X

Подкасты

Рассылка

Стань Звездой

Каждый ваш вклад станет инвестицией в качественный контент: в новые репортажи, истории, расследования, подкасты и документальные фильмы, создание которых было бы невозможно без вашей поддержки.Пожертвовать

Эпизод сумасшедшего 2020-го. Как экономисты оценивают идею регулирования цен на продовольствие

В декабре во время совещания с членами правительства президент раскритиковал работу Минэкономразвития за рост цен на продукты питания. Несколькими днями позже в рамках большой пресс-конференции он вновь поднял эту тему и фактически объявил о начале регулирования цен. Ситуация продолжает развиваться, и 23 декабря Госдума приняла закон, позволяющий правительству устанавливать предельную цену на продукты на срок до 90 календарных дней на территории одного или нескольких субъектов РФ. Свою оценку происходящему дал Дмитрий Шульц, к. э. н., директор по макроэкономическим исследованиям Центра экономики инфраструктуры (Москва).

— Самое странное в критике президента по поводу роста цен — тот факт, что она была направлена в адрес министра экономического развития. Функционально за инфляцию в России отвечает Центральный банк, и вы можете заметить, что именно эта институция постоянно публикует отчёты по этому поводу. Если же цены выросли в результате монопольного сговора, а не ошибок денежно-кредитной политики, то должна подключиться антимонопольная служба. В конце концов, за «настройку» рынков сахара и масла, которые президент упомянул особо, отвечает Минсельхоз. Если уж ругать Министерство экономического развития, то тогда нужно брать выше — вице-премьера, курирующего и экономику, и отраслевые рынки...

Скорее всего, правы политологи, связывающие случившиеся с тем, что нужно было найти козла отпущения перед большой пресс-конференцией. В этих условиях Максиму Решетникову, нашему бывшему губернатору, досталась не очень приятная роль мальчика для битья. Похоже, что реальной его вины в росте цен нет.

Объективно же существует два фактора роста цен во II полугодии 2020 года. Во-первых, девальвация рубля повысила цены на все группы товаров, а не только на продовольственные. Так, с июня по ноябрь рубль к доллару обесценился на 17 %. Как итог, непродовольственная инфляция ускорилась в ноябре до 4,5 % к ноябрю 2019 года.

Во-вторых, растут мировые цены на продовольствие. Например, индекс мировых цен на сельскохозяйственную продукцию, рассчитываемый МВФ, вырос с марта-апреля по декабрь на 16 %, в т. ч. на сахар — на 49 %, на масло — на 59 %. И пока торможения внешней инфляции не наблюдается, а это влияет и на российский рынок.

Но основная проблема в росте цен всё-таки внутренняя, а именно — предыдущие ошибки в регулировании российского рынка. В начале 2020 года Минсельхоз, опасаясь роста внутренних цен на зерно, ввёл ограничения на его экспорт. Но в результате аграрии поспешили вывести зерно до введения квот. В итоге зерна вывезли на треть больше обычного, а внутренние цены повысились.

В марте Россельхознадзор не выдавал экспортёрам подсолнечника фитосанитарные сертификаты, из-за чего во II квартале экспорт приостановился. Позже летом Турция обнулила импортную пошлину на подсолнечник и подсолнечное масло, России в ответ пришлось повысить экспортную пошлину с 6,5 до 30 %, чтобы уберечь своих производителей масла от дефицита сырья. Но как только разрешили экспорт семечки, экспортёры, опасаясь новых ограничений, резко нарастили экспорт. Естественно, внутренние цены также резко выросли.

