X

Citizen

Сегодня
Вчера
2 дня назад
17 ноября 2017
16 ноября 2017
15 ноября 2017
14 ноября 2017

Горелов труд: социальный бизнес в умирающей деревне

Фото: Олег Сабитов

Социальный предприниматель Вячеслав Горелов, основатель проекта «Школа фермеров», пытается изменить государственную систему адаптации и трудоустройства выпускников детских домов. Стараясь помочь, государство банкротит предпринимателя, лишая сирот возможности обеспечить себе достойное будущее.

Гене девятнадцать. С пяти лет он жил в приёмной семье, в конце девятого класса родители решили от него отказаться. В соцзащите опекунам посоветовали обратиться к Вячеславу Горелову, основателю проекта «Школа фермера» для детей-сирот. В августе папа с мамой привезли Гену в село Кривец, оставили на крыльце, зашли в дом и спросили: «Вам нужен этот ребёнок? Нам уже нет...».

Гена остался у Горелова, уже четыре года он ухаживает за курицами на его ферме. У парня своя кровать в комнате на двоих, компьютер с интернетом, 50 % прибыли от продажи птицы и возможность в будущем стать предпринимателем.

Его сверстников из детских домов ждёт техникум, в котором можно не учиться — только числиться, место в общежитии, стипендия в 20-25 тыс. рублей и жильё, положенное по закону сиротам до 27 лет. Дальше сирота оказывается один на один с окружающим миром — без профессии и опыта жизни в обществе. Многие детдомовцы в таких условиях попадают в колонию: оставшись без финансовой поддержки, в поисках лёгких денег они нередко идут на преступления.

Проект социального предпринимателя Вячеслава Горелова «Школа фермеров» — попытка бросить вызов государству, которое от этих сирот отмахивается.

Попытка первая. «Койва»

«По статистике, из 100 % сирот, покинувших стены детского дома или интерната, 90 % никогда не адаптируются к нормальной взрослой жизни. Ситуация такова, что, выйдя из детдома, они сразу же сталкиваются с множеством трудностей. Не могут получить нормальное образование и найти работу. Они не умеют обращаться с деньгами и принимать самостоятельные решения... ну, и так далее. Эти навыки человек из традиционной семьи, как правило, приобретает постепенно, копируя общепринятую вокруг него среду. У выросших в специальных учреждениях детей, лишённых семейного воспитания, никаких осознанных привычек зачастую не наблюдается», — рассказывает Вячеслав Горелов. Ему 61 год, 40 из них он работает с детьми: сначала со школьниками, потом — с сиротами и выпускниками колоний для несовершеннолетних.

В начале 90-х Горелов возглавил школу олимпийского резерва в Перми. Это время он вспоминает с гордостью: его воспитанники несколько раз попадали в сборную России по спортивному ориентированию, для выигранных на соревнованиях призов пришлось выделить отдельный склад спортинвентаря. Горелов рассказывает, что ушёл из школы в 1994 году из-за коррупции в местном спорткомитете.

Через год открыл туристический лагерь для трудных подростков «Койва». «Мы начали организовывать туристические походы по Пермскому краю. С 1994 по 1998 год через лагерь прошло порядка 3 тыс. ребят. Мы мечтали об „Артеке“ для хулиганов, хотели создать детство ребятам, у которых его не было», — рассказывает Горелов. В 2000 году Вячеслав закрыл лагерь и переехал в село Кривец Ильинского района.

Фото: Олег Сабитов

Горелов купил старую избушку на окраине села с полиэтиленом вместо стёкол, через полтора года построил три туристических домика для рыбаков на живописном берегу реки Обвы. Предприниматель решил восстановить лагерь и привёз группу сирот на летнюю практику. В первую ночь те забрались на кухню и распилили всю мебель на металлолом. Горелов договорился с директором детдома, чтобы тот прислал их на осенние каникулы. С этими детьми в 2003 году он запустил проект для трудных подростков. «Я знаю случаи, когда сироте за 462 рубля давали три года и шесть месяцев колонии. В магазине оподросток не смог расплатиться, его поймали и дали такой срок. Теперь он идёт в тюрьму уже в третий раз», — воспоминает Горелов. В год через лагерь Горелова проходило до трёхсот детей, со временем он стал крупным учебным центром.

Фото: Олег Сабитов

На доходы от турбазы появилась ферма с птицей, свиньями, баранами и социальная гостиница на 16 мест. Понимая, что высокая преступность среди подростков напрямую связана с трудностями при трудоустройстве и отсутствием программы по социальной адаптации выпускников детских домов, Горелов запустил проект «Школа фермеров», который должен был помочь сиротам наладить собственный агробизнес и встать на ноги. Это было летом 2009 года.

