X

Новости

Вчера
2 дня назад
12 декабря 2019
11 декабря 2019
10 декабря 2019
Фото: Анастасия Безматерных

Веганы, меганы, фриганы. Истории пермяков, которые отказались от мяса

Весь ноябрь мы писали о веганстве и вегетарианстве. Разбирались, как растительная диета влияет на здоровье, рассматривали веганство и вегетарианство как духовную практику, и даже пробовали веганить сами. За это время мы поняли, что веганы и вегетарианцы могут быть очень разными. Кто-то переходит на растительное питание, чтобы сохранить планету, кто-то — чтобы спасти животных. Кто-то считает, что сокращать потребление мяса — это уже хорошо, а кто-то выступает за радикальный отказ от продуктов животного происхождения. В завершение Международного месяца веганства в Перми мы публикуем монологи трёх людей, которые отказались от мяса.

Вероника Шалагинова — веганка, феминистка, создательница сообщества fem prm

— Когда мне было лет пять, я посмотрела мультик «Побег из курятника». Там такая жёсткая история, люди хотят убить этих кур, и эти несчастные куры хотят убежать. Ещё был «Бейб» с подобным концептом. Там всех свиней убивали, а Бейб был какой-то особенный, его оставили. Я не хотела, чтобы этих животных убивали и что-то с ними делали против их воли, причиняли им боль. Тогда я спросила у мамы, почему мы едим убитых животных. И она ответила «потому что по-другому мы не сможем прожить, иначе мы умрём». И я говорю «ну хорошо, если мы не можем жить без этих животных в своём рационе, почему мы не можем есть их, когда они умрут сами?». И мама мне говорит «ну дак у них трупный яд». Тогда я подумала: «так-то да, наверное». А потом, когда уже перешла на веганство, подумала — какой трупный яд? А что, когда животных убивают, у них нет этого трупного яда?

Вероника Шалагинова Фото: Диана Корсакова

Я всегда понимала, что не хочу есть животных. Лет с 12 я говорила маме, что стану вегетарианкой, а она уговаривала подождать до 18. Типа, организм вырастет, получит все необходимые вещества, и я уже буду сама нести за себя ответственность. Когда мне уже исполнилось 18, как-то раз в университете (я училась в педе на дефектологиню) завязался какой-то странный спор с моим одногруппником. Он говорил, что если мы все перейдём на вегетарианство, мы все умрём. Я тогда не была вегетарианкой, но доказала, что он не прав. И в конце этого спора меня спросили, вегетарианка ли я, и я соврала, что да. С этого дня я действительно перестала есть мясо и рыбу, ведь я уже всем заявила, что я вегетарианка!

Постепенно я стала искать вегетарианские группы «ВКонтакте», потом узнала новое слово — «веган», это было пять лет назад. Узнала, что такое сычуг. Это штука, которую достают из телячьего желудка, чтобы сделать сыр. И подумала — ужас, это же продукт убийства, я же вегетарианка, больше я не ем сычужные сыры. Потом начала узнавать, откуда берётся молоко, раньше я об этом не задумывалась. Многие думают, что коровка пошла на лужок, поела травку, и из неё вышло молоко. На самом деле это не так. Чтобы было молоко, нужен телёнок. И про яйца я тоже вообще никогда не задумывалась. Казалось бы, курочка бегает, клюёт зёрнышки, и у неё выпадает яйцо. На самом деле это тоже не так. Моей мотивацией всегда была именно защита животных, но почему-то три месяца я тупила и была вегетарианкой. Мне немного стыдно за эти месяцы, но я рада, что перешла на веганство и уже пять лет живу согласно своим убеждениям. Не хочу ни над кем совершать насилие и не хочу никого использовать ради своих нужд. Сейчас продукты животного происхождения не являются для меня пищей, вещи из животных не являются для меня тем, что можно носить, а цирки и зоопарки не являются местами досуга.

