X

Новости

Вчера
2 дня назад
15 октября 2019

Игорь Кирьянов: Появление Пермского университета стоит целиком отнести на счёт гражданского общества

В середине октября нас ждёт большой праздник — столетие Пермского университета. О том, как был открыт университет в Перми, его выпускнику, Константину Долгановскому, рассказал декан историко-политологического факультета ПГНИУ, доктор исторических наук Игорь Константинович Кирьянов.

Колчака в Перми встречали хлебом-солью, а Екатеринбург с ним боролся, и это весьма показательно

Хотелось бы начать с потребностей города. Насколько я помню, в Перми не раз просили министерство народного просвещения создать учреждение высшей школы.

— Есть косвенные данные о том, что пермская общественность задумалась о необходимости открытия в городе высшего учебного заведения в конце 1880-х годов. По крайней мере, данная идея была озвучена на городском общественном собрании. Несколько позднее Пермская городская дума обращалась с ходатайствами в министерство народного просвещения с просьбой открыть в Перми то высшее техническое училище, то политехнический институт. Однако каждый раз дума не подкрепляла свои прошения обещанием финансировать проекты, поэтому они оставались без внимания. В большей степени тут повезло извечному конкуренту Перми Екатеринбургу, который получил согласие на открытие в 1912 году горного института, впрочем, таковой оставался на бумаге вплоть до 1917 года. Перми же было туманно обещано, что в городе появится сельскохозяйственный институт с лесным и горным отделениями.

Ситуация изменилась в годы Первой мировой войны — в момент, когда возникла потребность в эвакуации Юрьевского университета, ведь линия фронта подходила к Юрьеву (ныне Тарту) всё ближе. Решался вопрос «Куда?». Речь шла об Урале и Приуралье, и весной 1915 года эмиссар из Юрьевского университета профессор Константин Доримедонтович Покровский побывал последовательно в Уфе, Екатеринбурге и Перми. Встречаясь с представителями городской думы, Пермского земского собрания и губернской управы, он услышал пожелания о том, чтобы университет остался в городе насовсем.

Конкретного ответа Покровский не дал, уклончиво заметив, что это стоит больших денег. Нужны были и помещения, которых не было. Крыть пермякам было нечем, но... в дело вмешался Николай Васильевич Мешков.

Одну минуту. Не могли бы в трёх словах рассказать о том, какой была тогда Пермь? Сколько людей жило в городе, чем они занимались?

— Пермь была губернским центром. Численность населения города в то время составляла около 70 тыс. человек. Принято считать Пермь крупным промышленным центром, однако тогда это было не совсем так. Достаточно сказать, что самым крупным промышленным предприятием города были главные железнодорожные мастерские, впоследствии ставшие заводом им. Шпагина, который и сейчас расположен в районе Перми I.

Серьёзно?! А как же Мотовилихинский завод?

— Мотовилихинский завод находился в отдельном населённом пункте — Мотовилиха была объединена с Пермью только в 1927 году. По сути, крупной промышленности в Перми просто не было. Были небольшие заводики, фабрики, но не более того. Этим, кстати говоря, объясняется и более позднее установление советской власти — рабочего класса было не так уж и много. И то, что Колчака в Перми встречали хлебом-солью, а Екатеринбург с ним боролся, весьма показательно. В дальнейшем это ощутимо сказалось на административном статусе нашего города. Административно-территориальные преобразования большевиков в 1920-е годы привели к образованию большой Уральской области. Центр её был в Екатеринбурге, а впавшая в немилость Пермь превращалась в окружной центр. Но это уже совсем другая история...

Понятно. Вернёмся к нашей. Что представлял из себя Николай Васильевич Мешков? Кем был этот человек, откуда он взялся?

— Мешков был весьма интересной фигурой. Он появился в Перми в конце 1870-х годов в качестве представителя одной из пароходных компаний. Спустя год открыл собственный бизнес, взяв в аренду пароход «Пожва» и занявшись грузовыми перевозками. Бизнес рос год от года — предпринимателем Мешков был превосходным. К 1917 году его состояние оценивалось приблизительно в 60 млн рублей — огромные деньги по тем временам.

Николай Васильевич Мешков

Он попал бы в список Forbes?

