X

Новости

Сегодня
Вчера
17 августа 2019
16 августа 2019
Фото: Валя Сидорова

«Здесь я чувствую себя свободнее». Пермячка о жизни и работе в Израиле

Вале Сидоровой 25 лет, два года назад она переехала в Израиль. Живёт в Герцлии, небольшом городе-курорте с населением около ста тысяч человек, и работает поваром в итальянском ресторане. Интернет-журналу «Звезда» Валя рассказала о том, как доказывала своё еврейское происхождение, сколько стоит жизнь в Израиле и почему многие репатрианты разочаровываются в этой стране.

В поисках потерянных корней

В Перми Валя получила среднее образование — закончила лицей № 2 при ПГНИУ, после этого поступила в МГУ на филологический факультет. На третьем курсе подрабатывала репетитором в одной еврейской семье, они часто рассказывали о своих поездках в Израиль. У Вали тоже есть еврейские корни, поэтому она начала интересоваться этой культурой.

«Я решила: надо что-то узнать, ведь это часть моей истории. Нашла ближайшую общину, стала туда ходить, и мне понравилось. Я поняла, что это моё, это прикольно. Потом начала учить иврит — там были занятия для еврейской молодёжи, мне было интересно. Позже узнала о том, что могу уехать в Израиль и получить там гражданство. Я решила, что если судьба даёт шанс пожить в другой стране, то почему бы и нет?»

В общине Вале рассказали о проекте Masa. Он предоставляет молодым евреям со всего мира возможность провести год в Израиле, учиться на профессиональных курсах, стажироваться по специальности и получить грант в размере от 4 200 до 8 400 долларов. Чтобы участвовать в этой программе, Вале нужно было доказать, что она еврейка в третьем поколении. У евреев национальность передаётся по материнской линии. Например, если дедушка по папе был евреем, а по маме — нет, то не считается.

В Тель-Авиве Фото: Валя Сидорова

У Вали отец русский, а вот все родственники по материнской линии евреи. У бабушки Вали в свидетельствах о рождении и браке было написано, что она и её мать еврейки. Валя показала консулу эти документы, после этого ей пришлось собирать и другие бумаги — желающих получить израильское гражданство много, и людей стараются лишний раз проверить. Мама Вали поддерживала её решение уехать в Израиль, а папа до последнего надеялся, что ей откажут в получении гражданства — не хотел отпускать дочь. Прямых запретов не было, и в итоге родители смирились с тем, что она уедет.

В Израиль Валя приехала с минимальным знанием языка, могла говорить только простые предложения типа «Меня зовут Валя», «Мне нужна улица Герцель». Она выбрала кулинарную программу — всегда любила готовить и решила научиться чему-то новому. Кроме того, с таким образованием найти работу в Израиле гораздо легче, чем, например, будучи переводчиком. Десять месяцев Валя училась в университете в городе Эйлат, потом стажировалась в отеле. Получила диплом об окончании курса и опыт работы поваром. Во время обучения Валя получала стипендию — 900 шекелей в месяц (по курсу — около 16 тысяч рублей).

В Иерусалиме Фото: Валя Сидорова

«По меркам Израиля это полная фигня. Это примерно как пять тысяч рублей в России. Прожить на эти деньги можно, если не надо платить за квартиру и тебя кормят в отеле. На стипендию можно было пару раз сходить в кафе, купить пару футболок и ещё что-то по мелочи. После программы я уехала в центр Израиля, сняла квартиру с подругой, и мы начали ходить в Ульпан — специальную школу для репатриантов — и одновременно работать».

Некоторые люди в школе говорили по-русски, но не все. По словам Вали, тем, у кого нулевое знание языка, будет сложно сориентироваться. Да и совмещать работу с учебой достаточно сложно, и многие репатрианты первые полгода живут на пособие от государства. В первую очередь Валя сдала экзамен, чтобы определить уровень владения языком. После этого её направили в группу «Гимель». Это третья буква еврейского алфавита, в Европе соответствует уровню C или upper-intermediate. В школе Валя встретила репатриантов со всего мира: из Канады, США, Франции, Бразилии, Южной Африки, Азии. После окончания Ульпана началась обычная жизнь.