В плане своего здоровья я не почувствовала никакой разницы. Но в тот момент, когда я переходила на веганство, я ходила в «Школу идеального тела». И организм был в принципе в шоке от тренировок шесть дней в неделю — за два месяца я сбросила 15 килограмм. У меня тогда даже менструации пропали на полгода. Там ещё была детокс-неделя, когда мы не ели продукты животного происхождения. Так я и поняла, что смогу стать веганкой. Сейчас я работаю учительницей в школе, обычно варю себе огромную кастрюлю супа и ем его всю неделю. Могу ещё картошку пожарить, салат какой-нибудь сделать, гречку сварить, покупаю сухофрукты с орехами. Люблю готовить печенье, пироги, вареники. Я наедаюсь, сдаю анализы, и по ним я абсолютно здорова.

Монстрация, 1 мая 2019 Фото: Вячеслав Селиванов

Веганский мир — это мир, где нет эксплуатации животных. Где животные находятся в своей среде обитания и никак не зависят от людей. Это отсутствие самого института владения животными. То есть вообще не будет домашних животных, не будет животных в цирках, зоопарках, ни у кого в тарелках. Те животные, которые смогут вторично одичать (как собака динго, например), уйдут в дикую природу. Домашних и сельскохозяйственных животных, которые не выживут самостоятельно, нужно поместить в приюты. Постепенно они полностью исчезнут как виды. В веганском мире люди не будут думать, что использовать животных — это нормально. Мы просто будем понимать, что это другие индивидуальности и на них можно посмотреть издалека, а они издалека могут посмотреть на нас.

Это произойдёт, только если люди перейдут на веганство. Тогда спрос на продукты животного происхождения постепенно будет снижаться, и все эти предприятия постепенно начнут сокращаться, а потом закроются. Есть классный документальный фильм — «73 коровы». Он про фермера, который отдал всех своих коров в приют и перестроил ферму под выращивание овощей. Это реальная история, реальные переживания. Если этот мужчина смог, то почему другие не могут?

Когда я рассказываю людям о веганстве, я начинаю с того, что у нас общего. Например, эта история с хабаровскими живодёрками. Очень много людей осудили этих девушек: «их надо посадить в тюрьму», «да как они могли», «бедные животные», и всё такое. То есть люди уже понимают, что насилие над животными без какой-либо необходимости — это неправильно, такого не должно быть. Я думаю, большинство людей разделяют эту точку зрения. Но по сути нет никакой особой разницы между этими живодёрками и людьми, которые их осуждают и при этом кушают, носят и используют животных во всех сферах своей жизни. Просто они не проводят эту параллель, что они повсеместно используют животных в своей жизни без какой-либо необходимости.

Есть два подхода к защите прав животных — велферизм и аболиционизм. Велферизм — это улучшение условий содержания животных. Чтоб клетки были пошире, поили почаще, чтоб их били кнутом не три раза, а два. По сути, животным, которые находятся в этой системе и которых всё равно убьют, это всё не важно. Конец всё равно один. Я не вижу в этом никакого смысла. Зачем пытаться «улучшать» условия эксплуатации животных, когда надо бороться с самой эксплуатацией, чтобы её не было! Аболиционизм про то, чтобы этого института в принципе не было. Лично мне близок аболиционистский подход.

Анна Кондратьева — вегетарианка, координатор «Экотакси» и создатель сообщества «Zero Waste в теории и на практике»

— Сейчас уже сложно вспомнить, что заставило меня отказаться от мяса и перейти на вегетарианство. Но немалую роль сыграли разные мероприятия, организованные пермскими веганами — лекции и мастер-классы. Ребята внушали любопытство и симпатию, поэтому я прислушивалась к тому, что они говорили. Отказаться от мяса оказалось легко, как и от посещения мест, где животных используют в развлекательных целях (зоопарков, цирков и прочих увеселений с животными). В тот же год я распрощалась с одеждой из кожи и меха, перейдя на зимние куртки и обувь из экокожи. Стала обращать внимание на то, тестируются или нет на животных мои косметические средства.

Фото: Анна Кондратьева

Но спустя пять лет мне так и не удалось полностью исключить из рациона остальные животные жиры, вроде молочных продуктов и яиц, хотя ем я их не часто. Сегодня я прекрасно понимаю, откуда берётся молоко, но пищевые привычки оказываются сильнее. Причём, по моим наблюдениям, если есть выбор между вкусно приготовленной растительной едой и животной, я отдаю предпочтение первой. Проблема заключается в моём неумении готовить вкусные растительные блюда, а также в отсутствии развитой веганской инфраструктуры — выбор веганских продуктов в магазинах и блюд в кафе гораздо скуднее, чем животных.

