X

Новости

Сегодня
Вчера
2 дня назад
20 октября 2018
19 октября 2018

Свято место пусто...

125статей

Город как территория для жизни, самореализации и взаимодействия жителей. Пространство и смыслы.

Там, где когда-то находились архиерейские дома, развёрнута стройплощадка.

Принадлежавшие Церкви памятники градостроительства и архитектуры снесены. Строительный мусор вывезен, территория расчищена бульдозером. Сейчас на этом месте с нулевого цикла возводятся жилые дома, хотя ранее такое функциональное использование памятников сама Церковь называла «варварским»

Что имеем, не храним

Здания были построены в XVIII веке. До революции 1917 года они относились к имуществу церкви и служили хозяйственным управлением при епископских кафедрах. После отделения церкви от государства, дома использовались как муниципальное жильё. В 2012 году их жильцов расселили, а сами строения безвозмездно передали церкви (решение Пермской городской думы от 28.02.2012 г., № 27).

В справке, полученной газетой «Звезда» от Министерства культуры Пермского края, говорится, что дома являлись объектами культурного наследия — памятником градостроительства и архитектуры регионального значения (распоряжение губернатора Пермской области от 05.12.2000 № 713-р). Перед официальной передачей их епархии в июле 2013 года было подписано Охранное обязательство (от 29.04.2013 г. № 06-04-50) с приложением описи предмета охраны и актов осмотра технического состояния памятника. Как сообщили в Минкульте, состояние корпуса «А» было оценено как руинированное, корпусов «Б» и «В» — как недопустимое. В документах прописаны необходимые ремонтно-реставрационные работы.

Они проведены не были. Меры по сохранности памятников также не предприняты. Об этом свидетельствует решение Ленинского районного суда, в соответствии с которым Пермская епархия Русской Православной Церкви была оштрафована на 50 тыс. рублей по статье 7.13 КоАП РФ («Нарушение требований сохранения, использования и государственной охраны объектов культурного наследия»). Штраф был присуждён тогда, когда домов уже не стало. По свидетельствам очевидцев, здания были снесены в июле 2014 года.

Потерявши, строим новое

Сразу после этого, в августе 2014 года, Пермская епархия проинформировала Министерство культуры Пермского края (письмо от 08.08.2014 г. № 405/2) о разрушении архиерейских домов. По информации, отражённой в письме, у зданий обрушилась крыша, перекрытия, стены. «В целях обеспечения безопасности окружающих, произведён разбор завалов и вывоз строительного мусора», — сообщал представитель церкви. При этом указывалось, что дата и причины обрушения зданий неизвестны, поскольку религиозной организацией объекты не использовались.

Министерство культуры провело внеплановую, согласованную с прокуратурой, проверку. Выяснилось, что разрушение домов произошло «в результате негативного воздействия внешних факторов». Однако в действиях религиозной организации всё же были выявлены нарушения. Помимо уже упомянутой статьи 7.13 КоАП РФ, Церковь также преступила статью 7.14 («Организация или проведение земляных, строительных или иных работ без разрешения государственного органа охраны объектов культурного наследия»). По этой статье епархия оштрафована на 20 тыс. рублей.

Руины домов — на переднем плане

Сейчас дома будут возводиться заново. Работы проводятся в соответствии с «Проектом реставрации и приспособления „Объект культурного наследия регионального значения „Дома архиерейские“». Он получил положительное заключение государственной историко-культурной экспертизы и согласован с Министерством культуры в ноябре 2014 года, сообщили «Звезде» в Пермской епархии.

Руководитель информационно-издательского отдела Епархии Юрий Кищук заявил, что проект реставрации предусматривает воссоздание всех предметов охраны в первоначальном облике и «при неукоснительном сохранении содержащейся в материальной структуре и художественном образе объекта... технологической и культурно-исторической информации, определяющей его подлинность». Конструктивные решения, однако, требуют и современных строительных материалов, и изменений внутренней планировки (как-то: расположение капитальных стен и лестниц, габариты и конфигурация проёмов). По утверждению Кищука, они необходимы для соблюдения современных санитарных норм и требований к жилым зданиям по пожарной безопасности.

Назначение восстанавливаемых строений — жилые многоквартирные дома. Напомним, ранее такое целевое использование церковной недвижимости самой церковью было названо «варварским».