Жизнь в Израиле

Валя устроилась работать поваром в итальянский ресторан. Здесь повара готовят пасту, всё делают своими руками, никаких полуфабрикатов. Это считается очень высоким уровнем. У неё средняя зарплата, работает не меньше девяти часов в день шесть дней в неделю. Оплата почасовая, чем больше Валя работает, тем больше получает. Пока она не платит налоги, в первые три года жизни в Израиле репатриантов от них освобождают.

Недалеко от ресторана Валя снимает жильё «ехидат диюр». Это значит, что она живёт в одном доме с собственниками — они на первом этаже, а Валя на втором. За жильё платит 2,4 тысячи шекелей в месяц (около 42,7 тысяч рублей) плюс оплата электричества по счётчикам — около ста шекелей в месяц (около 1 700 рублей). Летом на электричество уходит больше денег, потому что постоянно включён кондиционер — без него очень жарко. На оплату жилья уходит примерно треть зарплаты.

По словам Вали, жизнь в Израиле менее насыщенная, чем в Москве — страна маленькая, нет постоянных вечеринок, концертов. Но всё равно она ходит на уроки танго и феминистские встречи — в Израиле есть «Лига русскоязычных феминисток». Они обсуждают разные актуальные проблемы. Ещё Валя занимается сёрфингом и встречается с друзьями. Они ходят в бары и рестораны, ездят в другие города, все они находятся очень близко друг к другу.

«Разумеется, это не райская страна, тут приходится много работать. Мне нравится, что здесь люди более открытые, относятся друг к другу намного проще. Это даже на уровне языка. В иврите нет обращения на „вы“, есть только обращение на „ты“. Можно сказать президенту „Привет, как у тебя дела?“ Кстати, для слов „как дела“ есть как минимум пять разных выражений, которые можно использовать. Тут люди проще ко всему относятся, каждый год спокойно проводятся гей-парады, и это особо никого не волнует. Был инцидент, когда пару лет назад очень религиозный человек напал с ножом на девушку на гей-параде, но, в основном, всё проходит нормально, сюда съезжаются люди со всего мира».

Фото: Валя Сидорова

«Здесь я чувствую, что могу быть собой без каких-либо ограничений, и люди будут воспринимать это нормально. Люди гораздо свободнее. Например, от тебя не ждут, что ты в 25 лет будешь иметь семью, детей и как-то устроишься в жизни. Здесь в 25 лет только поступают в университет, и то, что у меня уже есть высшее образование — это „вау“. В 25 лет люди практически не женятся, они создают семьи ближе к 30 годам. До 21 года они служат в армии, потом им хочется отдохнуть, и они уезжают на год в путешествие. Потом возвращаются, зарабатывают деньги и начинают обучение. Я приехала в 22 года, поэтому в армию меня не призвали, девушек призывают только до 21».

Многим людям сложно привыкнуть к менталитету, всё кажется диким. Другим не подходит то, что в стране до сих пор нет конституции, и по факту Израиль живёт по религиозным законам. Например, не евреям нельзя жениться на территории Израиля. По пятницам и субботам — шаббат, все магазины и кошерные рестораны закрыты, многие некошерные заведения — тоже. Общественный транспорт по пятницам и субботам тоже не работает. У многих это вызывает недовольство, ведь в Израиле живут не только иудеи, но и христиане и мусульмане.

Фото: Валя Сидорова

«Многие люди не соблюдают шаббат, они не привязаны к этой религии, но всё равно должны подчиняться. Недавно приняли указ, по которому молодые люди из религиозных семей не должны служить в армии. Армия тут обязательна для всех — и парни, и девушки служат три года. Религиозное население против того, чтобы их сыновей призывали, по их вере они должны учить Тору всю жизнь. А как они могут учить Тору в армии? Никак. Этот указ вызвал недовольство со стороны светского населения, и я могу это понять. Например, есть мальчик, у которого мама русская, а папа — еврей. Он евреем не считается, но должен служить в армии. При этом он ограничен в правах. Есть очень много противоречий».