Я с пониманием отношусь к компромиссным решениям, вроде полувегетарианства или флексетарианства. К полувегетарианцам обычно относят тех, кто воздерживается от мяса или рыбы пять или больше дней в неделю. Такой подход мне кажется вполне реализуемым даже в сегодняшних условиях и выгодным со всех точек зрения — с точки зрения собственного здоровья, экологии и уменьшения страданий животных. Причём в глобальном смысле это может принести больше пользы, чем «пуританский» веганский подход, который может отталкивать людей позицией «всё или ничего». А массовое сокращение животных продуктов может быть весомее, чем полный отказ от них горсткой веганов, да простят меня последние.

В последние годы я вижу, как тон обсуждений вегетарианства и веганства смещается: то, что раньше было индивидуальным выбором, становится общественной необходимостью. Сегодняшний западный рацион питания с обилием мяса и прочих животных продуктов выходит за рамки возможностей планеты. В отличие от растительной пищи, производство мяса и животных продуктов требует больших ресурсов, что особенно справедливо для красного мяса. Например, для производства 1 килограмма говядины требуется в среднем 7 килограммов зерна и от 5000 литров воды, если животные откармливаются в стойлах. Учитывая недостаток пищи и воды во многих частях земного шара, тратить их на производство мяса неэффективно.

Фото: Анна Кондратьева

Если же используется свободный выгул, то для пастбищ нужны обширные территории, под которые вырубаются леса. А между тем леса являются естественными поглотителями парниковых газов — виновников изменения климата, и нам, наоборот, нужно их сажать, а не вырубать. Есть еще проблема метана — парникового газа, ускоряющего изменение климата. Дело в том, что жвачные животные из-за особенностей пищеварения выделяют метан. На долю животноводства приходится от 14 до 18 % всех антропогенных парниковых газов.

В некоторых странах заговорили о необходимости политических мер, которые бы могли сместить наш рацион в сторону растительного. Например, в Германии обсуждается увеличение налога на мясо с 7 % до 19 %. Даже если это не слишком снизит потребление мяса, люди перестанут рассматривать животные продукты как основу своего рациона, считают авторы законопроекта. Но такие политические инициативы невозможны, пока в обществе не созреет понимание, что отказ от мяса — это вовсе не про личные вкусовые предпочтения, а про сохранение планеты и наше общее будущее.

Пётр Медведев — веган, гражданский активист, в прошлом фриган

Я веган почти семь лет, с 15-16 лет. Я решил перейти на веганство, когда познакомился с панк-культурой. Ездил автостопом, путешествовал, изучал много нового. У меня было много друзей веганов и вегетарианцев, таких же панков. Я всегда удивлялся, что люди, которые выглядят несколько угрожающе, носят пирсинг и красят волосы в яркие цвета, думают о правах животных и не едят продукты животного происхождения. Мне это казалось странным. Как-то мы с моим другом поехали автостопом в Челябинск и неделю жили у нашего друга-вегана. Я понял, что не питаться продуктами животного происхождения не так уж и сложно, и даже довольно вкусно. Решил провести эксперимент — перейти на вегетарианство, когда приеду обратно в Пермь.

Фото: Пётр Медведев

Я повегетарианил недельку, потом посмотрел фильм «Земляне», и с этого момента у меня как отрезало, я стал веганом. Это очень жёсткий фильм. Я, честно говоря, вообще не советую его смотреть людям с чувствительной психикой. Там показывают, как содержат животных, как они умирают в своих клетках, как их убивают, как забирают телёнка у мамы-коровы. Это был ужасный опыт для меня, я считаю, что использовать животных как сырьё недопустимо. В наше время, когда есть столько растительных аналогов и пищевых добавок, человек может отказаться от мяса, и это будет справедливо по отношению к животным.

