X

Подкасты

Рассылка

Стань Звездой

Каждый ваш вклад станет инвестицией в качественный контент: в новые репортажи, истории, расследования, подкасты и документальные фильмы, создание которых было бы невозможно без вашей поддержки.Пожертвовать
Фото: Иван Козлов

«И курлычет по-над Пермью журавлиная тоска». Подбираем стихи и песни о Перми, которые могли бы стать альтернативным гимном города

На этой неделе были опубликованы три текста, которые прошли в финал конкурса по выбору гимна Перми. Реакцию они вызвали крайне неоднозначную, ведь художественные достоинства этих стихов и правда вызывают вопросы. Но есть ли какая-то альтернатива этим вариантам? Да, есть, и довольно обширная, ведь о нашем городе написано много интересных и искренних стихов и песен. Мы подготовили небольшую подборку таких произведений, которые могли бы стать если не официальным, то хотя бы неформальным гимном Перми. А в качестве бонуса выясняем, как конкурсная комиссия принимала решение о принятии официальных трёх вариантов.

«Пермь — пернатое засилье»

Даже странно, что в поисках гимна Перми не обратились к творчеству поэтов, живших в нашем городе. Благо их было много, и хороших стихов о Перми и всём, что с ней связано (ключевые слова: река, заводы, Урал), написано тоже немало. У Василия Каменского было стихотворение «Смотришь на Каму» и целая поэма о нашей главной реке. Их можно смело сделать даже гимном края. Хотя он у нас вроде как есть.

В 1973 году, к 250-летию Перми, был издан сборник стихов «Город на Каме». В этой книге можно брать каждое третье или второе стихотворение, писать под него музыку, и на выходе получится очень неплохая главная песня города. Можно даже далеко не ходить, буквально на первых страницах сборника читателя встречает стихотворение Владимира Радкевича «Пермь»:

Не жаркой зарёй златотканой,
В лесах растопившей снега,
И даже не Камушкой-Камой
Мне древняя Пермь дорога.
Железная воля Урала,
Избрав не мольбу,
а борьбу,
Здесь тысячи судеб сковала
В одну трудовую судьбу.
Чью боль материнскою лаской
Ты, Пермь, убаюкать могла?
Была ты и песней бурлацкой,
И долей рабочей была.
И улицы здесь не забыли
Ещё с легендарных времён,
Как бился в «ворота Сибири»
Кандальный отчаянный звон.
Запомнился гул забастовок,
Полнеба в крови и в огне.
Зарницы великих маёвок
В любом полыхали окне.
Со всех городских перекрёстков,
Где подвиг отцов не забыт,
На наших детей и подростков
История зорко глядит.
И в синих ночах Предуралья —
Недавнего пламени след,
И пахнет тайгою и сталью
Плывущий по Каме рассвет.
Лучей золотистая россыпь
Сквозь раннюю хмарь облаков,
И эта хозяйская поступь
Уральцев,
моих земляков!
И радость свою,
и невзгоды
Ты, Пермь, от меня не таи —
Прошёл я и вешние воды,
И медные трубы твои.
И в сердце вливается что-то
От славы твоей и потерь,
Любовь моя,
жизнь
и работа, —
Земля моя русская —
Пермь!

Если мощный индустриальный пафос этих строк кажется устаревшим, то у того же Радкевича есть более лиричные строки о городе:

В камской зелени и сини
Жил и в грозах, и в тиши
Город в глубине России —
В глубине моей души.
Был он крут, не обессудьте!
Только, судя по всему,
Он поэтом был — по сути,
По призванью своему.
Не торжественною одой,
А лирической строкой
Он связал свои заводы
С Камой, небом и тайгой.
Так что, видимо, с рожденья
Все мы ходим, пермяки,
Под высоким напряженьем
Той лирической строки.
Молодым пришлась по вкусу
Крутизна такой земли,
Где к заводу или к вузу
Эти улицы вели.
Был я молод в самом деле,
Но остались позади
Азиатские метели,
Европейские дожди.
И курлычет по-над Пермью
Журавлиная тоска,
И роняют в Каму перья
Перистые облака.
Я живу, теряя близких,
После всех моих потерь
Ты одна по-матерински
Мне в глаза посмотришь,
Пермь.

