X

Новости

Сегодня
Вчера
13 июля 2018
12 июля 2018
11 июля 2018

Энциклопедический реализм: Эдуард Солодков и его живопись

14статей

Обычно фразу «автор неизвестен» используют, если об авторе того или иного произведения не сохранилось вообще никакой информации. Мы же имеем в виду несколько другое: в нашем цикле материалов речь идёт о самоучках, наивных художниках или аутсайдерах, которые по тем или иным причинам никак не заявляют о себе. А раз они не делают этого сами — за них это делаем мы

Фото: Иван Козлов

Художник Эдуард Солодков не пропускает ни одного арт-салона «Пермской ярмарки», довольно успешно продаётся и вообще хорошо известен в Перми и за её пределами. При этом не так-то просто определить, в каком именно ключе он работает. Многие ценители и покупатели его работ считают Солодкова реалистом и именно так трактуют его полотна. Но и в коллекцию «Музея советского наива» он попал неспроста: его характерный стиль, предельно чётко прорисованные детали и гипертофированные цвета не позволяют поставить Солодкова в один ряд с другими знакомыми нам пейзажистами. Сам художник решает этот вопрос просто, называя себя «самодеятельным автором». Для того, чтобы лучше понять его подход к живописи, мы решили познакомиться с художником и расспросить его об этом лично.

Эдуард Солодков родился в 1937 году. На момент начала войны его отец работал на пороховом заводе в Закамске — был инженером-конструктором и в том числе конструировал оборудование, которое применялось при выпуске снарядов для «Катюш». Отцу удавалось уходить с завода и проводить время дома от силы пару раз в неделю, поэтому он старался не терять свободное время даром и посвящал его детям. Маленького Эдуарда он учил рисовать — приносил с работы особые карандаши, внутри которых было сразу четыре стержня и которые, конечно, невозможно было найти в свободном доступе.

Эдуард Солодков Фото: Иван Козлов

Так Эдуард Солодков постепенно приучался к рисунку и живописи, и уже с восьмого класса начал участвовать в разных художественных выставках. Тем не менее, о художественной карьере он не помышлял — пошёл по стопам отца и поступил на физтех, а впоследствии стал инженером и устроился в энергослужбу всё на тот же пороховой завод. Там он встретил свою жену, которая работала в кислотном цехе. Производство это было вреднейшее, и спустя буквально два года оно обернулось трудностями со здоровьем: у супруги Солодкова начались проблемы со спинным мозгом, ей дали вторую группу инвалидности, а врач посоветовал молодой семье переехать в какой-нибудь регион с тёплым климатом. Семья подумала и выбрала Ферганскую Долину в Узбекистане.

«Уральская тайга» (Из коллекции «Музея советского наива») Фото: Иван Козлов

Там Солодков с женой прожили 29 лет. На этот период приходится пик его художественной карьеры. С 1976 года он работал в Ферганском художественном фонде, получал различные награды и новые регалии, а в 1981 году его фамилию несколько раз упомянули в статье «Самодеятельное искусство» энциклопедии Узбекской ССР. Коллеги-художники тогда уже отвыкли считать Солодкова «самодеятельным» и относились как ко вполне профессиональному автору, оказывая ему всяческую поддержку. Но одну из главных наград своей жизни он всё равно получил как представитель «самодеятельности». Эдуард Солодков стал лауреатом всесоюзного фестиваля самодеятельного художественного творчества трудящихся в Москве в 1977. Вместе с ним в этом конкурсе участвовала Алла Пугачёва, которая, разумеется, тоже не ушла без награды:

— Так что у нас с ней одинаковые медали, — со смехом вспоминает Солодков. — Однажды, много позже, я видел, как Пугачёва выступал по телевизору, показала ту медаль лауреата и сказала, что для неё эта медаль — самая дорогая в жизни.

Фото: Иван Козлов

«Ферганский» период оказался для Солодкова важным не только в плане карьеры: там он набрался самых удивительных впечатлений, которые определили сюжеты его картин на десятки лет вперёд. Именно тогда в его жизни и творчестве появились горы. Солодков полюбил их моментально и страстно, вот только с натуралистичным изображением горных пейзажей возникали трудности:

— Понимаете, в горы ведь когда поднимаешься — там становится плохо с кислородом. Десять метров пройдёшь — дышать невозможно, надо передохнуть. Но всё равно я писал картины, когда ходил по вершинам. Чтоб сэкономить силы, туда ни краски не берёшь, ни мольберт — только карандаш простой.

Из ферганского фотоархива Солодкова Фото: Иван Козлов

Горные пейзажи Солодков рисовал по карандашным наброскам и фотографиям. И то, и другое было чёрно-белым, поэтому на тыльной стороне ему приходилось подписывать, какие именно цвета присутствуют в кадре, какой цветок красный, а какой фиолетовый, и так далее. Он демонстрирует один из таких снимков: не очень понятно, что на нём, но, кажется, какая-то проплешина, обрамлена растительностью. На обороте фотографии написано: «Зелёное и по краям цветочки».

Зелёное и по краям цветочки Фото: Иван Козлов

Предельная точность и скрупулёзность — это вообще главная фирменная черта художника Солодкова. Перед тем, как нарисовать какой-нибудь пейзаж, он изучает энциклопедии, проверяя, чтобы все изображённые на картине растения действительно сосуществовали в определённое время года в конкретной местности. Сейчас его рабочее место занимает одна из самых растиражированных картин — лукошко с земляникой. Чтобы сделать копию с уже существующего принта, художник вооружился энциклопедиями по ботанике, фотографиями и открытками.

Фото: Иван Козлов
Фото: Иван Козлов

В Перми Эдуард Солодков живёт и работает с 2000 года. Несколько лет он занимался преподаванием, а сейчас всё время посвящает правнукам и картинам. Его работы довольно успешно продаются — они есть в частных коллекциях во Франции, Америке, Южной Корее и Германии. Некоторые работы пользуются особой популярностью, и Солодков делает их реплики — для этого он пользуется специальной сеткой, разбивающей холст на маленькие квадраты. Прямо сейчас он занят воспроизведением картины, которая не совсем характерна для него, поскольку на изображаемом пейзаже нет пышной растительности: только сугробы, несколько домиков и полярное сияние.

Село «Зайцы» Фото: Иван Козлов

— Это село Зайцы Добрянского района, — говорил Солодков. — Вот, видите этот домик с левого края? В этом домике я жил до восьмого класса, а по этой дороге ходил каждый день.

Учитывая фирменную щепетильность художника, нет никаких сомнений, что 80 лет назад село Зайцы Добрянского района выглядело именно так, до каждой мельчайшей детали.

«Лебединое озеро. Танец лебедей» (Из коллекции «Музея советского наива») Фото: Иван Козлов