X

Новости

2 дня назад
20 сентября 2018
19 сентября 2018

Дело Рената Синкина: С миру по нитке — чиновнику кафтан

Фото: Тимур Абасов

Следствие по делу бывшего главы краевой службы по тарифам близится к завершению.

«Чтоб ты жил на одну зарплату!» — пугал своего напарника-контрабандиста персонаж легендарного советского фильма. Похоже, этого очень боятся некоторые чиновники в Пермском крае. Именно попытка заработать, используя служебное положение, инкриминируется Ренату Синкину, бывшему руководителю Региональной службы по тарифам. Ожидается, что следствие по одному из самых примечательных уголовных дел о коррупции в краевой власти завершится этой осенью. Ренат Синкин — чиновник-варяг коммунально-инфраструктурного блока, занявший высокий пост во власти сравнительно недавно.

До переезда в Пермь Синкин руководил экспертной организацией в Кемерово (ЗАО «Сибирский центр энергетической экспертизы»). В 2008 году компания открыла филиал в Перми, который сам Синкин и возглавил. Через некоторое время в нашем городе появилось ООО «Альянс-Аналитик» — организация, ставшая непосредственным фигурантом уголовного дела. Формально эту компанию возглавила Евгения Александрова, исполнительная подчинённая Синкина. Однако фактически, как утверждают близкие к следствию источники, руководителем был Синкин. Этот факт, впрочем, он особенно и не скрывал. А история началась в 2012 году, когда в Пермском крае сменилось высшее руководство. Смена начальника РЭК (Региональной энергетической комиссии) — одна из многих кадровых перестановок, последовавших на Куйбышева, 14.

Первым главой комиссии при новой команде губернатора стал Дмитрий Бородулин, его замом — наш герой Ренат Синкин. Кандидатуру Синкина, по неофициальной информации, пролоббировали руководители кемеровского «Сибирского центра энергетической экспертизы» с целью «поставить своего человека» во власти Пермского края. В начале 2013 года Бородулин становится краевым министром ЖКХ, а Синкин — и. о. главы РЭК. Надо отдельно сказать, что должность руководителя комиссии безумно интересная для прикамской «коммуналки» — ведь именно РЭК (позже переименованная в РСТ — Региональную службу по тарифам) устанавливает для жителей и организаций Прикамья тарифы на свет, воду, тепло...

Итак, Синкин возглавил РЭК. В то же самое время Евгения Александрова, его бывшая коллега по работе в пермском филиале «Сибирского центра энергетической экспертизы», планомерно переводила всю деятельность из кемеровской компании в новое ООО «Альянс-Аналитик». Источники в силовых структурах говорят, что Синкин руководил этой компанией де-факто и после перехода на госслужбу. На это прямо указывают его распоряжения, которые он давал Александровой в онлайн переписке, восстановленной во время следствия.

Состав преступления, инкриминируемый бывшему главе РСТ, связан именно с этим. Синкин подозревается в незаконном предпринимательстве (статья 289 УК РФ). Согласитесь, одно дело, если управленец переходит из бизнеса во власть — само по себе это обычно приветствуется. Но вот если он оказывает явную поддержку одному из участников рынка, да ещё в ультимативной форме, да ещё с выгодой лично для себя...

Происходило всё так. Некоторым ресурсным организациям, утверждающим тарифы в РСТ, делались непрозрачные намёки: если экспертиза заказывается в подчинённом Синкину «Альянс-Аналитик», то и проблем с утверждением тарифов не будет. Компания работала не с самыми крупными (вроде Пермской сетевой компании или «Новогора»), но всё же достаточно заметными игроками. Стоимость экспертиз при этом попросту завышалась.

Казалось бы, финансовые риски и потери (в российских условиях скорее типичные, чем из ряда вон выходящие) здесь несёт бизнес, только он. Но соль в том, что деньги на завышенные экспертизы ресурсные компании закладывали в те же тарифы, что отражалось в платёжках пермяков. И пусть это не астрономические суммы, но вряд ли кто-то из нас согласится доплачивать за бонусы для конкретных чиновников, чтобы как в поговорке: с миру по нитке — царю кафтан. Одна из самых громких историй, так или наче связанных с деятельностью РЭК, — конфликт вокруг ООО «Пермгазэнергосервис» (ПГЭС). В частности, проблемы с тарифами начались у ПГЭС и его директора Андрея Шапошникова, когда компании предложили пройти экспертизу в «Альянс-Аналитик» за 1,5-2 миллиона рублей.

В столкновении с Пермской сетевой компанией, поддерживаемой властями, ПГЭС в 2013-2014 годах фактически выдавили с рынка. Сейчас арбитраж рассматривает дело о банкротстве компании. Ну, а в августе 2014 года Региональную службу по тарифам посетили сотрудники ФСБ, а уже в декабре краевой следственный комитет возбудил в отношении Синкина уголовное дело. Интересно, что уволить чиновника удалось не сразу, этому, по неофициальной информации, сопротивлялись высокопоставленные чиновники. Сейчас Синкин уволен и находится под следствием. Планируется, что дело будет передано в суд в ноябре. Сама же РСТ теперь управляется бывшим замом Синкина Андреем Бабияном (работает в статусе и. о.). В руководстве РСТ уже появился и новый заместитель — Артём Беседин. Говорят, что это ещё один протеже «Сибирского центра энергетической экспертизы».

Очевидно, что какое бы решение не вынес в итоге суд по делу Рената Синкина, дело не в конкретном чиновнике. Контроль тарифообразования — системная проблема, в Пермском крае она приобрела особую остроту. РЭК, а следом за ней РСТ за долгие годы снискали себе славу самых закрытых для общественности и СМИ структур. Решительно трудно припомнить какие-либо интервью или развёрнутые комментарии на темы этих организаций, хотя поводов для того хватало. Именно здесь пермские ТСЖ, УФАС, прокуратура активно судятся (даже иногда выигрывают дела вплоть до Верховного суда) с ресурсными организациями из-за завышенных тарифов, и в этих спорах чиновники встают на сторону тепловых гигантов.

Требования смены состава РЭК и даже её расформирования становились поводами для массовых митингов. И на этом фоне особенно любопытным и многообещающим выглядит июльский Указ президента об упразднении федеральной службы по тарифам и передаче её функций ФАС. То, как это будет исполняться в Перми, кажется, пока не до конца понимают даже в самом управлении антимонопольной службы. Но вывод тарифной службы из структур краевой власти вряд ли принесёт больше вреда, чем пользы.