X

Новости

Сегодня
Вчера
2 дня назад
21 апреля 2018
20 апреля 2018

Пермь в столыпинском галстуке. Часть 1: Исключительное положение

6статей

Авторский проект историка Андрея Кудрина, посвящённый малоизученным, но от того ещё более интересным событиям, происходившим в Перми в 1906-1911 гг.

Фото: Из фондов ГАПК

В этом году Пермь ждёт немало годовщин, и в пермской прессе ещё наверняка пойдёт речь и об Уральском добровольческом танковом корпусе, и о создании Пермской области, и о трагических днях великого и страшного, как писал М. Булгаков, 1918 года, и о первой на Урале железной дороге... Но мы в интернет-журнале «Звезда» решили не оставлять без внимания и другие, не юбилейные даты — в частности, забытые и неизвестные события 1906-11 годов.

Сегодня принято говорить о положительных аспектах деятельности П. А. Столыпина, с именем которого связан этот период нашей истории, — об аграрной реформе, переселенческой политике, росте сельскохозяйственного и промышленного производства и т. п. При этом, как правило, умалчивается об обратной стороне этих успехов, хотя у них, как и у сталинской индустриализации, была своя цена. Были убитые карательными экспедициями, повешенные и расстрелянные по приговорам военно-полевых и военно-окружных судов, были порки, забитые заключёнными тюрьмы и каторги.

В проекте «Пермь в столыпинском галстуке» читатели «Звезды» узнают много нового о репрессиях и насилии в последние годы существования Российской империи, о наиболее громких судебных процессах в Перми того времени, удачных и неудачных попытках побегов политических заключённых из пермских тюрем, убийствах тюремных служащих и заключённых, казнях...

В наше время широко распространена вульгарная точка зрения, что первую русскую революцию сделали иностранные агенты на иностранные деньги. Разумеется, была и японская агентура и японские деньги, но они не сыграли решающей роли. Даже поверхностное знакомство со статистикой забастовок и крестьянских волнений начала XX века убедит самого недоверчивого, но умеющего логически мыслить человека в том, что война 1904-05 годов всего лишь отсрочила начало революции.

Уральская глубинка втянулась в неё не сразу, на южных и западных окраинах империи, в столицах ситуация развивалась несколько быстрее, взаимное ожесточение нарастало стремительнее, вскоре начались и вооружённые восстания. Наибольшего масштаба они достигли в Прибалтике, на Кавказе, в Польше и Москве, там развернулась настоящая война с применением артиллерии и пулемётов.

Город Тальсен после 5 декабря 1905 года. Из фондов Латвийской национальной библиотеки
Заметка из газеты «Уральский край». Февраль 1906 года
Иллюстрация из краковской газеты «Nowości Illustrowany». Апрель 1905 года
Открытка из серии «Последствия восстания в Москве»

На тех территориях, где насилие достигло неконтролируемого уровня, а также на важнейших железнодорожных магистралях на основании закона, принятого ещё в 1892 году, стало вводиться военное положение. Во многих местностях, где оно действовало, прежняя система управления была заменена временными генерал-губернаторствами. Генерал-губернатору на вверенной ему территории в равной мере подчинялись как гражданские, так и военные власти. Сам он отчитывался только перед царём, в то время как обычные губернаторы управлялись министром внутренних дел. В местностях, объявленных на военном положении, широко применялось ускоренное военное правосудие, предусматривавшее применение такой меры, как смертная казнь. Зачастую в этих регионах казни осуществлялись карательными экспедициями вообще без всякого суда и следствия.

Заметка из газеты «Уральский край». Январь 1910 года

Ближайшее к Перми временное генерал-губернаторство было образовано в декабре 1905 года на территории Челябинского, Курганского и Тюменского уездов Оренбургской и Тобольской губерний. В таком виде оно просуществовало до февраля 1908 года, когда управление уездами было вновь передано гражданским губернаторам. Его появление объяснялось тем, что стратегически важная и единственная тогда южная ветка Транссибирской железнодорожной магистрали проходила по этим уездам.

