X

Новости

Сегодня
Вчера
2 дня назад
24 сентября 2020
23 сентября 2020
22 сентября 2020
Фото: pixabay

«Буду действовать по ситуации». Минсоц Пермского края выдаёт разрешения на посещение родственников, но не всем удаётся их получить

Как только в Пермском крае было объявлено о введении режима полной самоизоляции, сразу же остро встал вопрос о возможности посещать пожилых и маломобильных родственников. Сначала власти заявляли, что если кому-то нужен ежедневный уход, то необходимо либо довериться социальным службам, либо съезжаться. Однако уже 3 апреля было принято решение позволить посещать родственников, если того требует ситуация. Соответствующие разрешения должен выдавать краевой минсоц через свои территориальные отделения. В ведомстве утверждали, что предоставят разрешения всем, кому это действительно необходимо. Мы поговорили с несколькими пермяками, которые отправляли заявку в минсоц, но не могли получить документ в течение нескольких дней (кто-то не получил до сих пор), и узнали, почему так произошло.

«Был пинг-понг, когда два отделения минсоца кивали друг на друга»

У Анастасии Охоты маме больше 70-ти лет. Она живет отдельно от дочери, ведёт активный образ жизни. Сейчас, как и все люди старше 65-ти, она должна сидеть дома. Пенсионерка остерегается выходить даже в магазин — боится подхватить инфекцию, да и правила предписывают оставаться в квартире.

Анастасия и сама не хочет, чтобы её мама ходила за продуктами. Поэтому 3 апреля, сразу же, как только стало известно о том, что такой пропуск можно будет получить, женщина обратилась в минсоц с просьбой выписать разрешение на посещение родственников. Анастасия не была уверена, надо ли обращаться по месту своего жительства или по месту пребывания мамы, поэтому отправила заявку сразу в два территориальных отделения. Ответы пришли в воскресенье и в понедельник — 5 и 6 апреля. Из одного отделения ответили, что женщина обратилась не по адресу, а из другого сообщили, что работает служба социальных участковых и волонтёров, дав номера телефонов волонтёров. Саму просьбу о пропуске просто проигнорировали.

«Я написала вторично, снова отправила все данные, в понедельник. Мне ответили, что право на пропуск имеют люди, осуществляющие уход за маломобильными категориями граждан. Это была уже среда, кажется. Я написала, что отказ неправомерен, так как в Указе врио губернатора ясно написано, что можно посещать любых родственников старше 65 лет, и что прошу выдать пропуск. Иначе буду обращаться к заместителю губернатора по социальным вопросам. В ответ мне прислали форму для заполнения данных, по сути, форму пропуска в электронном виде. Я обрадовалась, все заполнила и отправила им. На следующий день вновь получила ответ, что мама не числится в числе лиц, за которыми требуется уход, не относится к инвалидам и маломобильным».

В письме говорилось следующее: «Ограничения по передвижению не распространяются „на случаи следования к месту... ухода за больными, лицами старше 65 лет, не способными в силу состояния здоровья обслуживать себя самостоятельно“». (Указ врио губернатора ПК от 04.04.2020 № 30).

По мнению Анастасии, цитату из Указа просто переврали. В документе сказано: «ухода за больными (запятая), лицами старше 65-лет и иными лицами, не способными обслуживать себя самостоятельно». «Это вовсе не означает, что человек одновременно должен быть и пожилым, и больным, и маломобильным», — поясняет она свою мысль.

«В итоге снова пришлось писать о неправомерности такой формулировки, прикладывать цитату из действующего указа, — продолжает она. — Это мое письмо уже точно было довольно эмоциональным, я написала, что мне надоели отговорки, что не нужно мне больше писать о том, что мой родственник должен быть маломобильным, и не надо мне писать контакты волонтёров, что я очень буду скучать без нашей обширной переписки, которая скрашивала мне жизнь в последнюю неделю, но прошу просто выслать мне пропуск. После этого эмоционального письма мне его 8 апреля, наконец, прислали».

Однако вдогонку прилетело ещё одно письмо оттуда же, но с отказом. Анастасия на это никак не отреагировала, потому что разрешающее письмо у неё уже было.

«Ещё был пинг-понг, когда эти два отделения кивали друг на друга и писали, что пропуск должны выдать не они, а другие. Это была просто эпопея. По факту могу сказать, что, видимо, сами чиновники то ли не вполне хорошо читали указ, то ли сформировали самостоятельные ограничения, кому они будут выдавать пропуск, а кому нет, руководствуясь не тем, что написано в указе, а чем-то своим», — добавила она.

Она даже посчитала, сколько получила входящих писем: их оказалось 13. Женщина понимает, что органы власти сейчас загружены, но отказывать людям по формальным основаниям и множить такую переписку вместо реальных действий, по её мнению, очень нецелесообразно.

«Я езжу к маме с этим разрешением. Его ещё ни разу не спрашивали».

Ситуация разрешилась сама собой

Алексей Каменских обратился в минсоц с просьбой оформить разрешение на посещение пожилых родителей в пятницу, 3 апреля, как только в указ губернатора была внесена соответствующая поправка.