На стихи Радкевича уже писали музыку, так что и с гимном по ним вряд ли были бы проблемы.

Но сборник «Город на Каме» — это часть официальной, ещё советской риторики, которая, как отмечал Владимир Абашев, концентрировалась на клише «красавица Кама», «рабочая Мотовилиха», «Пермь — порт пяти морей», «орденоносная Пермь». Судя по вариантам, предложенным на конкурс гимнов Перми, этот стандартный набор толком не изменился за столько лет.

Понятно, что более близкие к нам по времени авторы этим набором уже не пользуются, показывая Пермь совершенно другой — местом жестоким, суровым и безрадостным, но при этом чертовски родным и близким. Почему бы и этому отношению не быть в гимне города?

Как пишет тот же Владимир Абашев, в своё время Виталий Кальпиди пытался снять шелуху советской урбанистической фразеологии и обнажить агрессивную индустриально-военную сущность города. И кажется, вот строки Кальпиди, отлично раскрывающие эту позицию:

Пермь — пернатое засилье, вотчина ворон и галок.
Пермь — пробирка галереи, где шурует позолота
в потайных карманах ниш,
и глотки, глоток, глоточки: глоттогония двух арок —
Пермь. Пермь — затравленная мышь.
А на деле выходило — тарабарщина, не город:
стойбище гудрона, гари, копоти чубатых труб,
сдача с гривенника двушкой, сорванный на спевке голос,
топография густая треснувших зимою губ.
Пермь — детдом ночной порою, где лежит в обнимку с братом
младшим мальчик лет пяти.
Их во сне оставит горе, но разбудит сторож матом:
младший вскрикнет и в глазницах станет слёзы кипятить.
Это — Пермь, а дальше — больше (будет меньше разговоров),
козырёк карниза двинет на меня входная дверь.
Кто сегодня рыжей ночью мне покажет волчий норов? —
Косоносая сатрапка, бабка, бросившая внуков, —
атропиновая Пермь.

Вы только подумайте, как бы интересно звучала песня с таким словами на Дне города... А может, ещё интереснее получилось бы со строками поэта Владимира Лаврентьева:

Зима. Компрос. Сырые паруса
развешаны сушиться над Компросом.
Безумный дядя в розовых трусах
по набережной скачет, как опоссум.
Проспект прилёг трамплином. Спуск полог.
Внутри прохожих, совершенно полых,
как в черепах снесённых куполов,
гуляет ветер — неприлично голый.
Звенит звонок в детдоме. Для сирот
готов обед. Зашторил память иней.
Летят с трамплина в солнечный сироп
«Икарусов» мороженые дыни.
Вот за угол свернули «Жигули»,
в них Смерть сидит в лиловых босоножках.
На камском же мосту — стоит Улисс
с губной помадой и губной гармошкой.
Что предпочесть — решить он должен сам.
И станет ли от этого теплее
кому-нибудь? Исчез субъект в трусах.
Исчезло всё — Компрос, Универсам...
Лишь Пермь осталась — точка на дисплее.

Более молодые авторы тоже не отстают в подобной демонстрации родного города. Вот отличный пример от Антона Бахарева-Чернёнка:

Скучно тащится по Каме
Теплоходик с пермяками.
Ветер морщит гладь реки,
Замерзают пермяки.
А по берегу, по Каме,
Пьянь гуляет с кулаками —
И сжимает кулаки,
Дураками дураки.
То ли дамы с господами,
То ли бабы с мужиками,
Тоже ходят вдоль реки,
Поправляя парики.
Дети бегают на Каме
С разноцветными шарами.
Ветер морщит гладь реки,
Шарик рвётся из руки...
...Если вечером над нами
Вдруг прокатится цунами —
То останутся на Каме
Только шарик с облаками.

