X

Новости

Сегодня
Вчера
2 дня назад

«Если вдруг сооружения найдут, это будет сенсацией». Историки и археологи о том, что известно о пермском остроге на Разгуляе

На заседании городской комиссии по землепользованию и застройке, которое состоялось 27 марта, архитектор-реставратор, директор ООО «Студия М» Геннадий Воженников выступил с информационным сообщением. По его словам, в конце 2018 года пермские историки обнаружили на территории Разгуляя примерное место, где в XVIII веке располагался так называемый пермский острог, построенный в 1724 году. Интернет-журнал «Звезда» обратился к пермским историкам и археологам, чтобы выяснить, что это был за острог и насколько он в действительности изучен сегодня.

Как рассказал интернет-журналу «Звезда» сам Воженников, никакого конкретного решения о том, будут ли проводиться археологические раскопки исторического объекта или нет, пока не было. Однако, по словам реставратора историческое наследие Перми крайне желательно начать изучать уже в этом году.

«Если перенести это на 2020 год, то нельзя будет вести строительство, что в свою очередь выбьется из графика. Поэтому очень рассчитываю, что этим летом начнутся археологические изыскания», — пояснил Воженников.

Он также уточнил, что исторический объект находился на обрыве (склоне реки Егошихи) — слева от сквера им. Татищева.

Из презентации Геннадия Воженникова. 3D-разрез пермского острога:

Из этой же презентации можно также узнать, где примерно располагался исторический объект.

Примерное место, где в XVIII веке располагался так называемый пермский острог (на современной карте Перми).

Не острог, а форт

Научный сотрудник Пермского краеведческого музея, историк Дмитрий Лобанов считает, что исторический объект, о котором Воженников рассказал членам комиссии по землепользованию и застройке, даже не острог, а форт с четырьмя бастионами.

Фото: Страница Дмитрия Лобанова «ВКонтакте»

— В книге Вильгельма де Геннина «Описание Уральских и Сибирских заводов» написано, что он был построен на средства и по инициативе местных жителей. Он представлял собой классический четырёхугольный форт с четырьмя бастионами. Помимо известных иллюстраций сибирских и уральских заводов из книги Геннина, есть планы заводов с описаниями. Изначально он был простой и вполне себе европейский. Острогом его называть не совсем корректно, потому что острог — это всё-таки традиционно русское укрепление, а это был вполне себе европейский четырёхугольный форт, вокруг него, видимо, был небольшой вал и палисад. В бастионах были ворота. Этот форт располагался в районе заводского пруда и старого трамвайного моста на Разгуляе.

Он ограждал не весь завод, а только административные здания и несколько дворов. Потом, в 1734 году, в связи с опасностью башкирского восстания, он был достроен и расширен. Помимо книги Геннина, есть несколько чертежей и изображений в Государственном архиве Свердловской области, на которых видно, что реально из себя этот форт представлял.

Фото: Из книги Вильгельма де Геннина «Описание Уральских и Сибирских заводов»

Есть инструкция командира Егошихинского завода (была такая должность), которую составил Йохан Берглин, пленный швед, поступивший на русскую службу. В этой инструкции подробно описывается, как оборонять форт в случае нападения. Сохранились данные ведомости о вооружении — мушкеты и так далее. Гарнизон форта состоял из шести солдат, присланных из Кунгура. Был указ Петра I 1720 года о том, чтобы не брать рекрутов из Сибирской губернии, а отправлять их на сибирские заводы. Соответственно, они должны были выполнять функцию рабочих, к тому же их минимально обучали владеть оружием. В случае необходимости их вооружали, и они должны были оборонять форт. Одна из самых известных осад — 1724 год, когда башкиры пытались сжечь Егошихинский завод, но не смогли.

Первый форт 1723 года точно не сохранился, его в 1734 году перестраивали, а потом, в 1756, если память не изменяет, завод продали в частные руки. Соответственно, государство уже не брало на себя ответственность за охрану этого завода, потому что охранялись только казённые заводы. Поэтому всё казённое оружие было вывезено, а форт пришёл в негодность. Во всяком случае на планах города второй половины XIX — начала XX века никаких остатков земляных или деревянных укреплений не обнаружено. Таким образом, он существовал с 1720-х до начала 60-х годов XIX века.

Вполне возможно, от него сохранились какие-то артефакты. Палисад находился на небольшой земляной насыпи. Следы от этого вполне могли остаться.

«Есть вполне определённые надежды острог найти»

Старший научный сотрудник Пермского филиала Уральского отделения РАН, доцент ПГГПУ Павел Корчагин говорит, что остатки острога вполне можно найти. Но, как правило, археологи копают не там, где им хочется.

Фото: Эхо Перми

— Было даже два острога. Первый был построен в 1723 году вокруг двух административных кварталов Егошихинского посёлка, а в 30-х годах XIX века был уже построен больший по периметру острог, который защищал территорию современного Разгуляя вплоть до Камы.

Первый острог представлял из себя деревянную крепость, не самую совершенную, но для защиты от набегов башкир вполне годную. Это был острог из вертикальных брёвен. В конце XVIII века башкирские восстания прекратились, и никаких боевых действий на территории Западного Урала уже не происходило. Отпала надобность в такого рода крепостях. Её разобрали. Но под землей, я надеюсь, остатки его при археологических исследованиях можно найти. Планы изображения этих крепостей остались на перспективных рисунках. Общее представление, как они выглядели и проложены, мы имеем.

