X

Подкасты

Рассылка

Стань Звездой

Каждый ваш вклад станет инвестицией в качественный контент: в новые репортажи, истории, расследования, подкасты и документальные фильмы, создание которых было бы невозможно без вашей поддержки.Пожертвовать
Фото: Федерация практической стрельбы Пермского края

«Оружие — это просто инструмент». Юрий Данилов о том, для чего люди приобретают оружие, дырявых законах и превратностях общественного мнения

Массовое убийство в Пермском университете — страшная трагедия, которая вызвала в обществе обсуждение множества вопросов. Один из них — вопрос о гражданском оружии. Сейчас запланировано ужесточение «Закона об оружии», но эти поправки вызывают множество споров. О том, кто и для чего покупает гражданское оружие, как устроен российский закон, почему его изменения не могут предотвратить новых трагедий, и вообще об отношении в обществе к этой теме мы поговорили с журналистом и пресс-секретарём Федерации практической стрельбы Пермского края Юрием Даниловым.

Один из моментов, который после трагедии в ПГНИУ очень многих удивил, — это что 18-летний парень сам купил оружие и сейф. Вы можете сказать, насколько это нормально и распространено, чтобы молодой человек в таком возрасте сам покупал оружие?

— У нас совершенно необразованная в этом плане публика. Владеть оружием в России разрешено с 18 лет. Точнее, было разрешено. Ещё после Казанских событий приняли очередные поправки в «Закон об оружии». Они повышают возраст до 21 года. Что касается «насколько это нормально», то основные способы применения оружия именно легальные. Во-первых, это охота. В некоторых северных районах страны ради этого и с 16 лет можно иметь оружие. Во-вторых, это развлекательная стрельба. В-третьих, это занятия спортом.

У нас в Федерации практической стрельбы Пермского края, по-моему, было как минимум трое молодых стрелков до 21 года — от 18 до 21. Хотя именно в 18 очень мало кто покупает оружие. Я сам несмотря на то, что оружием увлекаюсь с детства, купил первый ствол для себя в 1995 году, когда мне было 24 года. Разумеется, для покупки оружия нужно пройти медицинскую комиссию, получить все положенные справки. Раньше ещё приходил проверять участковый, сейчас этим занимается Росгвардия.

Это и есть основные цели, с которыми люди приобретают оружие? То есть не все ходят на охоту, кто-то просто интересуется и увлекается?

— Самооборона, спорт, коллекционирование, увлечение, охота. Развлекательная стрельба — это вообще прикольная штука. Есть те, кто специально покупает не какую-то двухстволку 12-го калибра, а, допустим, лёгкий полуавтомат, под патрон «Ланкастер» или «Парадокс». Или карабин, сделанный на базе пистолета-пулемёта ПП-19 «Витязь». На его базе уже давно выпускают лёгкое оружие под пистолетный патрон 9x19 мм, но есть возможность приобрести его и под патрон «Ланкастер», поэтому он доступен для «перворазника».

Но тут очень долго можно объяснять по этому нашему дурацкому законодательству и по каким-то техническим тонкостям. Ведь у нас вообще всё гражданское оружие автоматически считается охотничьим. Тот же самый карабин ТR9, о котором я сейчас говорил, который на базе ПП-19, ну какое это охотничье оружие, если оно выпускается под пистолетный патрон? Естественно, для охоты оно никак не подходит. А вот для спорта и для развлечения, то есть того, что американцы называют «плинкинг», это пожалуйста.

Карабин под пистолетный патрон «Сайга-9» на сайте концерна «Калашников»

Получается, даже производители оружия специально выпускают такие модели, которые для охоты или боевого применения не годятся, а вот для развлекательной стрельбы самое то?

— Фактически, да. Это, например, многозарядные винтовки-мелкашки, но у нас в России они не пользуются большим спросом. Ведь у нас в стране традиционно сложилось более серьёзное отношение к таким вещам, что оружие — это для охоты, самообороны. А что можно просто весело пострелять на стрельбище, об этом как-то не задумываются. Мол это всё игрушки и такое не нужно. Поэтому такое оружие больше распространено среди спортсменов.

Что касается законодательства, можете объяснить, как раньше получали лицензию на оружие и как её будут выдавать сейчас? Действительно были проблемы с тем, что все эти экспертизы и процедуры довольно формальные и их оказалось так легко пройти убийце?