И конечно, как мы можем обойтись без нашего коллеги Ивана Козлова. Пожалуй, одним из его произведений, ярче всего обобщающих образ Перми, можно считать вот эти строки:

Нестройный ряд античных герм
Сомкнулся мраморной стеной —
Электропоезд номерной
Въезжает в Пермь
В районе Камского моста
На небо падает снаряд
И тучки чахлые горят
Как береста
Гонимый мощностью взрывной
Примерно в сорок мегатонн
Огонь врывается в вагон:
«Иди за мной»
Вскипел в стакане чайный гриб
Во рту потрескался фарфор
Элитный сталинский рокфор
К зубам прилип
Насытясь падалью, сомы
На берег лезут из воды,
На свет панической звезды
Стремимся мы
И всем при встрече говорим,
Что наше имя Легион,
И мы небрит, непохмелён,
Неопалим.

Но не только местные поэты описывали Пермь и оказывались в этом удивительно точны. Андрей Родионов был одним из «варягов» времён «культурной революции», вместе с супругой Катериной Троепольской прожил тут несколько лет и написал несколько стихов о нашем городе. Вот в этом, например, он описывает феномен звериного стиля от лица самого зверя — медведя с герба города и края:

Из красно-белой трубы за депо
скатанный морозом седым
до размера полоски над крышами домов
появляется этот самый дым
глядит из клетки медведь на всю ерунду
на растворяющийся в воздухе смог,
на неподвижных бегемотов в замёрзшем пруду
и потихоньку ведёт свой собственный блог
здравствуйте, меня зовут Мишею,
я работаю медведем, эмблемой пермского края
наш зоопарк стоит на месте кладбища бывшего,
хотя бывших кладбищ и не бывает
точнее бывает — и все мы ходим
в общем-то, по костям наших предков
где был кладбищенский огородик
сейчас барсук за металлической сеткой
сумасшедший медведь в своём блоге бредит
употребляя сленг эзопов
как дедушка крылов или макаревич
и жутко слышать медвежий хохот
как на старом мониторе потухшие пиксели
сидит на голых ветках стая ворон
читают ленту медведя-хипстера
его френды, такие же, как он
серебристая у основания купола
сгущается к центру серая синь
откуда прибыла, откуда убыла
и всё это пермский звериный стиль

И под конец разговора о стихах, которые могли бы стать основой гимна города, стоит упомянуть довольно неожиданную фигуру поэта не из этих мест — Бориса Рыжего. Да, он певец Свердловска-Екатеринбурга, но в его стихах часто фигурируют Пермь и Кама и даже появляется известный бард Григорий Данской. В стихотворении «Так гранит покрывается наледью» рассказывается о поэте, навсегда покидающем некий город. И есть основания предполагать, что этим городом может быть Пермь. На это указывает одно четверостишие:

Это было над Камой крылатою,
сине-чёрною, именно там,
где беззубую песню бесплатную
пушкинистам кричал Мандельштам.

C Камой всё понятно, а вот упоминание Мандельштама может быть аллюзией на ссылку поэта в Чердынь. Так что лирический герой Рыжего вполне мог прощаться именно с нашим городом. Причём на это стихотворение уже есть музыка: её написал Сергей Никитин. Песни на стихи свердловского поэта звучали в спектакле мастерской Петра Фоменко «Рыжий».

Конечно, это невозможно и выглядело бы странно, но всё-таки чертовски красиво — гимн Перми на стихи екатеринбургского поэта и на музыку известного московского барда.

«Дай вам бог, земляки, чтоб у каждого всё получилось»

На самом деле, в поисках гимна города администрация могла не обращаться к стихам или конкурсам, а сразу брать готовую песню. Их о нашем городе тоже написано немало. Можно их условно разделить на несколько категорий. В первой из них, конечно же, песни, посвящённые Каме.

Тут сразу на ум приходит «Кама-река» группы «Чайф». Пожалуй, не будет преувеличением назвать её самой известной песней о Каме. Сделать гимном города хит знаменитой группы? Звучит как минимум любопытно.

После публикаций вариантов текста гимна Перми горожане в соцсетях как альтернативный вариант стали постить песню «Кама» (она же «Кама моя») коллектива «Смирный и друзья». И надо заметить, это действительно неплохая альтернатива, которая, как опять же заметили в комментариях, вряд ли пройдёт из-за строчки про «город героев, ссыльных и пьяниц». Хотя это ещё не самая жёсткая характеристика, которую Перми дают авторы песен.