По отработанной технологии

— Епархия проинформировала орган охраны памятников не об обрушении здания, а уже о расчистке стройплощадки. Хотя даже демонтаж частей памятника может вестись только по утверждённому проекту, — прокомментировал градозащитник Денис Галицкий.

По его словам, любые работы на памятнике должны быть направлены на его сохранение, а другие — просто запрещены: «Если надо что-то разобрать, то это возможно только в рамках работ по сохранению. Если что-то рухнуло, должно быть проведено исследование, что нужно сделать для защиты объекта». Пусть не реставрировать и не эксплуатировать, но законсервировать и принять меры к физической сохранности собственник должен был. В частности, закрыть здания от проникновения бездомных, защитить от атмосферных осадков, провести иные мероприятия по консервации.

Как утверждает гражданский активист, проект «реставрации» с использованием современных материалов (т. е., по сути, разрушение памятника и возведение новодела) утверждён всего через 3 месяца после «неожиданного обрушения». «Это нереальный срок, говорящий, что „обрушение“ было спланировано заранее и документация делалась сразу в расчёте на расчищенную стройплощадку», — уверен Денис.

Кроме того, по его мнению, в ответах епархии «Звезде» содержатся прямые указания на нарушение закона — ведь предметы охраны не могут «корректироваться», законодательств не позволяет менять их внешнюю и внутреннюю архитектуру.

— К сожалению, приходится констатировать, что епархия в полной мере использует технологии уничтожения памятников, которые наработаны недобросовестными застройщиками. Печально, что даже к собственным святыням церковь относится не лучше, чем застройщики, уничтожающие памятники ради прибыли. Уж на что органы охраны лояльны к РПЦ, но в этом случае вынуждены были их формально наказать, — подытожил Галицкий.

Документы засекречены

Важным элементом этой истории является недоступность для СМИ документов, имеющих отношение к сохранению и реконструкции памятников. В министерстве культуры «Звезда» запросила копию Охранного обязательства, подписанного епархией при передаче ей объектов культурного наследия, а также копии документов, прилагавшиеся к этому обязательству (опись предметов охраны, акт техосмотра зданий, перечень ремонтно-реставрационных работ).

Минкульт сначала ответил, что документы необходимо просить у епархии, поскольку именно ей теперь принадлежат здания. В епархии на запрос ответили отказом, пояснив, что бумаги «являются, по своей сути, непубличными и конфиденциальными». Мы повторно запросили документы в министерстве культуры, обращая внимание на то, что они имеют отношения к периоду до передачи зданий, то есть на тот момент строения ещё были краевой собственностью. На сей раз в учреждении ответили отказом уже ссылкой на ст. 26 ФЗ № 73 «Об объектах культурного наследия... народов Российской Федерации» («Право на пользование информацией об объекте культурного наследия»).

— То, что документы скрывают, только подтверждает подозрения. Какая может быть конфиденциальность? Памятники сохраняются в интересах граждан. Всё, что с ними происходит, — публичное дело, — убеждён Денис Галицкий.

Типичный случай

Очень мягкие наказания за уничтожение памятников позволяют собственникам обращаться с ними по своему усмотрению. История с разрушением и последующим «стремительным» сносом архиерейских домов — не первая и, вероятно, не последняя в Перми. Судьбу этих зданий рискует повторить, например, поликлиника на Лебедева, 11 — тоже объект культурного наследия, памятник истории.

ул. Лебедева, 11
ул. Лебедева, 11

Напомним, осенью 2011 года здание было продано муниципалитетом за 14,5 млн рублей. Условием приватизации являлось сохранение назначения объекта здравоохранения, правда, лишь в течение года. Затем в здании случился пожар. А спустя год его собственник (ИП Понькин) выставил актив на продажу с ценой, более чем в пять раз превышающей цену покупки, — 80 млн рублей. Ещё спустя два года зона под активом была переведена из ЦС-1 (зона учреждений здравоохранения) в Ц-2 (зона обслуживания и деловой активности). Меры по консервации и реставрации здания собственником не предпринимались, несмотря на предписания суда.

Гражданские активисты уверены: бездомные, атмосферные осадки и пожары, коих в здании поликлиники было уже несколько, сделают своё дело. Будет заявлено об опасности строения для окружающих, и памятник пойдёт под снос.