X

Новости

Сегодня
Вчера
18 мая 2019
17 мая 2019
16 мая 2019
Фото: Константин Долгановский

Сергей Шамарин: Пермские архитекторы не хуже справились бы с переездом галереи в новое помещение

Руководство Пермской художественной галереи уже подписало договор о переезде в здание ВКИУ. Созданием принципиально нового музейного образа займётся английское архитектурное бюро Casson Mann.

Возможно, года через два мы войдём в стены музея, созданного в европейском стиле. И это будет уже совсем не та галерея, к которой привыкли все.

Новое помещение принадлежало структурам, связанным с председателем совета директоров ОАО «Метафракс», депутатом Законодательного собрания Пермского края, членом президиума регионального политсовета фракции «Единая Россия» Арменом Гарсляном. Стоимость сделки по выкупе этих помещений, по данным «Ъ», составила от 500 до 600 млн руб. Правительство края планирует выкупить здание до конца года.

Добавим, что общий бюджет на переезд галереи в новое здание составляет 1,2 млрд руб. и рассчитан на период 2015-2016 гг. Половина этой суммы пойдёт на ремонт и адаптацию здания. Этим как раз и будет заниматься бюро Casson Mann. На разработку проекта у британцев есть три месяца. Стоимость контракта, по данным «Нового компаньона», составляет €59 тыс.

Кто такие Casson Mann?

Архитектурное бюро Casson Mann специализируется на проектировании музейного пространства. Если вы найдёте о них информацию в Сети, то увидите — отзывы только положительные. Архитекторов Casson Mann называют лучшими выставочными дизайнерами. Они создали множество музейных интерьеров по всему миру. Например, музей Черчилля в Лондоне, музей времени в Гринвиче. В настоящее время Casson Mann занимается разработкой проекта для Музея вина в Бордо.

В Москве вы также можете увидеть одну из работ Casson Mann — бизнес-центр «Фабрика Станиславского». Бюро специализируется на реконструкции исторических зданий, приспосабливает их под музеи, возрождает, преобразовывает, разрабатывает дизайн, интерьеры...

Пару лет назад Casson Mann победили в конкурсе на лучший проект для центра Ласко во Франции. Ласко — знаменитая пещера-музей, своеобразный памятник первобытного искусства. Экспозиция англичан — зелень, скалы, шум леса — погружает в атмосферу древности. А около 5 лет назад архитекторы создали проект для Великого Северного музея в Ньюкасле. Дизайн, который объединил археологические, этнологические и геологические галереи, за эффективные решения получил престижную награду DBA.

В лондонском Имперском военном музее Casson Mann создали интерьер, посвящённый истории Первой Мировой войны. А в музее Виктории и Альберта за крупнейшую выставку голливудских костюмов они получили бронзовую награду Club Design Awards.

Бюро занимается преобразованием исторических зданий, приспосабливает их под музеи, реконструирует, разрабатывает дизайны, интерьеры.

В 2006 фонд «Русский авангард», который возглавляет бывший сенатор от Пермского края Сергей Гордеев, приглашал англичан для планировки Дома-музея Мельникова. А через год Гордеев вновь обратился к Casson Mann, на этот раз с предложением заняться проектом новой Пермской художественной галереи. Тогда, по признанию руководства пермской галереи, все были очень удивлены и счастливы, что в Перми будут работать такие звёзды. Но по разным причинам проект не получил жизни. И вот, кажется, теперь вторая попытка может стать удачной.

Впрочем, на официальном сайте и в микроблоге бюро пока информации о новом проекте нет.

Искусство в поисках дома

Галерея должна переехать. В этом решении сходятся и её руководство, и власти, и Пермская епархия, которая теперь является владельцем здания, где сейчас расположен музей. Вот только куда? Рассматривалось около 17 площадок, например, площадь возле гостиницы «Урал», Дворец культуры завода «Телта», Речной вокзал и даже бывшая психбольница. В 2008 году состоялся международный конкурс, в котором победил московский архитектор Борис Бернаскони. Но проект Бернаскони осуществлён не был, а заказ хитрым способом достался швейцарскому архитектору Цумтору, который, кстати, и возглавлял жюри. Но идеи Цумтора тоже не получили путёвку в жизнь.

Замысел швейцарца — новая галерея на склоне левого берега Камы — по мнению его коллег, оказался технически сложным. После чего архитектору Сергею Шамарину было предложено оценить возможности перестройки Речного вокзала. И появился новый проект, но и его не приняли. Однако господин Шамарин считает, что на это решение повлиял провинциальный менталитет и что Речной вокзал — одно из лучших мест для нового дома галереи.

Сергей Шамарин:

— К зданиям наподобие Речного вокзала в мире приспособлено уже много музеев, например, Музей Королевы Софии в Мадриде. Наш проект мог бы быть осуществлён. Но при одном условии — наличии доверия и поддержки со стороны власти, на каждой её ступени. Боюсь, когда принималось решение, сработал провинциальный менталитет. Нам говорили: «Нельзя перевозить сюда музей. Слишком близко вода, слишком ветрено, а вдруг галерею затопит, а вдруг железная дорога потрясёт произведения искусства!..». На мой взгляд, то были просто страх и зависть. Столкнувшись с разными преградами, в том числе и законодательного порядка, от здания решили отказаться. Но я по-прежнему считаю: Речной вокзал — одно из лучших мест для галереи. Вокруг переезда галереи много политики, которая никакого отношения к качеству архитектурных решений не имеет.