Что касается сахара, то тут 70-процентный рост цен — вообще статистический мираж. Государство давно стимулировало аграриев производить побольше сахара (продовольственная безопасность, импортозамещение и так далее). В результате прошлый год стал рекордным: впервые за 230 лет было произведено 7,8 млн тонн сахара. На этом фоне цены на сахар обвалились: например, если в 2015 г. сахар стоил 52,1 руб./кг и 46.2 в 2018 г., то в 2019 г. цены снизились до 36.4. Из-за затоваривания рынка некоторые производители остались с убытками. Чтобы избежать дальнейшего снижения цен, в 2019 г. Минсельхоз рекомендовал сократить посевные площади под сахарную свёклу. Производство в этом году сократилось, а цены восстановились. Да, они резко выросли. Да, неприятно, что это происходит в кризис на фоне падения доходов и роста безработицы, на фоне роста инфляции в целом. Но сейчас цены на сахар превышают уровень 2016 г. всего на 10 %.

Как показывают примеры выше, внутренние цены на продовольствие раскачивают во многом сами органы власти. Таким образом, критика президента должна быть направлена не на экспортёров, не на розничные сети, а в адрес ведомств, которые неуклюже пытаются регулировать отрасли. Перекосы в виде дефицитов и избытков, в виде больших колебаний цен означают, что государство не способно регулировать рынок. И это касается не только продовольственных товаров.

Такие же проблемы у нас регулярно случаются, например, с бензином. А в уходящем году власти в очередной раз убедились, что стимулирование ипотеки не столько делает жильё более доступным, сколько приводит к росту цен, увеличивая доходы строительного сектора. Эксперты давно говорят властям: сделать доступным жильё можно только через рост его предложения за счёт демонополизации рынка и снятия административных барьеров. Но это никому не нужно, кроме населения.

Недавнее исследование Центрального банка на тему региональной инфляции выявляет интересную и во многом неожиданную закономерность: в богатых регионах с большим платёжеспособным спросом инфляция не выше, а ниже, чем в среднем по стране. Дело в том, что в таких регионах больше количество фирм и высока степень конкуренции, а соответственно, ниже инфляция. И мне кажется, это подсказка для властей, как бороться с инфляцией — стимулировать предложение и предпринимательскую активность, в том числе малый и средний бизнес, не сносить рынки и киоски, а цивилизовывать их, бороться с монополизацией экономики, убирать административные барьеры (активнее внедрять нормативную гильотину — масштабный пересмотр и отмену нормативных правовых актов, негативно влияющих на общий бизнес-климат), развивать транспортные коммуникации для большей мобильности товаров и ресурсов между регионами, снижать налоговое бремя... Но директивно ограничивать цены, конечно, проще.

История учит только тому, что ничему не учит. Забыт печальный советский опыт, дефицит и очереди, карточки и талоны. Государство снова пытается регулировать рынки и цены. И как всегда государственное регулирование заканчивается либо возникновением чёрного рынка и коррупцией, либо недопроизводством и дефицитом. Как на этом фоне ведомства собираются стимулировать экспорт продукции агропромышленного комплекса в рамках соответствующего нацпроекта, непонятно.

Особенно, конечно, смущает, что предельная цена на сахар и масло установлена одна для всех регионов страны! Данное решение умом понять невозможно. Хотя если бы государство пыталось установить цены для каждого региона отдельно, наверно, получилось бы что-нибудь ещё более смешное.

Каких последствий регулирования цен можно ждать? Абсолютно точно проиграет розничная торговля. В отличие от аграриев, ритейл никто никогда не поддерживает. Ну и с высокой вероятностью можно прогнозировать, что убытки от продаж масла и сахара будут компенсированы за счёт роста цен на другие товары. Так что для потребителей мало что изменится.

В общем, вся эта история с разносом министрам и с регулированием цен больше напоминает популизм и здравому экономическому анализу не поддаётся. Можно было бы посоветовать просто забыть её, как очередной эпизод сумасшедшего 2020-го года. Но 2021 год выборный, так что, наверно, мы ещё не раз увидим показательные порки отдельных чиновников и директивное ограничение цен на социально значимые товары.

О проектеРеклама
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС77-64494 от 31.12.2015 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Учредитель ЗАО "Проектное финансирование"
E-mail: web@zvzda.ru
18+

Программирование - Веб Медведь