Фото: Олег Сабитов

Попытка вторая. Дядя Слава

«Когда ребята приезжали, им сразу выдавали сберкнижки. Сирот это ставило в тупик: ты приехал в лагерь, а тебе сначала рассказывают, как будут деньги давать, а потом говорят: Здравствуйте»...

Фото: Олег Сабитов

«У нас был один закон: не огорчать дядю Славу. Обычно в лагере список запретов такой, что на колени приходится вставать. А тут одно правило. Новички удивляются: и всё? А ребята, которые живут давно, спрашивают: ты чё, дурак? В 12:00 отбой. В 12:01 не спишь — всё, огорчил дядю Славу. Утром на завтрак опоздал — огорчил дядю Славу. Новички спрашивают: а что будет? Да ничего не будет — ни сберкнижки, ни премий, ни банка, ни магазина вечернего, где всё за полцены. Рыбалка у тебя обломилась. Как в анекдоте: ни бурки, ни шашки, ни коня».

Фото: Олег Сабитов

На «Школу фермеров» приезжают сироты 8-11 классов. В июле-сентябре они знакомятся с хозяйством и проходят социальную адаптацию, параллельно осваивая профессию фермера, с сентября по февраль работают, а весной готовят бизнес-планы и презентуют их в Ильинском центре занятости. В случае успеха сирота получает около 100 тыс. на развитие хозяйства и иногда кусок земли. После обучения в техникуме они могут остаться на ферме Горелова или заняться самостоятельным предпринимательством.

Фото: Олег Сабитов

«Первый выпуск я устроил в лучший агротехникум, — рассказывает Горелов. — Через четыре года собрал ребят, говорю: мы вот занялись производством биогумуса, а он к лопате прилипает, ничего не можем сделать. Поможете? Вы чего, дядя Слава, отвечают они. Какой биогумус? У нас доярка предпринимательство вела, мы коров осеменяли все четыре года. И немецкий учили».

Горелов позвонил директору техникума: «Спасибо за учеников вам! Давайте организуем тур в Германию». Она: «Дорого». «Так в одну сторону! Немецкий знают, осеменять умеют. Там такие кобели нарасхват! Обиделась, потом со мной не разговаривала», — вспоминает Вячеслав.

Попытка третья. Прокурор

Техникум — это обязательный пункт в жизни каждого выпускника детского дома. После окончания школы сирот в добровольно-принудительном порядке отправляют учиться на повара или слесаря — ради стипендии и жилья на время учёбы и ради выполнения государственной программы социализации. Горелов считает, что в России эта программа, мягко говоря, не работает. Из техникума сироты выходят голодранцами, нищими, их просто выпинывают оттуда. Была такая история на юге края: в селе Елово есть техникум для коррекционных сирот. Мне оттуда звонят: «Вы, говорят, всех подбираете — мы посадили на автобус до Перми парня, зовут Серёжа, при нём документы.

У него 1 рубль 64 копейки на книжке, билет купили педагоги на свои деньги, отправили на автобусе. Ладно, у меня такси под рукой. Мы приехали, немного опоздали. Он стоит на вокзале, слёзы мажет: в городе никогда не был, не знает, что делать. Теперь он у нас живёт, за курицами смотрит. Яйца продаём — прибыль пополам делим».

Всю прибыль от продажи птицы, яиц и мяса Горелов делит с подростками. «Они все — мои партнёры. Если он за курицами ходит, прибыль с продажи делим пополам. У меня турбаза, половина домов в неделю по пять тысяч приносят — жить-то можно, не чиновничья зарплата».

Фото: Олег Сабитов
Фото: Олег Сабитов

Раньше в качестве премии Горелов дарил детдомовцам советские мотоциклы и «Жучки», лучшим выпускникам строил дома и покупал участки. «Через знакомых узнал, что зампрокурора района трижды уговаривал полицейских: найдите хоть какую-нибудь статью, чтобы Горелова посадить. Ворует же! Нельзя людям, не воруя, дома раздавать».

Попытка четвёртая. Варяг

Кроме работы с сиротами, Горелов старается восстановить село Кривец. Недавно в нём закрыли детский сад, почту и банкомат. Остался только магазин, бар и клуб. Но все усилия предпринимателя наталкиваются на жёсткое сопротивление со стороны местных жителей. «Здесь меня считают варягом — приехал из Перми, да ещё и сирот с собой привёз, уголовников...» — рассказывает он.

Фото: Олег Сабитов

С неожиданной реакцией местных Горелов столкнулся, когда решил восстановить разрушенную часовню. «Местные пенсионерки как узнали, решили, что я и божью собственность хочу к рукам прибрать. Три раза в неделю через Кривец ходит автобус до Ильинского. Три раза в день они ездили в храм ставить свечку мне за упокой», — улыбаясь, вспоминает Горелов. Часовню он решил не трогать.