Сегодня проект поручили английскому бюро Casson Mann. Casson Mann — типичные функционалы. Они работают со зданиями, приспосабливая их под музеи. Работают на готовом. И сейчас они заполучили готовое здание. Это второй уровень профессионализма, который ближе к ремесленному. В бизнес-центре «Фабрика Станиславского» (их работа) я был. Специально заезжал посмотреть. Решения мне понравились, и они достойно оценены многими архитекторами. Такие фирмы, как Casson Mann, делают быстро, умело, ловко... Потому что хорошо изучили тему. Думаю, они справятся так же, как справились бы любые другие хорошие пермские архитекторы, получив подобное задание.

Но тут важно другое: иностранные архитекторы всегда напарываются на одно и то же — непонимание места. Место — самое сложное в трактовке любого проекта. Откуда англичанам знать, как жители Перми воспринимали это место годами. Ведь галерея располагалась в соборе много десятков лет. Ещё немного потерпеть — и был бы век. У пермяков сложилось устойчивое восприятие церковного здания как хранилища ценностей Пермской художественной галереи. К этому привыкли. Я сам начал рисовать в здании кафедрального собора — в студии нашего знаменитого художника Дёмина. А теперь представьте: после переезда люди будут приходить и видеть вместо входа в галерею вход в собор, молящихся старушек, паперть... Это достаточно необычно, но ничего страшного.

Перенос музея в здание ВКИУ как техническое решение меня нисколько не смущает. Но здания галереи больше нет. Появится здание, в котором с галереей будут соседствовать офисы, ресторанчики... Боюсь, что устойчивый образ музейного места у пермяков не сложится.

Галерея в европейском стиле

Художественная галерея обладает уникальной коллекцией, где пермская деревянная скульптура — особая гордость, один из главных городских символов. Её собирало несколько поколений музейщиков. Долгие годы сокровища галереи хранятся в соборном здании, и ещё неизвестно, как отразится на них смена обстановки. Но переезд галереи — это не просто перенос экспонатов на новое место. Это перерождение музея, создание иного пространства. О том, какие трудности подстерегают на этом пути музей и какой станет обновлённая галерея, нам рассказала президент Пермской художественной галереи Надежда Беляева.

Как изменится галерея после переезда?

— Сегодня посетитель галереи, чтобы попасть в определённый зал, должен обязательно пройти ещё несколько. Невозможно сразу оказаться в зале с деревянной скульптурой, для этого необходимо подняться на два этажа. Вы преодолеваете метры и метры пути, экспозиции, в которых представлены не всегда понятные вам произведения. Это достаточно тяжело, особенно для школьников. Мы бы хотели организовать новый музей так, чтобы посетитель сам мог выбрать свой маршрут. Чтобы произведения были тематически подобраны, а залы изолированы друг от друга.

Когда-то я увидела в музее Дании кафе в том же месте, где экспозиция. Меня это по-настоящему удивило. Но потом в Европе я видела подобные решения много раз. Это были музеи, в которых вы можете зайти в кафе, библиотеку, полистать книгу, воспользоваться аудиовизуальными средствами, которые в российских художественных музеях встречаются редко. Но именно такой, современной, технически оснащённой может стать наша галерея. Ведь музей — это не только экспозиция, это ещё и место досуга. Галерея занимается не только хранением и экспонированием наследия, она его активно продвигает в массы. Мы хотим сделать музей привлекательным для людей разных возрастов.

Как будет проходить переезд галереи?

— Сейчас выбор пал на здание ВКИУ, рассматриваются бывшие казармы и спортзал. А возможно, частью галереи станет и клуб. Это привычное место для горожан. Дислокация галереи практически не изменится. Здесь одни из самых красивых видов в городе. Хочется, чтобы прекрасные городские пейзажи стали частью экспозиции. Возможно, вместо дороги с потоком машин появится улица для прогулок. И тот эксперимент, который не очень удался с улицей Пермской, состоится. Специалисты архитектурного бюро объединят этажи, создадут пристрои. Объединив этажи, мы получим дополнительную экспозиционную площадь, а на открытых площадках разместятся большеформатные работы живописи.

Сначала Casson Mann проведут зонирование. А когда их проект будет полностью утверждён, то разойдётся по техническим специалистам. Это долгий процесс. Думаю, галерея будет открываться постепенно. Нас ожидает и реконструкция здания, и закупка нового музейного оборудования для хранения экспонатов. Ведь мы должны обеспечить правильный температурный и световой режим, создать систему кондиционирования и климат-контроля, которых сегодня у нас нет. Влажное лето критично для нас. Приходится бороться с плесенью, она губительна для картин. Конечно, переезд в новое место — огромный стресс. Поэтому, несмотря на более комфортную атмосферу нового здания, лет пять картины и скульптурные формы будут болеть. Ведь они привыкли к тому, что температура изменчива. Реставраторам придётся оказывать скорую помощь.

Когда условия для произведений станут идеальными, мы сможем принимать в новых стенах галереи выставки крупнейших музеев мира. Сегодня они нам отказывают. Музей — это сложный организм. Он необходим для понимания красоты и гармонии жизни. Перми повезло, что у неё есть галерея. Сейчас очень важно сохранить наше наследие. И для этого нужны современные условия. Если мы останемся в здании собора, то можем потеряться и как культурная институция.

Совсем недавно пермяки, отправляясь на прогулку, шли по любимому маршруту: зоопарк, краеведческий музей, художественная галерея, набережная. Сегодня далеко не каждый горожанин знает, где находится краеведческий музей, где стоит его самый известный экспонат — мамонт. Далеко не все знают, куда собирается переезжать зоопарк и почему на месте галереи должна быть церковь. Пространство, которое всегда объединяло сразу несколько культурных объектов и было привычным для нескольких поколений пермяков, скоро останется только в памяти старожилов.