Революционное движение росло по всей стране и там, где военное положение казалось избыточной мерой, вводилось так называемое исключительное положение, которое существовало в двух формах: более мягкой — положении усиленной охраны, и более жёсткой — положении чрезвычайной охраны. Закон, который давал правовые основания для введения такого положения, был принят ещё в 1881 году, вскоре после убийства народовольцами императора Александра II, изначально он носил временный характер, однако просуществовал до самого 1917 года.

Благодаря этим мерам к августу 1906 года из 101 региона Российской империи 40 состояло на военном положении, 27 на положении чрезвычайной охраны и 15 на положении усиленной охраны. Другими словами, более чем на 80 % территорий обычная жизнь сменилась различными формами чрезвычайщины.

Болотов А. В. Фото из газеты «Пермские губернские ведомости». Январь. 1910 года
Фрагмент документа с объявлением о введении положения чрезвычайной охраны в Перми и Мотовилихе. Из фондов ГАПК

В конце декабря 1905 года новым губернатором А. В. Болотовым Пермь, Мотовилиха и многие другие местности Пермской губернии так же были объявлены на положении чрезвычайной охраны. Эта форма исключительного положения продержалась в Перми и Мотовилихе до мая 1906 года, когда обе они были переведены на положение усиленной охраны. Впрочем, для Мотовилихи оно оказалось недолгим, уже в ноябре её в связи с новым обострением обстановки на два года вернули в положение чрезвычайной охраны и перевели опять на усиленную только в конце 1908 года.

Однако первым серьёзным ограничением совсем недавно объявленных свобод ещё до введения исключительного положения стало для пермяков принятое за несколько дней до восстания в Мотовилихе обязательное постановление исполнявшего тогда обязанности губернатора вице-губернатора В. С. Стрижевского.

В Перми и губернии без специального разрешения властей стало нельзя покупать, носить, хранить и использовать огнестрельное и холодное оружие, запреты распространялись так же на боеприпасы и порох. До этого момента пистолет или ружьё даже самых современных образцов, если они не стояли на вооружении Русской императорской армии, можно было купить так же легко, как каравай хлеба. После выхода постановления всё оружие подлежало сдаче, а нарушившие постановление должны были уплатить огромный, чаще всего неподъёмный штраф или подвергнуться административному аресту, продолжавшемуся от нескольких дней до трёх месяцев. В первое время отбирались даже охотничьи ружья, которые не подпадали под действие ограничений, но позже они в основном были возвращены.

Обязательное постановление. Декабрь 1905 года
Заметка из «Пермских губернских ведомостей». Сентябрь 1907 года

В августе 1906 года, после покушения на жизнь Столыпина, был принят новый закон. В местностях, объявленных на военном положении и положении чрезвычайной охраны, а также в районах действия карательных экспедиций на полгода вводились военно-полевые суды. В апреле 1907-го этот закон прекратил своё действие, однако вместо временных военно-полевых судов подобные дела стали рассматривать штатные военно-окружные суды (как это уже было до принятия закона), выносившие в основном такие же приговоры, только в менее сжатые сроки, впрочем, у них было одно достоинство — состязательность сторон. Иначе говоря, обвинение там представлял прокурор, пусть и в погонах, а защиту — адвокат, благодаря чему удавалось иногда даже оправдывать подсудимых. Если временные военно-полевые суды Перми не коснулись, то военно-окружные за годы революции и последовавшие за ней не раз проводили в столице губернии свои сессии. Первый смертный приговор был вынесен в Перми в сентябре 1906 года, а наибольшее их количество пришлось на 1908 год, всего же их было несколько десятков. Стоит отметить, что до этого подобные меры к политическим преступникам в городе ни разу не применялись.

В начале XX века в Перми существовало два основных места заключения: губернская тюрьма — сейчас СИЗО № 1 и исправительное арестантское отделение — теперь Кукольный театр. В юридической казуистике царского времени между этими учреждениями должны были существовать какие-то принципиальные отличия, на деле же разница между ними сводилась к тому, что в исправительном арестантском отделении был более строгий порядок, меньше заключённых в одной камере и содержались только мужчины. Оба учреждения использовались в это время похожим образом, т. к. места для узников не хватало, все пенитенциарные учреждения губернии были переполнены сверх всякой меры.