— Весьма вероятно. Мешков был одним из крупнейших российских предпринимателей. Его империя была достаточно большой. Пермь, вниз по Волге, центральный офис в Санкт-Петербурге, представительство в Москве, отдельное место на Нижегородской ярмарке... Мешков был, как сказали бы сейчас, очень крут!

А жил он в Перми?

— Он много ездил по стране, управляя бизнесом, однако основная резиденция Мешкова была в Перми, в особняке, который знаком всем нам как «Дом Мешкова», — сейчас в нём краеведческий музей.

Достаточно ли хорошо мы знаем Мешкова как человека?

— Да, вполне. Он не получил первоначального образования — надо было помогать отцу, а после смерти того — тащить на себе семью, однако тяга к чтению и самообразованию сопровождала его всю жизнь. Среди знакомых Мешкова были известные писатели и художники той поры.

Мешкова многие называли «красным» и считали чуть ли не революционером. Интересно, что когда в 1905 году забастовали его рабочие, он закрыл на это глаза и продолжал платить им зарплату.

Стало быть, Николаю Васильевичу были близки социалистические идеи?

— Он был либералом. А российским либералам тех времен была присуща изрядная степень левизны. Достаточно сказать, что в доме Мешкова не раз находили приют ссыльные и беглые социалисты-революционеры.

И об этом знала общественность?

— И не только общественность. Мешков дважды оказывался под судом — за связи с революционными организациями.

В целом Мешков был фигурой общероссийского масштаба. Пермь ему оказалась дорога, и он не случайно стал первым почётным гражданином города, не имеющим отношение к власти. Не губернатор, не начальник — человек, занимающийся исключительно общественной деятельностью, меценат, благотворитель... К слову, здание, где разместился университет, строилось как ночлежный дом, хотя побыть им не успело.

Строительство будущего главного корпуса Пермского университета

Мешков был не только отличным предпринимателем, но и эффективным лоббистом

Мешков и университет... Как всё это срослось? Очевидно, идея эта возникла у него не внезапно?

— По всей видимости, да. Он регулярно жертвовал на образование, у него было немало стипендиатов, причём не только в Перми.

А сколько стоило обучение в университете в те годы?

— В Перми на 1916-1917 учебный год она составляла 50 рублей, плюс к этому 25 рублей в семестр за пользование университетской библиотекой, плюс примерно 25 рублей в семестр за оплату лекций профессоров, впрочем, с января 1917 года последнее обременение для студентов было отменено.

Какова роль Мешкова в истории с Юрьевским университетом?

— Находясь в Нижнем Новгороде, он прочитал в газете о том, что рассматривается вопрос об эвакуации университета на Урал. Он сразу телеграфировал в Пермскую городскую думу о том, что готов в течение 10 лет не только выделять по 50 тыс. рублей ежегодно на содержание университета, но и предоставить в его распоряжение комплекс на Заимке.

Ночлежный дом имени Е. И. Мешковой

Что это был за комплекс?

— Это были ночлежный дом (нынешний второй корпус университета) и два хозяйственных флигеля. Располагались они на Заимке, бывшей тогда отдаленным городским районом. Тут было много деревянных домов; разумеется, никакого завода им. Дзержинского тогда не существовало. В нескольких сотнях метров располагался построенный за несколько лет до этого железнодорожный вокзал.

Заимка в начале ХХ века

А суммы, обещанной Мешковым, хватило бы на содержание университета?

— Полагаю, что да. Есть разные подсчёты, хотя подразумевалось, что финансировать университет будет не только Мешков. В частности, был объявлен сбор пожертвований, в ходе которого удалось собрать 3 млн рублей. Деньги шли не только из Перми, но и со всей России. Первый ректор университета, К. Д. Покровский, вспоминал о том, что в день открытия университета к нему подошла пожилая дама и протянула три рубля, сказав, что она учительница, больше дать не может, однако на университет считает своим долгом пожертвовать. Вообще, средств требовалось немало: нужны были деньги на стипендии, на съём квартир для профессуры, под студенческие общежития — на это пошли деньги от городской думы и губернского земства.

Тогда этот институт был ощутимо более развит, чем сейчас?

— Традиция меценатствовать была достаточно длительной, захватывая очень многих людей из разных слоев общества. Кстати, после того как в 1927 году в университете случился пожар и зданию был нанесён серьёзный ущерб, деньги на восстановление тоже собирали всем миром. Каждый давал в общую копилку сколько мог.

