X

Новости

Сегодня
Вчера
18 мая 2019
17 мая 2019
Фото: Диана Корсакова

«У нас у всех бывают упоительные мечты, которые оборачиваются ночным кошмаром». Опера «Лючия ди Ламмермур» как инструкция для тонко чувствующей души

Опера «Лючия ди Ламмермур» Гаэтано Доницетти — одна из самых исполняемых и самых сложных в мире. Но только про пермскую постановку ведущий теоретик и критик оперного искусства Михаил Мугинштейн заметил, что у неё, действительно, получается передать эту историю. Читайте о тех, кто её создавал и из чего складывается этот особый рассказ:

Оперу эту Гаэтано Доницетти написал в первой половине XIX века. К тому моменту у него уже сложилась очень чёткая система работы, что и позволило ему создать столько опер. Но «Лючия ди Ламмермур» отмечена особым вниманием автора, как рассказал на открытой встрече Экторас Тартанис, музыкальный руководитель и дирижёр постановки.

Экторас Тартанис, дирижёр Фото: Диана Корсакова
Фото: Диана Корсакова

Экторас Тартанис, музыкальный руководитель и дирижёр постановки:

— Во-первых, в этой опере самая сложная партия для сопрано, которая когда-либо существовала. Разумеется, я говорю о сцене сумасшествия Лючии (главная героиня — Прим. ред.), которая требует невероятно виртуозных технических моментов от исполнительницы. Довольно сложная партия и для тенора, особенно, ближе к концу. Кроме этого, нужно скоординировать всё звучание, и в этом смысле, правда, это большая и сложная работа. Это опера бельканто. А значит, требует такой чёткости и ясности исполнения, что это потрясающее удовольствие — работать с исполнителями и музыкантами, которые достигают этого с первой ноты.

Экторас Тартанис, дирижёр Фото: Диана Корсакова
Экторас Тартанис, дирижёр Фото: Диана Корсакова

Это первый опыт работы команды постановщиков с хором пермского театра и хором MusicAeterna. А началось всё с того, что после одного совместного проекта Теодор Курентзис предложил режиссёру Константиносу Контокристосу поставить «Лючию ди Ламмермур» на пермской сцене. Позже на открытой встрече режиссёр рассказал, что только спустя какое-то время понял, насколько это сложная задача. И для неё нашли особое решение.

Здесь можно посмотреть полную запись встречи с режиссёром:

Либретто этой оперы основано на историческом романе Вальтера Скотта «Ламмермурская невеста». Но авторы спектакля планируют создать «оперу в опере», рассказав историю в двух измерениях. В реальном мире артистки, которая мечтает исполнить партию Лючии, и в вымышленном мире самого персонажа Лючии, что мечтает о счастье со своим возлюбленным.

Фото: Диана Корсакова
Фото: Диана Корсакова

Экторас Тартанис, музыкальный руководитель и дирижёр:

— Всё-таки, здесь присутствует определённый психологизм. Лючия — главный персонаж, за которым мы следим и видим, как она выходит замуж за человека, которого не любит, затем теряется в своих чувствах, сходит с ума и в конце умирает. На эту оперу можно посмотреть и современными глазами, на абстракцию самого сюжета. Мы можем соотнести с сегодняшней жизнью те трудности, через которые она проходит. То, как ей приходится мириться с социальной средой и многое другое.

Здесь можно посмотреть полную запись встречи:

На уровне сценографии главный объект для «работы с измерениями» — это специально созданное огромное зеркало, перекрывающее почти весь задник сцены. Пермский театр оперы и балета не смог изготовить его, поэтому декорацию сделала мастерская «Купол» из Санкт-Петербурга, как рассказал нам Тимофей Рябушинский, художник-постановщик. Плоскость отражения у этого зеркала особая из-за специальной театральной плёнки. Она может как отражать, так и становиться прозрачной.

Фото: Диана Корсакова
Фото: Диана Корсакова

Тимофей Рябушинский, художник-постановщик:

— У нас в постановке зеркало стоит не только вертикально, но меняет позицию в зависимости от сцены. И когда оно двигается, меняется точка отражения персонажа на сцене, меняется отражение зала, и, более того, из разных мест в зале вы увидите, конечно, изменённое отражение. Всё это объединяется с работой художника по свету и художника по видео, которое используем как часть света. Не хотелось бы говорить точно, что мы хотим сказать этим объектом, а, наоборот, чтобы на сцене он был многоассоциативным: глаз? Портал? Шипы? Черная дыра?.. И чем больше ассоциаций, тем лучше. С параллельным миром в том числе.

Тимофей Рябушинский, художник-постановщик Фото: Диана Корсакова
Тимофей Рябушинский, художник-постановщик Фото: Диана Корсакова

Премьера оперы будет идти 4 дня: 9, 10, 12 и 13 марта. Но что важно ещё заметить: это история не про сумасшедшую, а про тонко чувствующую душу в условиях реальности, про соотношение мира горнего и мира реального внутри человека. И это очень важный момент, как подчеркнул оперный критик и историк Михаил Мугинштейн в интервью нашему журналисту — скоро ждите на нашем сайте!

Константинос Контокристос, режиссёр:

— Я терпеть не могу, когда режиссёры просто переодевают артистов в современную одежду, и они играют точно так же, как обычно, в классической манере, и называют это современной постановкой. На самом деле вы просто переоделись, а не сделали современное произведение. Важна сама идея постановки, а если её нет, это просто искусственная современность. Мне хочется рассказать историю оперной певицы, восхитительной артистки, которая исполняет одну из самых желанных партий, роль Лючии, которая тоже испытывает невероятные эмоции. И вот мы видим два образа, объединённые в одном человеке. Это чувство раздвоения личности я и хотел бы передать. Оно знакомо не только артистам, но и всем нам. У нас у всех бывают упоительные мечты, которые оборачиваются ночным кошмаром. Думаю, у каждого был похожий опыт.

Фото: Диана Корсакова