Попытка пятая. Банкротство

Горелов делит свою работу на два этапа — До 2012 года, «когда мы могли творить чудеса», и После. Тогда федеральное Агентство стратегических инициатив (АСИ) предложило Горелову подать заявку на правительственный грант и создать несколько филиалов «Школы фермеров» в других регионах страны. Смета составила 47 млн рублей. Проект выиграл в конкурсе, однако денег получить не удалось. «В АСИ сказали, что мой проект заинтересует представителей почти всех ведомств: и Министерство образования РФ, и Министерство экономики, Минрегионразвития, ФСИН, Росмолодёжь...» — вспоминает Горелов. В итоге проектом не заинтересовался никто, каждый нашёл свою причину.

После предпринимателю удалось договориться с краевыми властями о выделении средств на софинансирование гранта АСИ. «При губернаторе была создана рабочая группа, на первом совещании глава региона распорядился выделить 6 млн рублей на развитие проекта. В Минторге пообещали 1 млн гранта и 1 млн займа под 6 %, в Минсельхозе — грант „Начинающий фермер“ каждому выпускнику», — рассказывает Горелов. В надежде на поддержку, он продал половину животных и птиц с фермы, залез в кредиты. В то же время правительство перестало выделять бюджетное финансирование на трудовые лагеря для выпускников детдомов. Вдобавок базу и ферму захватили рейдеры.

Фото: Олег Сабитов Фото: Олег Сабитов

«Время было очень тяжёлое — денег от продажи животных и кредитов не хватало на софинансирование, я решил продать турбазу. Выставил объявление на „Авито“. Спустя несколько дней мне позвонили из Томска, через неделю приехал мужчина и предложил задаток в 800 тыс. Ещё 1,2 млн рублей обещал привезти в течение 10 дней, а на 1,5 млн попросил рассрочку. На эту сумму у меня были проценты в „Россельхозбанке“. Мы договорились, что покупатель закроет кредит. Но, кроме задатка, я ничего не получил. В банк они не платили, но турбазу заняли — сдали в субаренду рабочим, которые ремонтировали дорогу в селе Кривец. Тогда я в одностороннем порядке расторг договор аренды».

Фото: Олег Сабитов

Затем рейдеры, по словам предпринимателя, захватили свиноферму и сожгли баню. На его предложение вернуть задаток в обмен на освобождение захваченной собственности, за вычетом стоимости бани и аренды турбазы, те ответили угрозой физической расправы. В полиции заявление Горелова принять отказались. Разрешить конфликт удалось при поддержке благотворительной организации «Мы — дети России», которая подключила службу внутренней безопасности МВД.

Гранты от краевого правительства Горелов так и не получил. Кирилл Хмарук, который в то время занимал должность министра предпринимательства и торговли, предложил ему подать заявку на госпрограмму по развитию туризма, в которую он в виде исключения пообещал включить «Школу Фермеров».

«По требованиям прошли, но в число победителей конкурса не попали. На мой вопрос министр ответил — комиссия решила в этом году туризм не поддерживать. Вы ведь у губернатора сказали, что ввиду исключения поддержите — сиротская тема, говорю. А социальное, говорит, не учитывали. И пролетел».

Вызов

На ферме с Гореловым живёт 20 подростков, ещё одного он ждёт из тюрьмы. Предприниматель старается восстановить хозяйство — через проект на «Планете» он собрал около 200 тыс. рублей, столько же на «Бумстартере», 300 тыс. добавил фонд «Нужна помощь» Мити Алешковского. Изредка «Школе» поступают пожертвования от частных благотворителей.

На спонсорские средства удалось выкупить у банка свинокомплекс с домами для выпускников, построить мясной цех для производства полуфабрикатов, отремонтировать туристское кафе, построить две кроликофермы, закупить кроликов и свиней. Только доступа к вариантам государственной поддержки и грантам у выпускников «Школы» до сих пор нет.

Этим летом «Школы фермеров» не будет. Глава краевого минсоца запретил Горелову набирать воспитанников. По его словам, труд детей до 18 лет запрещён, особенно если речь идёт о сиротах.

Своим проектом Горелов бросил вызов государству, устоявшейся системе социализации и трудоустройства сирот. Государство, пообещав поддержку, в итоге фактически обанкротило предпринимателя и закрыло доступ к детдомовцам, которым тот пытался обеспечить достойное будущее.

Сейчас главная задача предпринимателя — поставить на ноги ребят, которые живут с ним. Про себя он шутит, что домик с баней построил, а большего ему и не надо. Только довести проект до логического конца.

***