Ещё одна песня про Каму — «Реченька моя» — принадлежит ансамблю «Воскресение», и её уже можно считать неофициальным гимном города, потому что на любом городском празднике, где участвует «Воскресение» (а это почти любой масштабный праздник в Перми), коллектив исполняет эту песню. Вполне вероятно, что вы знаете её наизусть, хотя никогда не слышали где-то вне Эспланады или набережной.

И раз уж упомянули «Воскресение», то у них есть и отдельная песня про город на Каме.

Вторая категория песен о Перми относится к самому городскому музыкальному жанру нашей страны — шансону. Почему бы гимну главного города ссыльного края не быть именно в этом жанре? Тут бы сразу упомянуть что-то из творчества самого известного пермского шансонье — Сергея Наговицына. Но дело в том, что город в его лирике никогда не указывается напрямую. Это всегда обычный российский городок. Но если угодно, то можно взять песню «Улица» как образцовый пример городского романса, полный светлой грусти и приятной ностальгии по родным местам.

А вот у других не менее известных пермских шансонье — Анатолия Полотно и Феди Карманова — есть песня, посвящённая именно родному городу. Это тоже некое воспоминание о светлых моментах их жизни в Перми. Кроме этого, в песне автор признаётся в искренней любви к городу, несмотря на его суровый климат, перечисляет множество локаций и называет Прикамье «стороной родной, синерекой»:

Ещё одно признание в чувствах к Перми звучит в песне Сергея Севера (Русских). Причём в первых же строках певец удивляется, что про Пермь никто не поёт, и пытается исправить эту несправедливость, вполне признавая определённые недостатки малой родины.

Про мой город родной почему-то никто песен не поёт,
Может быть, потому я хотел бы восполнить пробел,
В этом месте родился, и мама моя здесь всегда живёт,
Этот город на Каме дал крылья мне, чтоб я летел.
Окружён он лесами и тюрьмами, так получилось,
Аномальные зоны вокруг, ничего, проживём,
Дай вам бог, земляки, чтоб у каждого всё получилось,
Знаю точно, когда-нибудь вместе мы с вами споём.

Следующая условная категория — это бардовская песня. «Комсомольский проспект» уже упомянутого Григорий Данского было бы странно не включить в эту подборку.

Сюда же можно отнести и «Пермский период» Рината Хисматуллина и, конечно же, песню Юлии Балабановой «Это Пермь». Записана она была специально под этот самый конкурс гимнов, но отобрана не была. После публикации отобранных вариантов решение не пустить дальше эту милую и добрую песню вызывает множество вопросов.

Про Пермь ещё написано определённое количество рэпа, но чересчур однотипного. Хотя есть один примечательный трек, который музыкальное приложение «Вконтакте» обозначает как песню дуэта «Л. Ю.» Примечателен он в первую очередь тем, что на ютубе полно видео с нарезками городских фотографий, которые сменяются под этот трек.

Песни вроде этой можно отнести к последней, самой условной и при этом самой обширной категории. Её хочется обозначить как «открыточные песни», потому что под них часто делают такие вот видеооткрытки, которыми завален ютуб, а вживую эти песни исполняют в основном на сценах ДК мужчины в блестящих пиджаках.

И может показаться, что в большинстве своём эти песни мало чем отличаются по качеству от тех спорных трёх вариантов гимна. Например, клип студии Kanta Records «Это всё Пермь» целиком и полностью состоит из благолепного и восторженного перечисления разных особенностей города. А песни Игоря Муравьёва «Пермяки» и «Пермь великая» или «Город волшебной мечты» Юрия Шишкина пафосом и даже ритмом слишком уж напоминают эти пресловутые три варианта.

Но всё же у них есть одно серьёзное отличие от конкурсных текстов. В этих многочисленных песнях-открытках всё-таки ощущается некая человечинка, живая эмоция живых людей, которые стараются как можно искреннее выразить свои чувства к родному городу. Это есть как в бравурной песне Евгения Головина, которая выложена на ютуб под нескромным названием «ГИМН города ПЕРМИ 2020», так и в другом популярном треке для создания «видеооткрыток» — «Песне о Перми», авторство которой приписывают некоему «Антаресу». Видимо, имеется в виду детская эстрадная студия.