— Формальными я бы их не назвал. На самом деле, процесс получения справок на оружие стал более сложным. Потому что, во-первых, в обязательном порядке нужно пройти обучение. Этого раньше не было, и появилось оно относительно недавно, в 2000-х. До этого можно было просто сдать справки. Беготни при этом было много, а сейчас всё по большей части делается через Госуслуги. Там следующий процесс: вы хотите приобрести оружие, для этого вам предварительно необходимо купить сейф, пройти обучение, получить все справки, подать заявку на Госуслугах.

Справка фактически та же самая, что и на водительские права, но психиатр там отдельный. Интересно, что убийца в своём блоге написал, что сначала психиатр ему не поверила и предложила дополнительное прохождение тестирования и он предварительно подготовился к нему дома, после чего успешно сдал. Получается, в данном случае мы видим совершенно вменяемого человека, но, тем не менее, психопата, который специально подготовился.

С тем, чтобы отсеивать каких-то совсем уж дураков, у нас медкомиссии очень неплохо справляются. Но люди бывают действительно разные. Если мне не изменяет память, год назад в Уфе был случай, когда какой-то молодой человек девятнадцати лет от роду сперва поменял себе имя в честь стрелка из «Колумбайна», а после этого пошёл получать справку на оружие. Естественно, местный психиатр ему дала от ворот поворот, потому что совершенно невозможно такого человека пропускать. И психиатр вполне справедливо дал ему отлуп. Куда потом этот парень только не жаловался, естественно, ему ничего не удалось оспорить. Он так без справки и остался. Так что кого-то отсеивают. Но очень мотивированного психопата отсеять невозможно.

Изменения в законодательстве как-то эту процедуру меняют или они влияют на какие-то другие аспекты владения оружием?

— Изменений в законодательстве у нас было сделано много. И большая часть совершенно не относится к общественной безопасности. Там очень много изменений как раз насчёт оружия под патроны «Ланкастер». Теперь их уравняли с нарезным оружием, что очень больно ударило по десяткам тысяч человек, которые это оружие имеют.

Но самое главное изменение — это поднятие минимального возраста владения оружием до 21 года. После Казанских событий этот пакет поправок приняли очень быстро, и он чудовищно безграмотен. Единственное, что хоть как-то может ограничить доступ к оружию, — это повышение возраста. Оно в принципе кажется обоснованным, но выглядит совершенно по-дурацки. И к тому же оно антиконституционное. Ведь у нас срок совершеннолетия в России — 18 лет. В этом возрасте человека призывают в армию, где ему выдают автомат или даже что-то побольше. Так что это повышение возраста само по себе дико. Или ты совершеннолетний и тебе можно водку пить, ружье купить, в брак вступать, в армию идти служить, или ты, простите, непонятно кто. Поэтому поднятие этого возраста до 21 года выглядит совершенно нелогичным. Юристы, занимающиеся оружейными законами, уже готовятся эти поправки обсуждать и попробовать их отменить. Но сейчас это невозможно, потому что, по-моему, они ещё не вступили силу. А поправки можно отменить только после того, как они вступили в действие.

Люди уже готовятся подавать жалобы в Конституционный суд и другие инстанции. Но сейчас сам «Закон об оружии» выглядит как лоскутное одеяло, потому что он писался в 1996 году. С тех пор его правили, перекраивали бесконечное количество раз. Старые и новые статьи в нём даже стилистически написаны совершенно по-разному. Язык и глаза можно сломать, читая этот закон сейчас. Нужен новый закон об оружии, а за это у нас никто браться не хочет.

В плане доступности оружия и экипировки: это ведь всё не так дорого? По некоторым прикидками Бекмансурову покупка турецкого ружья, сейфа и прочего оборудования могло обойтись тысяч в 40-50 рублей. Само ружье очень дешёвое, стоит тысяч 30, можно найти цену меньше, и сейфы тоже недорогие.

— Да, само это ружье — турецкая помпа — вообще самое дешёвое, что сейчас в этом классе есть на рынке. Можно даже бэушную взять. Но он купил новое ружьё. С сейфами сейчас тоже как-то очень странно. Дело в том, что единого ГОСТа на оружейные сейфы и шкафы, который был бы обязателен, просто нет. Поэтому часто продают достаточно лёгкие сейфы, которые вообще могут быть обычным железным ящиком. Сейчас к ним нет особых требований. Поэтому можно купить сейф за четыре-пять тысяч, может быть, даже дешевле.

