X

«Живые депутаты остались?» Как «работает» муниципальный фильтр на выборах губернатора Пермского края

Фото: Тимур Абасов

В сентябре в Пермском крае впервые за 17 лет пройдут выборы губернатора. Для того чтобы принять в них участие, кандидатам необходимо преодолеть так называемый муниципальный фильтр. Надо собрать 234 подписи глав и муниципальных депутатов в не менее чем 36 территориях края. Собранные и заверенные нотариально подписи необходимо сдать в избирательную комиссию до 26 июля. Окончательный список тех, кто будет участвовать в борьбе за губернаторское кресло, Избирком огласит не позднее 4 августа.

До муниципального фильтра «добрались» семь кандидатов, выдвинутые политическими партиями (самовыдвижение невозможно по закону): Ирина Филатова (КПРФ), Максим Решетников — исполняющий обязанности главы региона («Единая Россия»), Андрей Степанов («Патриоты России»), Олег Постников (ЛДПР), Владимир Аликин («Справедливая Россия»), Константин Окунев («Города России») и Олег Хараськин (партия «Великое Отечество»).

О том, что муниципальный фильтр усложняет жизнь кандидатам не имеющим административного ресурса, заявляли практически все политические силы в Пермском крае. В прессе то и дело появлялись сообщения о давлении на муниципальных депутатов. Якобы в районах тем или иным способом принуждают подписываться за кандидата от «Единой России». Мы же решили обратиться к некоторым действующим депутатам в территориях и попросили их рассказать, как они относятся к происходящему, испытывают ли давление административного ресурса и что думают о муниципальном фильтре.

«Безумная, страшная трусливость власти. Даже стыдно»

Нина Корионова — депутат Земского собрания Куединского района, работает в учительницей в местной школе. Называет себя просто: пенсионерка.

Нина Корионова Фото: Korionova.ucoz.ru

— Если это называется «выборы», то у людей должно быть право выбирать. А если вы проводите такие вот «типа выборы», как сейчас, то давайте честно признайтесь, что назначаете кандидата сверху, но и потом отвечайте за него.

Сейчас что происходит: все депутаты — зависимые, а власти только и нужно, чтобы у ноги все крутились. Вот пример. Я звоню в Большую Усу (Большеусинское сельское поселение — Прим. ред.) и говорю главе: «Ну что, вы хоть одного депутата „живого“ там оставили или все подписались?» Мне отвечают: все до единого приехали, подписались за Решетникова и уехали. Звоню в Большой Талмаз — ситуация аналогичная. В других деревнях, врать не буду, «живые» есть.

Административное давление непубличное и негласное, но в разговорах между собой мы все прекрасно понимаем, что происходит. Как только они (исполнительная власть на местах — Прим. ред.) всё подчистили, подписали единороссов, согласно разнарядке, выяснилось, что срываются выборы, что остальных-то не осталось. Тогда звонят в районную первичку «Справедливой России» и КПРФ и теребят их: «Вы почему не подписываете, что дремлете?»

У всех абсолютно одна и та же мысль: нынешние выборы — голимый маразм, такого чуда ещё никогда не было.

Поэтому и считаю, что шанс выдвинуться должен быть у всех. Закон про муниципальный фильтр — дурацкий. Учитывая, как работает административный ресурс, шансов у простого смертного никаких нет. Вот все получили нагоняй, и стали делать по разнарядке. А остальным кандидатам как быть?

Меня удивляет безумная, страшная трусливость власти. Даже стыдно. Чего так бояться-то? Всё в их руках, а они безумно боятся мнения людей. Я кроме страха в этих всех законах и политтехнологиях ничего не вижу. Демократия становится всё уже, у людей нет прав и нет шанса что-то изменить. Если наверху считают, что они всё знают лучше и они будут «рулить», то неудивительно, что получается воровство, коррупция и прочая безнадёга. Ведь мы своих «орлов» знаем лучше — кто гнилой, а кто порядочный. Так мы никогда не выберемся из колеи, пока не дадим людям возможность вы-би-рать. А пока — пародия, маразм и жуть.

«Любая партия делала бы тоже самое»

Юрий Старков — директор Верещагинского многопрофильного техникума, экс-глава Верещагинского муниципального района и действующий депутат земского собрания.