И среди всех этих открыточных песен можно отыскать что-то очень личное и очень трогательное, вроде песни о Перми Владимира Чадова, «Края родного» Сергея Гаврилова и песню Захара Насырова, где максимально стереотипное перечисление мест и достопримечательностей звучит с большой любовью, а автор не скупится на упоминания недостатков города и проводит довольно неожиданные параллели. Например, сравнивает Пермь с восточным базаром.

И самая милая и забавная композиция в этом списке — «Песенка про Пермь» хора «Млада», которая умудряется и немного подшутить, и похвалить родной город.

После знакомства со всем этим песенным творчеством пермяков о родном городе к конкурсу гимнов возникает множество вопросов. Например, зачем его было проводить именно в таком формате и почему при наличии такого невероятного количества трогательных и искренних стихов, песен и сильных авторов комиссия выбрала три текста, которые вызывают ощущение, что их писала нейросеть.

На последний вопрос у нас даже есть ответ. Судя по всему, конкурсная комиссия вообще никакого решения не принимала. Вот что нам рассказал о её работе член комиссии, доктор филологических наук, профессор ПГНИУ Владимир Абашев:

Для меня было неожиданностью появление этих трёх текстов, ведь работа комиссии, как мне кажется, не завершилась каким-то окончательным решением. Да, были предварительные обсуждения, но очень давно. Я участвовал в двух заседаниях, они проходили в марте-апреле 2020-го — полтора года назад.

На конкурс пришло около 200 работ. Это был такой массив любительского словотворчества, литературный фольклор в своём роде, который я филологически очень люблю, он интересен для анализа. Но у всех членов комиссии, насколько я помню, возникали сомнения насчёт того, чтобы принимать решение о гимне города на базе этих текстов. На последнем заседании я говорил, что эксперимент замечательный и что надо отметить авторов каким-то образом, но если всё-таки думать о гимне (а ещё вопрос, нужен ли он городу), то надо пригласить к конкурсу профессиональных литераторов. В Перми и на Урале есть сильные поэты. Есть авторы гимнического склада, например Игорь Тюленёв. Я имею в виду, что его стиху присущи подобные строй и звучание. И вот появляются эти три текста.

Я, кажется, понимаю, откуда они взялись. Дело в том, что на предварительных обсуждениях оргкомитет предлагал проставить в таблицах номера тех текстов, которые кажутся более-менее хорошими. В этом отборе участвовали все, но это был лишь предварительный, черновой отбор. Какого-то окончательного заседания, где можно было бы квалифицированно обсудить тексты, оценить их, просто не состоялось. Руководила комиссией Евгения Борисовна Неганова, но она вскоре вообще ушла из администрации города, и вся эта история оборвалась.

Редакция интернет-журнала «Звезда» уже направила запрос в администрацию города, и мы ждём, как там прояснят эту ситуацию.

А в заключение хотелось бы предложить ещё одну песню в качестве альтернативного гимна Перми. Это, как ни странно, композиция рок-барда из Волгограда Бранимира (Александра Паршикова). Действие песни «Голубя калека кормил» происходит в хмурой, хворой и понурой замерзающей Перми, где безногий калека кормит голубя и его друзей. Песня настолько же мрачная, насколько сильная. От неё остаётся ощущение, что смерть присела рядом с тобой на скамейку. Но пугает не это, а то, что даже смерти тут очень холодно и неуютно.

А если вы знаете какие-то стихи и песни о Перми, которые вам нравятся и могли бы дополнить этот список, то пишите нам о них в комментариях в соцсетях.

***

Читайте также: «Город, державная, славу, России» и другие слова, использованные в текстах, которые могут лечь в основу гимна Перми.

О проектеРеклама
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС77-64494 от 31.12.2015 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Учредитель ЗАО "Проектное финансирование"
E-mail: web@zvzda.ru
18+

Программирование - Веб Медведь