Ружьё, которым пользовался убийца в Пермском университете, в некоторых магазинах действительно очень дёшевое

Потому что самый маленький сейф — по-моему, «Воробей» он называется — в него ружьё влезает только в разобранном виде. Он когда-то стоил две тысячи. А сейчас есть достаточно большой рынок бэушных сейфов. И действительно, расходы получаются небольшие. Обучение стоит сейчас около восьми тысяч. Плюс сдача экзамена. Так что, в 40-45 тысяч можно уложиться легко.

Получается, для тех, кто просто захочет пострелять для души в тире или на полигоне без каких-либо плохих намерений, это вполне доступная сфера досуга?

— В общем, да. У нас не так сложно получить оружие, ведь раньше как-то всё очень спокойно было. А что касается школьных расстрелов, вы ведь помните 127-ю школу, что там было в январе 2018 года? Вы же понимаете, что там они вообще без оружия обошлись, обычные ножи купили, которые, по-моему, даже не являлись холодным оружием. Экспертиза не признала их холодняком, это были обычные кухонники. Хотя у нас большинство ножей — это не холодное оружие. Даже охотничьи ножи на самом деле являются предметом хозяйственно-бытового назначения.

Вообще, у нас очень расплывчатое и допускающее некоторые вольные трактовки законодательство в отношении любого оружия.

— Будем говорить откровенно: оно совершенно дырявое. Оно не единое, не цельное, в нём очень много дыр. Вот калибр «Парадокс» возник именно благодаря дырам в законе. У нас ведь можно купить нарезное оружие только через пять лет владения гладкоствольным.

Но «Ланкастеры» и «Парадоксы» не являются нарезными. Ведь нарезов в канале ствола у «ланкастера» нет. Сам канал ствола у них немного эллипсоидной формы. Это позволяет закручивать пулю, и поэтому дальность и точность стрельбы у такого оружия лучше, чем у простого гладкоствола. Но при этом оно всё равно является гладкоствольным. Это исключительно из-за дыры в законе.

Первые «Ланкастеры», которые у нас появились, были сделаны на базе автоматов Калашникова. Их начали производить на заводе «Молот» в Вятских Полянах. Внешне это просто автомат Калашникова, хотя на самом деле лишь гражданский карабин. Но нарезным он не является, потому что нарезов-то в канале ствола нет. Ну и патрон у него особый.

Карабин на базе автомата Калашникова под сверловку «Ланкастер» производства Вятско-Полянского «Молота»

Сейчас по этим поправкам в закон «Ланкастеры» и «Парадоксы» тоже обозначаются как нарезное оружие. Значит купить их сразу будет нельзя. Но это никак вообще не связано с Казанскими событиями. «Ланкастеры» и «Парадоксы» вообще никогда не фигурировали в уголовной хронике. Это оружие стрелков-энтузиастов, которым хочется нарезняк, пока его нельзя купить в течение первых пяти лет владения оружием.

Я слышал, что введение подобных калибров очень сильно помогло российской оружейной промышленности, которая находится под санкциями и не может продавать свою продукцию нигде, кроме внутреннего рынка.

— Так и есть. Вятско-Полянский завод «Молот», который и начал выпускать у нас такие калибры, постоянно находился в подвешенном состоянии, висел под банкротством. Потому что это градообразующее предприятие, у которого было много непрофильных активов. Завод-то был здоровенный, там выпускали всякое разное: от чудо-печек до кастрюль. Но они начали выделять оружейное производство как отдельное.

Но что сейчас с ним будет, никто не знает. Часть «Молота», конечно, скупили уже. «Молот-оружие» — это отдельная контора. Но эти все перипетии очень долго и муторно объяснять. Над «Молотом» всегда висела угроза банкротства, хотя полностью они не закрывались никогда. То есть оружейный завод натурально выживал. И вот сейчас, поскольку несколько десятков тысяч человек в России всё-таки купили эти «Ланкастеры» и «Парадоксы» из Вятских Полян, завод сам себе организовал поддержку штанов. О качестве Вятско-Полянского оружия нужно отдельно говорить, но то, что они это сделали, пробились и смогли — тут «Молот» большие молодцы. Сейчас, естественно, будет резкий спад производства «Ланкастеров» и «Парадоксов», потому что нафиг они нужны, если всё равно будут числиться как нарезное. А нарезное оружие всё равно точнее «Ланкастера». В общем, у ребят сейчас большие проблемы. Не знаю, как они будут...

Я правильно понимаю, что после расстрела в ПГНИУ в Перми стали приходить к людям и организациям, владеющим оружием, с проверками?