Пермские тюрьмы в этот период из-за обилия политических заключённых охранялись не только полицейской стражей, но и военными, в частности 11-м Псковским пехотным полком, несколько рот которого было расквартировано в Перми и Мотовилихе для усиления гарнизона. Конвойную службу, когда требовалась охрана особо опасных преступников, несли драгуны 54-го Новомиргородского, позднее переименованного в 17-й Уланский полк, так же прибывшие в Пермь в качестве подкрепления. Кроме того, с поздней осени 1907 года к охране были привлечены и специально созданные за несколько месяцев до этого отряды «ингушей» (название было условным, в других местах их называли «черкесы»), состоявшие из кавказских горцев.

Пермская губернская тюрьма. Начало XX века. Из фондов ГАПК Фото: Из фондов ГАПК
Пермь. СИЗО № 1
Пермское исправительное арестантское отделение. Начало XX века. Из фондов ПермГАСПИ
Пермский Кукольный театр Фото: Тимур Абасов
Драгуны конвоируют заключённых. Сентябрь 1906 года. Из личной коллекции М. Кориненко

Смертные казни через повешение (в Перми в это время не расстреливали даже бывших военных) приводились в исполнение в исправительном арестантском отделении. Приговорённых лишали жизни во дворе, а их трупы закапывали в безымянных могилах возле Военного кладбища, на котором хоронили умерших солдат пермского гарнизона, оно примыкало к Егошихинскому кладбищу. Был один случай, когда мёртвые были зарыты прямо на территории отделения.

План Егошихинского кладбища. 1898 год.

Состояние исключительного положения проявлялось и в ряде других аспектов. В январе 1906 года в Перми была закрыта единственная независимая газета «Пермский край», её редактор позже попал под суд. Выходивший вместо неё с марта 1906 года «Камский край» пережил конфискацию номеров, смену шести редакторов и приостановку издания, пока, наконец, не был окончательно закрыт в мае 1907 года. Повсюду в городе и Мотовилихе применялись меры усиления охраны, множество людей арестовывалось в административном порядке по подозрениям в политической неблагонадёжности и содержалось в тюрьмах месяцами без всякого суда. Широко практиковалась внесудебная высылка политически неблагонадёжных за пределы Перми на срок от 1 до 5 лет. Был усилен контроль за пребывающими в город людьми, гостиницы и частные лица обязаны были под страхом наказания информировать полицию о каждом постояльце и т. д.

Хроника событий из газеты «Камский край». Октябрь 1906 года

Сейчас об этом не вспоминают, но права и свободы, дарованные царским манифестом подданным Российской империи (об этом, напротив, принято много говорить), вскоре после объявления о них были существенно ограничены в большинстве регионов страны. Усиленная охрана, на положении которой Пермь находилась с мая 1906-го, а Мотовилиха с ноября 1908 года, продлевалась из года в год, пока в 1914-м с началом Первой мировой войны не была вновь заменена на чрезвычайную, продержавшуюся уже до новой революции.

***

В ближайшие 1,5-2 месяца в рамках проекта «Пермь в столыпинском галстуке» читателей «Звезды» ждут следующие истории:

  • «Святая Анна» за помощь Лбову — о провальной, но громкой попытке побега политических заключённых из Пермской губернской тюрьмы в феврале 1907 года.
  • Опасные связи или несвоевременная месть — об убийстве лбовцем в центре Перми помощника начальника тюрьмы весной 1908 года.
  • Морфий и общий язык — об одном из самых известных успешных побегов из Пермской губернской тюрьмы в марте 1906 года.
  • Путешествие динамита из Перми в Петербург — о том, как одна казнь в Перми в марте 1908 года может быть связана с обыском у Николая Васильевича Мешкова в Петербурге в феврале того же года.
  • Красный след Ястреба — про то, как малоизвестный военный суд в Перми в марте 1908 года связан с Петербургом и Сарапулом, и причём здесь хищные птицы.