Если говорить об историческом центре Перми, то раскопки там ведутся всегда только хозяйственно-договорные на месте предстоящего строительства, поскольку нет материальных средств, чтобы археологи копали там, где хотели и где им особенно интересно. До сих пор из-за вполне материальных проблем целенаправленных поисков этой крепости не производилось. Нет денег — нет раскопок и реконструкции.

К сожалению, мы даже в мечтах не планируем раскопать весь острог, потому что на этой территории велось интенсивное строительство и исторические основания этих пластов были разрушены, но какие-то остатки всё равно должны быть. Когда я искал острог в городе Верхотурье Свердловской области, на это ушло три года, но я всё равно его нашёл. Но там были целевые средства. Так что есть вполне определённые надежды острог найти, тем более что мы старые планы с трассировкой и прокладкой крепостных стен уже накладывали на современные карты. То есть мы знаем, где искать.

Пермский острог практически не изучен

Доцент кафедры древней и новой истории России историко-политологического факультета ПГНИУ и начальник Камской археологической экспедиции университета Григорий Головчанский считает, что в ходе раскопок можно получить значимый с научной точки зрения результат.

Фото: Константин Долгановский

— Та часть, о которой идёт речь, это территория Егошихинского медеплавильного завода. Там с высокой долей вероятности можно получить значимый с научной точки зрения результат. Что касается нахождения острога на месте сквера Татищева, то до тех пор, пока участок не раскопают, заявить об этом со стопроцентной уверенностью невозможно. В каком он состоянии, и был ли он там, могут показать только археологические раскопки. Та информация, которая появилась, была получена не археологическими способами, а историческими методами, на основании анализа письменных источников и картографического материала. Но пока археологи не придут и не раскопают, мы не можем ничего утверждать со стопроцентной вероятностью.

У нас есть российское законодательство, согласно которому любая хозяйственная деятельность на территории объекта археологического наследия должна предаваться археологическим раскопкам. Это две вещи, связанные с друг с другом, и это единственное обстоятельство, которое в принципе позволит туда прийти археологам. Археологические раскопки — вещь такая: два раза раскопать невозможно, потому что в процессе раскопок разрушается культурный слой. Мы пришли, раскопали, и, если на этом участке больше ничего нет — пожалуйста, стройте. Мероприятия по сохранению, которое предусматривает российское законодательство, как раз с этим и связаны. Приходят археологи, раскапывают, музей получает в свои фонды находки, учёные — данные по стратиграфии и состоянию памятника, а участок оказывается свободным от объектов культурного наследия, что позволяет его дальнейшее хозяйственное освоение.

Надо хорошо представлять, что такое культурные слои в городе Перми. Это не какие-то мощные каменные сооружения, это зачастую просто пятна другого цвета в поверхности, которые сможет прочесть, интерпретировать и на их основе реконструировать облик старых сооружений только профессиональный археолог. Но в процессе изучения всё это, естественно, разрушается. Оно фиксируется и документируется, а по результатам раскопок остаётся один или несколько томов подробнейшего описания того, что археологи нашли — фотофиксация, графическая фиксация и так далее. Но в процессе изучения в любом случае всё — за исключением находок, артефактов, разумеется — увы, уничтожается. Пермский острог действительно практически не изучен.

В 1990-е годы Павел Корчагин в одной из раскопок «зацепил» острожную стену. И это, наверное, единственный результат, полученный за годы исследований, так что, если вдруг при будущих раскопках окажется, что там были оборонительные сооружения Егошихи, это, мягко говоря, будет сенсацией.

«Татищевский сквер лучше не трогать»

Пермский историк Олег Гайсин посоветовал городским и краевым властям не спешить с застройкой территории Разгуляя.

Фото: Максим Артамонов

«Сквер Татищева расположен на месте ранее существовавшего оврага, который был постепенно засыпан. Поэтому археологические слои там если и есть, то они образовались в период XVIII — XIX веков путём отложения строительного и бытового мусора. Впрочем, чисто архитектурно, если сменить зонирование территории на этом участке, возможной была бы посадка или точечная застройка здания с высотной отметкой 50 метров. На месте будущего строительства в любом случае будут предусмотрены археологические изыскания, но насколько они будут успешны, будет зависеть от того, сколько будет дано времени — я бы на месте краевой и городской власти не стал бы торопиться», — говорит Олег Гайсин.

***

Читайте интервью с Григорием Головчанским — о том, что есть золото для пермских археологов.

Колонка Григория Головчанского, в которой он сравнивает масштабы уничтожения культурного слоя в Прикамье с нашествием вандалов на Рим или разграблением Пальмиры террористами.

Мы поговорили с архитекторами, которые придерживаются противоположных позиций относительно реновации Разгуляя.

Репортаж с публичных слушаний по резонансному проекту смены зонирования на Разгуляе.

О проектеРеклама
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС77-64494 от 31.12.2015 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Учредитель ЗАО "Проектное финансирование"
18+