— На самом деле, насчёт «к людям приходят» всё очень странно, потому что после Казанских и Керченских событий по России прокатилась волна проверок владельцев гражданского оружия. Но в Перми ни после первого случая школьной стрельбы в Керчи, ни после второго в Казани ни ко мне, ни к кому из моих знакомых стрелков из Росгвардии не приходили. И сейчас в Перми тоже прошло по-разному. Вроде бы и сейчас где-то проверки идут, а ко мне опять никто не приходил, хотя у меня 7 стволов в сейфе.

Юрий Данилов Фото: Предоставлено Юрием Даниловым

Но все эти проверяющие, которые понаехали к нам в город после стрельбы в университете, сразу побежали по стрельбищам. «Лосиный лог» попал очень сильно. Убийца же у них тренировался, но там был один или два раза. Что именно он у них делал, никого, естественно, не интересует, — главное, найти крайнего. Поэтому стрельбище закрыли. А в Пермском крае есть только два стрельбища: «Лосиный лог» и «Восточный рубеж» — стрельбище краевой Федерации практической стрельбы. Председателя федерации Сергея Чегодаева вызывали на беседу с замгенпрокурора. Судя по вопросам, которые ему задавали, есть вероятность, что будут всё-таки вводить систему, близкую к той, что есть в Германии. То есть, чтобы приобрести оружие, нужно будет иметь рекомендации от двух стрелков — тех людей, у которых оружие уже есть давно. Соответственно, получается такая коллективная ответственность. Но как это работать будет, я себе совершенно не представляю. Но в Генпрокуратуре, судя по всему, есть такие желания.

К тому же ввели негласное ограничение: если в оружейный магазин приходит молодой человек младше 22 лет и покупает больше двух пачек патронов, то из магазина моментально должны отзваниваться в силовые структуры. Об этом пишут и ребята из питерских оружейных магазинов, и москвичи об этом тоже упоминали.

Разве патроны продаются по паспорту?

— Нет. Чтобы покупать патроны, обязательно нужно разрешение на хранение или ношение оружия. Если у вас есть разрешение, вы можете прийти и купить по нему патроны. При покупке у вас тут же данные переписывают в специальную книгу. Там же всё равно дата рождения указана.

Ещё один момент: у нашей федерации оружие хранилось на стадионе «Динамо». Там у них оружейка есть в тире, и стадион сдавал её разным организациям. В частности, Федерации практической стрельбы. Арендовали эту оружейку не только мы. Но туда приехали Росгвардейцы, посмотрели и сказали, что совместное хранение запрещено, и оружие изъяли у всех, кто там его хранил. Вот так просто трясут всё, что связано с оружием, и ни к школьным расстрелам, ни к университету это не имеет ни малейшего отношения. Просто приехали московские и навели шороху.

Ещё один важный момент в произошедшей в ПГНИУ трагедии: у прибежавшего на сигнал о выстрелах вместе с напарником младшего лейтенанта (теперь уже лейтенанта) Калинина оказалась довольно хорошая стрелковая подготовка, которая его и выручила при встрече с убийцей...

— А вас его звание не удивило? То, что он младший лейтенант. Даже после полицейской школы лейтенанта дают.

Да, получается, что у него нет профильного образования?

— Нет. Там ситуация в следующем: сейчас вот он ДПСник, а до того 8 лет был сержантом патрульно-постовой службы. И говорят, его переманили на эту инспекторскую должность в ГАИ. То есть опыт у него был. И судя по тому, как он передвигался и стрелял, у Калинина была нехарактерная для сотрудников полиции стойка, и он вёл огонь до опустошения магазина, то есть всё делал правильно. Получается, он явно увлекался стрельбой, и ходят такие слухи, что действительно как-то занимался дополнительной стрелковой самоподготовкой.

Кстати, каков уровень стрелковой подготовки у наших полицейских? Она вообще пригодна для таких ситуаций?

— Полицейские у нас очень разные, и в основном стрелковая подготовка у них никакая. Это обычно 3 пристрелочных и 5 зачётных выстрелов в тире раз в квартал или раз в полгода, не знаю точно, как часто у них это происходит. Это, по большому счёту, максимум. У ДПС вообще со стрелковой подготовкой никак. Здесь было совпадение и дикое везение, что сотрудник действительно учился, чем-то занимался, как-то готовился. Потому что движение на стреляющего противника — это то, к чему ни ДПС, ни ППС не готовят. Это задача для спецуры. Вот здесь человек под огнём отлично отстрелялся в движении на достаточно близкой дистанции — это обалдеть просто. Он реально герой.

