X

Возвращение 7474 имён

Фото: Константин Долгановский

В Перми вновь вспоминают жертв политических репрессий.

Только за два года (1937-1938) «Большого террора» было расстреляно 7474 жителя Пермской (Молотовской) области. Ангелина Бушуева, одна из участниц акции «Возвращение имён», так вспоминает о своём отце Владимире Бушуеве, погибшем 17 января 1938 года:

— Его арестовали в июле 37-го. Мне тогда не было и двух лет. Обвинили в том, что он якобы состоял в группе троцкистов, которая готовила заговор против Сталина. Сразу после ареста, маму — беременную женщину с двумя детьми — выгнали из дома, потому что занимать служебную площадь мы уже не имели права. Через год арестовали и маму. К этому времени она уже родила третьего ребенка — Стасика, ему было всего полгода. Мне было 2 года, старшей сестре Нелли — 4. Ночью к бабушкиному дому подъехал «чёрный воронок», и люди в кожанках попросили мать проехать с ними. Уверяли, что скоро её отпустят, и советовали ничего из вещей не брать. Увезли вместе с младенцем, в одном платье и с одной детской пелёнкой... В сентябре Зинаиду Бушуеву отправили по этапу в Казахстан. Стасика определили в детский дом за колючей проволокой. Мальчик в статусе «сына врагов народа» пробыл в тюремном заточении 8 лет. Нас с сестрой тоже сразу определили в разные детские дома.

Бабушка, Мария Фёдоровна, приложила немало усилий, чтобы найти и вернуть детей. Работала она учительницей. Каждый день уходила на работу, возвращалась поздно, а мы — маленькие девочки — сидели дома одни. Но вскорости бабушку с работы уволили, и она села шить для армии телогрейки и брюки. Когда же маме, Зинаиде Бушуевой, разрешили писать письма, она прислала весточку, что наконец-то есть возможность воссоединиться с детьми, и просила привезти нас с Нелли к ней... В школу я пошла уже в Казахстане в 1943 году. Мама жила не за колючей проволокой, а на вольном поселении. Работала в столовой, кормила охрану лагеря. Там мы прожили до 1946 года, потом нам разрешили вернуться. О том, что отец был расстрелян, мы и мама узнали много десятилетий спустя».

А вот воспоминания о Георгии Хрипунове. Рассказывает его дочь, Эльвина:

— Мы жили в городе Молотове (сегодняшняя Пермь) на улице Пушкинской, 37, а сейчас у этого же дома другой адрес — Пушкина, 15, — рассказывает Эльвина Георгиевна. — Дом был одноэтажным. Наши окна были с арками. Папа посмотрел через них на улицу в последний раз 27 июля 1937 года. Он работал учётчиком на строительстве будущей КамГЭС. Мама была домохозяйкой.

Мне в июле 37-го шёл всего лишь третий год, но, несмотря на возраст, я всё же запомнила и папу, и его прощальный взгляд. После того как отца арестовали, мы страшно бедствовали. Мама долго не могла найти работу. Мы обменяли свою двадцатиметровую комнату на меньшую за продукты. Потом ещё и ещё раз.

Последнее наше жильё — крохотная комнатушка в подвале. Наконец мама устроилась кузнецом на завод. Непосильная для женщины работа и душевные страдания подорвали её здоровье, она заболела туберкулёзом и умерла. Когда её отпевали во Всесвятской церкви, кто-то спросил: «Это что за старушка преставилась?» Да, в свои тридцать два года мама уже выглядела как старушка... Меня отдали в детский дом. Слава богу, не в такой, которые были созданы специально для детей «врагов народа», а в обычный, там, по крайней мере, не было того жестокого голода, какой я испытала, живя с мамой после ареста папы.

Только в 1989 году я получила свидетельство о смерти отца, в котором сообщалось, что Георгий Васильевич Хрипунов был расстрелян 14 сентября 1937 года в Свердловске в возрасте 39 лет. В том же 1989-м моего папу и реабилитировали.

Журналистка Юлия Балабанова зачитывает имена репрессированных пермяков. Фото: Пермский Мемориал

Акция «Возвращение имён» до сегодняшнего дня проводилась в Перми уже дважды. 26 октября 2014-го она была приурочена ко Дню памяти жертв политических репрессий. 5 марта этого года акция состоялась в годовщину смерти Иосифа Сталина. 9 июля акция пройдёт в рамках фестиваля «После Пилорамы» в Саду Декабристов, у бывшей тюрьмы НКВД № 1, ныне — следственного изолятора. И в дореволюционное, и в советское время это место в народе называлось Тюремным садом (пересечение улиц Луначарского и Островского).

Принять участие в акции могут все желающие, независимо от возраста, социального статуса, наличия или отсутствия репрессированных родственников. Каждому пришедшему будет предложено прочитать список из пяти имён (фамилия, имя, отчество репрессированного, дата расстрела и возраст на этот момент). Затем чтение списка продолжает следующий участник. Родным погибших будет предоставлено право самим назвать имя своего репрессированного родственника.

***

  • Впервые акция «Возвращение имён» прошла 29 октября 2007 года. По инициативе правозащитного общества «Мемориал» у Соловецкого камня в Москве зачитывали имена расстрелянных.