После пожара, 23 января 1927 года
Главный корпус университета, восстановленный после пожара

Как отреагировала городская дума?

— Обрадовалась, конечно. Развила активную деятельность, ходатайствуя о создании университета. Кстати, в этот раз она была подкрепить свою просьбу материально, обещая отдать университету новое здание губернской земской управы. Сейчас в нём расположен всем известный главный корпус педагогического университета.

Оно тоже должно было стать университетом?

— Оно им и стало. Как административное здание не использовалось — будучи переданным университету, честно служило учебным корпусом, а потом, в момент разделения, стало корпусом педагогического института. Разделение, к слову, затянулось на десятилетия — так, медики съехали из кампуса на Заимке только в начале 1970-х годов.

Студенты-выпускники и преподаватели медицинского факультета Пермского университета, 1924 год

В ноябре 1915 года Пермская городская дума делает Мешкова фактически своим поверенным во всех вопросах, касающихся университета. Он встречается с министром народного просвещения графом Игнатьевым, с его замами. Через некоторое время ситуация с переводом Юрьевского университета осложнилась. Профессура, прямо скажем, не слишком хотела ехать в «медвежий угол», тем более что были варианты с южными городами, и, как только ситуация на фронте стабилизировалась (это произошло в самом конце 1915 года), начались всяческие интриги, направленные на срыв перевода университета в Пермь. Мешков пытался встретиться с великим князем Николаем Николаевичем, который был наместником на Кавказе — ездил в Тифлис, добился личной аудиенции, ходатайствовал об ускорении процесса. В итоге великий князь послал телеграмму министру Игнатьеву с просьбой ускорить эвакуацию, и процесс пошёл: в феврале-марте 1916 года в Пермь прибыло порядка ста вагонов с имуществом Юрьевского университета. Однако, в конечном счёте, от эвакуации отказались.

У многих других опустились бы руки, но только не у Мешкова! Вращаясь в министерских кругах, он выяснил, что открытие университета в Перми есть в планах министерства народного просвещения. Всё то, что было сделано пермяками, министерству понравилось. А то, что при этом ещё и не просили денег, понравилось в особенности. (Улыбается.) Кстати, потом денег дали, хотя их и не просили. Гражданский подвиг, совершённый властями и жителями города, повлёк за собой ожидаемый результат.

Один из сотрудников министерства посоветовал Мешкову рассмотреть идею с созданием в Перми отделения Петроградского университета. Начинаются консультации, обсуждения, просчитываются варианты — в итоге уже знакомый нам Покровский, который был сначала эмиссаром Юрьевского университета, ведёт дела от имени Петроградского университета.

Здание главного корпуса ПГУ в советское время

Неожиданно...

— Ну, он уже знал специфику, министерство было не против, об этом же ходатайствовал знавший Покровского ректор Петроградского университета Гримм. Он посетил Пермь в начале лета 1916 года и удостоверился в том, что университет действительно может быть открыт в кратчайшие сроки.

Отдельно стоит сказать о лоббистской деятельности Мешкова, предпринявшего весьма эффективный ход. На свои средства он издал брошюру «Заря высшего просвещения на Урале — университет в Перми» и сумел довести её до депутатов Государственной думы, членов Государственного Совета и даже министров. Разумеется, это повлекло за собой весомую поддержку проекта — Мешков был не только отличным предпринимателем, но и эффективным лоббистом.

Каково было содержание брошюры?

— Там рассказывалось о Пермской губернии, о Перми, о том, какую важность имеет открытие университета. Из текста прямо следовало, что университет совершенно необходим для развития территории.

И что в итоге?

— Вопрос в министерстве был решён положительно. Необходимо было согласие императора — и оно было получено. 13 июня 1916 года последовало высочайшее соизволение на учреждение в Перми отделения императорского Петроградского университета.

Министр граф Игнатьев относился к инициативе благосклонно. Большую поддержку пермякам оказал загоревшийся идеей товарищ министра, крупный учёный-зоолог В. Т. Шевяков — именно он убедил министра, а тот, в свою очередь, убедил императора в возможности и необходимости создания высшего учебного заведения в Перми. Всё это позволило решить вопрос, невзирая на то, что губернатор М. А. Лозина-Лозинский был против открытия университета.

Как интересно, а почему?