Ещё один момент, который часто обсуждали в связи с этими событиями в университете, что там могло бы выручить, если бы у нас было разрешено короткоствольное оружие. То есть если бы у кого-то из людей был пистолет, возможно было бы остановить убийцу.

— Ну, в принципе это действительно так. Есть такая поговорка: «Остановить плохого человека с оружием может только хороший человек с оружием». Ну как иначе-то, согласитесь? Вот охранник, которого застрелили, он вроде в тяжёлом состоянии сейчас, был безоружен. Но против вооруженного охранника этот засранец не полез. Ему нужны были именно безоружные люди в большом количестве, которых можно спокойно убивать.

Посмотрите, где у американцев в основном случаются эти расстрелы? Это gun free zones — зоны, свободные от огнестрельного оружия: кинотеатры, торговые центры, церкви и так далее. Тут gun free zone, значит, не беспокойтесь, дорогие граждане, здесь все без оружия. А преступник приходит с оружием. Он на этот gun free плевал. А там как раз много невооруженных людей, чем при массовых убийствах и пользуются. Американцы начали вводить потихоньку меры безопасности, например курсы по стрельбе для учителей. Но страна у них большая, в каждом штате свои законы, и школы разные, и правила везде разные тоже. Кто-то учителей обучает, где-то школы остаются gun free zone. Где-то у учителей есть оружие, где-то нет. Так вот странно всё.

В заключении такой объёмный вопрос: какие вообще есть в России серьёзные и важные проблемы с оружейной культурой и с восприятием гражданского оружия? Если такие есть, то как их решать?

— Главная проблема, на мой взгляд, что в средствах массовой информации идёт очень сильная демонизация оружия. Постоянные нападки на охотников со стороны «зелёных» или вообще от людей, которые не представляют себе, ни что такое оружие, ни что такое охота. Вот с этим действительно огромная проблема.

Что касается пресловутой оружейной культуры, то я всех людей, которые как-то при мне упоминали последние несколько лет этот термин, просил его объяснить. Он ведь из 1990-х годов вырос, когда в комплиментарном стиле было принято писать только о Соединенных Штатах, вот, мол, у них оружейная культура, а мы-то серые, лапотные, у нас оружейной культуры нет. Ну как так можно говорить?

Человек ведь всё равно проходит сейчас в обязательном порядке обучение. Там ему и даются задатки этой оружейной культуры. На всех стрельбищах инструктора этим и занимаются. Основные четыре правила безопасности везде и всегда обязательно звучат. А именно:

  1. Никогда не направляй оружие туда, куда не хочешь стрелять.
  2. Не клади палец на спусковой крючок, пока не готов выстрелить.
  3. Смотри, что находится перед мишенью, что находится за мишенью.
  4. Всегда относись к оружию как к заряженному.

Это те правила, которые должны у всех от зубов отскакивать. И у наших стрелков, по крайней мере, в Федерации практической стрельбы как региональной, так и в отделениях всероссийской федерации — а это десятки тысяч человек, которые занимаются стрелковым спортом — все эти правила знают. Так что с уровнем оружейной культуры у нас сейчас не скажу, что плохо.

А вот то, что СМИ откровенно демонизируют оружие, это вот да, это большая проблема. Оружие, в конце концов, — это просто инструмент. А кругом царит какая-то воинствующая оружейная фобия. Многие считают, что если запретить оружие, то всё будет хорошо и красиво. Вон взрывные устройства у нас разрешены или запрещены? Запрещены. Это остановило стрелков в Казани и в Керчи? Нет, они сделали бомбы. А они же под запретом. И что? Помог этот запрет? Запреты вообще как таковые не работают. Хочешь запрещать — предложи что-нибудь взамен. А у нас никаких замен не происходит. Главное, позапрещать всё как можно быстрее.

***

Читайте также: Почему не сработала тревожная кнопка? Кто нападавший? Что известно о стрельбе в Пермском университете.

«До сих пор в глазах картины с лежащими жертвами в крови». Истории очевидцев нападения убийцы.

Колонку о трагических событиях в ПГНИУ, в которой частично затрагиваются проблемы оружейного законодательства.

О проектеРеклама
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС77-64494 от 31.12.2015 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Учредитель ЗАО "Проектное финансирование"
E-mail: web@zvzda.ru
18+

Программирование - Веб Медведь