— Нет ни одних выборов, когда бы не оказывалось давление и не использовались бы все рычаги административного давления. При этом формально давления нет. Мало кто скажет, что его заставляют. Но, во-первых, депутатов активно убеждают и принуждают ставить подписи за того, кого надо, а во-вторых, люди даже не знают о других кандидатах. Поэтому и соглашаются давать свои подписи за конкретного кандидата от конкретной политической партии.

Возьмите любой муниципальный район. За кандидата от «Единой России» собрали подписи от 60 до 90 % депутатов. Для чего это делается? Для того, чтобы другой кандидат не набрал нужное количество. Хотя в принципе-то надо было собрать всего 6 %, но они не успокаиваются. Просто идут к нотариусу, платят деньги и «подписывают» всех. Нужно 240 подписей с края. А соберут намного больше. Потом листы с 240 подписями оставят, а остальное просто выбросят в урну. А для чего? Чтобы не дать другим кандидатам зарегистрироваться. За счёт муниципального фильтра отсеиваются ненужные.

У нас в Верещагинском районе из 100 депутатов 98 уже привели к нотариусу, чтобы поставить подписи. И нет «свободных» депутатов. Это единицы, которые сказали, что «нет, мы не будем ставить подписи по указке».

Хотя, конечно, можно обвинять «Единую Россию» в том, что она использует все способы, чтобы удерживаться у власти — на муниципальном, региональном и федеральном уровнях. Но, с другой стороны, любая партия делала бы тоже самое. Понятно, что многие методы «единороссов» не совсем правильные.

Сейчас вот у нас будут губернаторские выборы. Предусмотрены ли какие-то дебаты? Да вряд ли Решетников будет с кем-то там спорить. Начнут просто продавливать одну фигуру — вот и все дела. Демократией-то большой не пахнет.

«Никому не дам свою подпись, либо дам всем»

Депутат земского собрания Гремячинского района Евгений Сивцев состоял в партии ЛДПР, но несколько дней назад написал заявление о выходе из-за конфликта с руководством краевого отделения..

Евгений Сивцев Фото: С личной страницы в «Одноклассниках»

— У нас по конституции каждый человек имеет право избираться и быть избранным в любые органы власти. Но избирательное право исковеркано. И потому что кандидатом в губернаторы может быть только человек, выдвинутый от партии. И потому что введён муниципальный фильтр. Получается, что принцип конкуренции нарушается.

Было бы разумным вернуть просто сбор подписей граждан для регистрации. Тогда было бы гораздо проще, чем сейчас. Было бы правильно и справедливо допустить до выборов всех кандидатов, которые могли бы набрать свои 1-1,5 тысяч подписей граждан региона — и всё.

Своё решение о выходе из партии я принял после того, как на меня оказывал давление Олег Постников (руководитель пермского отделения ЛДПР). Я готов заявить об этом факте даже в следственных органах. Он разослал всем нам распоряжение голосовать за одного кандидата. А я не люблю, когда на меня оказывается давление. Со мной этот катер не прокатит. После того, как я официально заявил о выходе, ко мне стала обращаться целая куча народа. Просили: «Подддержи нас, поддержи нас». Это и ПВОшники (Партия «Великое Отечество» — Прим. ред.), и «Города России». Но я решил так: либо я никому не дам свою подпись, либо дам всем.

Вот я буквально на днях я приходил к нотариусу и попросил зафиксировать время моего прибытия. Она написала:13:47. Говорю: «Зафиксируйте, что в 13:47 я хочу поставить подписи за всех кандидатов». В этот момент она зависла и не знала, как поступить.

***

  • Читайте также материал Михаила Даниловича о том, что делать приличному человеку на выборах губернатора.
  • Голосование назначено на 10 сентября, оно пройдёт с 08:00 до 22:00.
  • У политических партий есть 20 дней на выдвижение кандидатов, которым придется пройти муниципальный фильтр — собрать в свою поддержку подписи минимум 6 % депутатов в 75 % муниципалитетов Прикамья.
  • Участие самовыдвиженцев в кампании законодательством не предусмотрено.