— Война! Несвоевременно! Нет возможностей, нет помещений... И без того неспокойная губерния. Много рабочих, которые могут начать волноваться. Студенты, которые всегда волнуются. Зачем ещё один источник напряжённости? Исходя из всех этих соображений, он был противником открытия университета в Перми. Так что надеяться на поддержку губернских властей не приходилось. Появление университета стоит целиком отнести на счёт гражданского общества — по сути, его создали отдельные горожане и органы местного самоуправления. По большому счёту, это первый подобный случай в российской истории.

В целом создание университета было делом непростым. Нужно было обеспечить его кадрами, которых в Перми не было, — необходимо было пригласить. В первую очередь, конечно, обратились к сотрудникам Петроградского университета, как к маститым профессорам, так и к молодым приват-доцентам — университетским преподавателям вне штата, обычно читающим неосновные курсы. Для них это было весьма интересное предложение, ведь на новом месте открывались возможности для карьерного роста. В частности, на профессорские должности могли быть избраны те, кто не отработали положенного пятилетнего срока. И некоторые приват-доценты были избраны профессорами, что в Петрограде было практически невозможным! А ведь профессор, само собой, имел совсем другие возможности, да и материальный стимул был довольно весомым.

Фото преподавателей ПГУ у бюста Д. Н. Анучина

Насколько весомым? Овчинка стоила выделки?

— Пожалуй, да. По университетскому уставу 1884 года годовое жалование профессора составляло порядка 3 тыс. рублей. В начале XX века был составлен проект нового устава, в котором жалование существенно увеличивалось — до 4,5 тыс. рублей. Это был проект, но для новых вузов... В старых университетах оставались прежние нормы, а вот в новых вводились нормы уже нового, хоть и официально не утвержденного проекта. Но они вводились! И зарплата в Перми разом могла стать в полтора раза больше, чем в Петрограде.

Полиция и казаки пристально следили за студентами

Да, весомый стимул переехать... Но постойте — это, получается, что, пермякам удалось фактически за лето организовать открытие университета?

— Да. 31 августа приём документов был окончен.

А как тогда поступали в университет? На каких условиях?

— Нет, конечно. Нужно было сдавать экзамены. Все желающие учиться делились на две категории — студентов и вольнослушателей. Всего было принято около 600 обучающихся.

И все они занимались в нынешнем втором корпусе университета?

— Нет, зданий было задействовано сразу несколько. Кирилло-Мефодиевское училище (сейчас там «Муравейник»), губернская земская управа (главный корпус педагогического университета), дом пароходчика Любимова (ныне — театр юного зрителя) — там, кстати, начал свою работу историко-филологический факультет и ряд других. А тут [мы беседуем в родном втором корпусе] почти всё было занято — в здании разместился эвакуационный госпиталь, учебных помещений было совсем немного.

Сколько факультетов было в университете?

— Четыре. Физмат, историко-филологический, юридический, а с 1 января 1917 года открылся ещё и медицинский.

Студенты и преподаватели историко-филологического факультета

Когда университет начал свою работу?

— Учебный год начался 1 октября (по старому стилю, по новому — 14 октября), в Покров день. Первые три дня были праздничными, по случаю открытия университета. Был официоз, были и студенческие гуляния, сопровождавшиеся в том числе и революционными песнями.

В. В. Молодцов среди студентов

Даже так?!

— Да-да, именно революционными. Вплоть до «Смело товарищи, в ногу!». Но никого не тронули, хотя полиция и казаки пристально следили за студентами. А 4 октября начались занятия, и университет втянулся в учебный процесс.

Каким было открытие?

— Официальное торжество открытия с речами и банкетом прошло в Мариинской женской гимназии. На следующий день в городском театре состоялся парадный спектакль — давали оперу П. И. Чайковского «Евгений Онегин», на третий день был освящён корпус на Заимке, здесь же Мешков организовал банкет. Пишут, что с чаем, однако я в эту историю не очень верю (очень хитро улыбается), а вечером в Мариинской гимназии прошёл концерт-бал. С тех пор Пермский университет, ставший 1 июля 1917 года самостоятельным, продолжает свою работу.

Вид на второй корпус ПГНИУ, 2014 год

***

Благодарим музей истории Пермского университета за предоставленные фотографии.

О проектеРеклама
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС77-64494 от 31.12.2015 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Учредитель ЗАО "Проектное финансирование"
18+

Программирование - Веб Медведь