Оба его родителя переехали из своей городской квартиры в Орджоникидзевском районе на время режима «самоизоляции» на дачу, в село Красная Слудка. Село относится к Добрянскому району и находится на берегу Чусовой прямо напротив Голованово. Поэтому Алексей написал и в территориальное отделение Добрянского района, и в отделение Орджоникидзевского района Перми. Утром в понедельник, 6 апреля, он связался со службой соцзащиты по Орджоникидзевскому району по телефону, где ему сказали, что разрешение должны выдать по месту нахождения тех, кого надо посещать. В середине дня пришло письмо из Добрянки, в котором сообщалось, что разрешения выдаются в пределах одного муниципального образования, а родителям могут помочь волонтёры.

Тогда Каменских обратился в соцзащиту повторно и объяснил, что в указе губернатора ясно говорится, что разрешения могут быть выданы для посещения пожилых родственников «в границах... ближайших населённых пунктов». Село Красная Слудка непосредственно граничит с Орджоникидзевским районом Перми и отделено от него лишь рекой Чусовая.

Кроме того, на той территории, где находятся сейчас его родители, нет ни аптеки, ни продовольственного магазина. В садовом доме есть запас продуктов и минимальный запас лекарств, тем не менее, если возникнет необходимость, идти за продуктами или лекарствами будет просто некуда. Алексей также выразил сомнение в том, что гипотетические волонтёры лучше реальных родственников, готовых, в случае необходимости, оказать ответственную и квалифицированную помощь.

Он также связался с юристом, отправил письма уполномоченному по правам человека в Пермском крае Павлу Микову и члену рабочей группы при губернаторе по разработке мер на время эпидемии Дмитрию Жебелеву,

«Утром во вторник, 7 апреля, мне позвонил сотрудник социальной службы Орджоникидзевского района. Мы обсудили детали и формулировки, необходимые для текста разрешения, через некоторое время скан документа был прислан мне по почте. Одновременно с этим я получил письмо от Дмитрия Жебелева, который характеризовал ответ сотрудника Добрянской соцзащиты как частное мнение чиновника. Примерно тогда же пришёл официальный ответ от Микова, который передал мою просьбу министру социального развития Пермского края Павлу Фокину. На следующий день (предполагаю, что с участием министра), я получил письмо, в котором содержалось два разрешения — на моё имя и на имя моей жены. Так что можно считать, что ситуация разрешилась вполне благополучно», — рассказал Алексей Каменских.

«Будут ходить волонтеры, а вы сидите дома»

Ещё одну историю нам рассказала Лариса (имя изменено по её просьбе). Женщине тоже отказали в выдаче разрешения из-за того, что нуждающийся в уходе родственник находится далеко от неё. Её дедушка живёт в Перми, он диабетик. А сама она с семьей проживает в пригороде.

«С дедушкой рядом находится человек, который может ему, если что, помочь. Возможно, поэтому я не садилась на телефон обзванивать по очереди все ведомства, а спокойно писала письма, — рассказывает Лариса. — В новостях говорили, что ответ должен прийти в течение нескольких часов. Я, скорее, хотела получить это разрешение на всякий случай. Потому что мы не знаем, как ситуация будет разворачиваться дальше. С дедушкой человек, который тоже в группе риска. И может случиться всякое. Может быть, однажды они оба не смогут выйти в магазин или аптеку. Может случиться вообще всё что угодно. Я бы очень не хотела, чтобы какие-то посторонние люди — „волонтёры“ — приходили к дедушке. Ему под 90 лет, и вообще это как-то странно, что к нему пойдут чужие люди, когда есть родные».

Лариса признаётся, что её разозлило, когда в ответе на первые письма ей сообщили, что к её дедушке будут ходить волонтёры, а ей самой надо оставаться дома. Беспокойство женщины было связано и с тем, что человек в возрасте — это «лакомая добыча для мошенников». Переписка со своим отделением соцзащиты длилась три дня, потом выяснилось, что надо писать заявление по месту регистрации деда. Письмо было отправлено 5 апреля. Ответа не было в течение нескольких дней.

В среду, 8 апреля, возникла срочная необходимость привезти дедушке лекарства.

«Мы поехали, а что делать? Писать, пожалуй, больше ничего не буду. Буду действовать по ситуации», — призналась Лариса.

  • На 12 апреля, по данным Министерства социальной политики в Пермском крае выдано 16 625 разрешений

***

Читайте также: Как получить разрешение на посещение родственников. Инструкция, разработанная краевым минсоцем

Что такое режим строгой самоизоляции в Пермском крае. Главное с официальной пресс-конференции

В российских регионах вводятся режимы принудительной самоизоляции. С какими сложностями сталкиваются люди?

Как из-за коронавируса изменилась работа пермских НКО и что можно сделать для тех, кто наиболее уязвим

О проектеРеклама
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС77-64494 от 31.12.2015 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Учредитель ЗАО "Проектное финансирование"
E-mail: web@zvzda.ru
18+

Программирование - Веб Медведь
Стань Звездой
Каждый ваш вклад станет инвестицией в качественный контент: в новые репортажи, истории, расследования, подкасты и документальные фильмы, создание которых было бы невозможно без вашей поддержки.