Медицинские услуги в Израиле получают через больничные кассы, всего их четыре. Ежемесячно граждане Израиля перечисляют в эти кассы часть своей зарплаты, сумма зависит от типа страховки. Во время посещения врача человек тоже платит деньги, но для тех, у кого есть страховка, стоимость услуг и лекарств значительно ниже. Продукты в Израиле стоят дороже, чем в России, при этом продукты в местных магазинах стоят дороже, чем аналогичные, но которые экспортируют в Европу. Валя работает на кухне и ест практически всегда там же, на продукты она тратит меньше, чем офисные работники. В основном деньги тратит на развлечения и путешествия. У Вали сейчас нет кредитов и автомобиля, поэтому денег на всё хватает.

«В Израиле я уже объехала все, что можно. В Европе была в Швейцарии, Франции, Италии. Скоро поеду в Вену. Шекели, конечно, выгоднее обменивать на евро, чем рубли. На среднюю зарплату в Израиле могу спокойно поехать на две недели в Европу. Да, я не буду жить в пятизвездочных отелях, буду жить скромно, но я могу себе позволить такие поездки».

В Нетании Фото: Валя Сидорова

В Израиле происходит много террористических атак и обстрелов. Валя сама наблюдала ракетный обстрел в Эйлате. «Мы сидим, слышим „бах-бах“. Соседка выглянула в окно и закричала: „Ракеты!“. Мы схватили паспорта и побежали в подвал. Но всё обошлось. У Израиля есть такая штука, она называется „Железный купол“ — система противовоздушной обороны, она защищает от 99 % ракет. Можно чувствовать себя в безопасности», — вспоминает она. Никого не пугают обстрелы, они стали частью повседневности. Террористов боятся больше, потому что это сложнее предотвратить. В Израиле терактом считается даже нападение человека с ножом. Валя вспоминает, что за то время, пока она живёт в Израиле, было достаточно много подобных ситуаций. Многие уезжают из-за этого, считают Израиль недостаточно безопасным местом для того, чтобы растить детей.

Валя называет ещё несколько минусов жизни в Израиле. В стране очень плохо развит общественный транспорт, автобусы ходят довольно редко, могут опоздать или вообще не прийти. А во многие места без личного автомобиля вообще не добраться. В банках и на почте огромные очереди — «почта Израиля — это какое-то параллельное пространство, и она ещё хуже, чем „Почта России“». Банки снимают комиссионные практически за каждую операцию — это неудобно. В некоторых технологиях Израиль отстаёт от России. Например, там нет технологии PayPass и NFC (оплата покупок с помощью мобильного телефона). Об этих способах оплаты Валя узнала, когда приезжала в Пермь.

«Пожив в Израиле два года, я поняла, что скучаю по некоторым вещам, которых здесь нет. По привычной еде, по друзьям, по семье. Но я понимаю, что, если вернусь в Россию, буду чувствовать себя не так свободно, и уровень моих доходов будет ниже. Хотя в России есть огромный плюс в том, что квартиры не стоят целое состояние. В каком-нибудь маленьком городе можно купить квартиру за полтора миллиона рублей. В Израиле можно купить жильё на ту же сумму, только в шекелях — то есть в 18 раз дороже. Пока я не задумывалась о будущем. Многие используют Израиль как трамплин в другие страны, потому что с израильским гражданством гораздо проще уехать в Канаду или Америку. Путешествовать тоже намного проще, потому что не нужна шенгенская виза. Возможно, я уеду в Америку или Канаду, может быть, останусь в Израиле — пока не знаю, время покажет».

***

Читайте также:

Интервью с бывшей актрисой Театра-Театра, которая уехала в Египет, чтобы сняться в арабском кино.

«Объём работы и качество экзаменов не сопоставимы». Пермская студентка о жизни и учёбе во Франции.

Проект «Пермь, я тебя вижу», в котором иностранцы — жители и гости нашего города — рассказывают о том, каким они видят наш город.

«Здесь и там» — проект Татьяны Татариновой, которая 15 лет прожила в Америке, а сейчас волею судеб снова оказалась в родной Перми и готова сравнивать процессы и явления, подходы и решения, взгляды и мнения, определяющие жизнь в России и США.

О проектеРеклама
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС77-64494 от 31.12.2015 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Учредитель ЗАО "Проектное финансирование"
18+