить — с нами и с городом.

О проектеРеклама
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС77-64494 от 31.12.2015 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Учредитель ЗАО "Проектное финансирование"
E-mail: web@zvzda.ru
18+

Программирование - Веб Медведь