У меня есть опыт фриганства. Это такое движение против потребительского образа жизни. Фриганы принципиально не покупают еду, а находят её на помойке, чтобы минимизировать потребление ресурсов нашей планеты. Часто это бывают продукты с истёкшим сроком годности, но ещё годные к употреблению, а также продукты, которые выкидывают супермаркеты из-за того, что они потеряли товарный вид. Фриганы выступают за вторичное использование вещей, за секонд-хенды. Можно сказать, это контркультура, которая появилась в США из-за массового производства бесконечного количества вещей, которые быстро оказываются на помойке. Это движение очень распространено в панк-культуре, многие веганы тоже его поддерживают.

Когда мы с друзьями возвращались с очередного панк-концерта и шли мимо мусорок, всегда подбирали мебель и матрасы. Денег на мебель у нас не было, найденные вещи мы дезинфицировали и переделывали в тумбы, комоды. Мы часто подбирали продукты рядом с мусорками. У продуктовых магазинов лежали целые ящики товаров, запакованных герметично в полиэтилен. Чаще всего выкидывают хлеб, курицу, шоколадки, йогурты, сырки, кисломолочные продукты, замороженные овощи, фрукты, овощи, зелень.

Фото: vk.com/armarchspb

Есть определённые правила безопасности — желательно всё это делать в перчатках, респираторе, в плотной одежде. В мусорках бывают крысы и другие животные. Некоторые люди буквально ныряют в мусорки в резиновых сапогах, и выбирают там продукты. Лично я так не делал, смотрел по верхам. Я несколько брезгливый, и всё-таки употреблял продукты только в упаковке, или овощи, которые я могу вымыть и очистить. Возможно, некоторые фриганы скажут, что я не «тру». Естественно, надо проверять срок годности, срезать у фруктов и овощей заплесневелые части. Эти продукты безопасны для здоровья и их можно употреблять, просто делать это надо с умом и осторожностью. Я не помню ни одного случая отравления за всю историю наших фриганских вылазок ни у себя, ни у своих друзей. Часто магазины выкидывают овощи и фрукты довольно нормального вида, не заплесневелые, а немного почерневшие — те же бананы. Делают они это просто потому, что есть нормативы.

Фриганизм тесно связан с веганством в том числе потому, что подбирать на мусорках растительную еду безопаснее, чем мясо. Есть ещё меганы — это люди, которые употребляют в пищу продукты животного происхождения только в том случае, если они пропадут, если не будут съедены. Меган не поддерживает систему эксплуатации животных и не создаёт спрос на такие продукты, и при этом извлекает пользу из выброшенного товара и экономит ресурсы планеты. Я считаю нормальным покупать кожаные и меховые вещи в секонд-хендах, и для меня приемлемо употреблять продукты животного происхождения по фригану (но не мясо в чистом виде). Например, я могу спокойно фриганить шоколадные батончики или что-то подобное. Сейчас я ношу дублёнку из меха и кожи, купленную в секонд-хенде. Считаю, что лучше пусть вещь прослужит свой срок, нежели она будет выброшена, ведь животное всё равно уже убито. Возможно, некоторые веганы тоже скажут, что я не «тру».

Я уже года два не являюсь активным фриганом, потому что у меня появились деньги, а времени теперь мало. Для того, чтобы найти точки, где можно нафриганить еду, нужно потратить время. Кроме того, некоторые магазины стали закрывать мусорные баки на замки. Я не знаю, почему. Говорят, чтобы люди не травились. Есть теории, что продавцы, кассиры и администраторы забирают списанные продукты себе. Я знаю, что некоторые фриганят на кладбищах — едят конфеты, алкоголь. Лично я таким не занимался, хотя практика интересная.

Фото: Анастасия Безматерных
Фото: Анастасия Безматерных

Если говорить о точках, то это обязательно сетевые магазины: «Пятёрочка», «Семья», «Перекрёсток», «Карусель». Если они не закрывают баки на замок, то можно смело идти туда, в определённые часы можно там искать продукты. Везде по-разному, кто-то выбрасывал по утрам, часов в 10-11. Надо разведывать. Если ты видишь какое-то скопление людей у баков, скорее всего, там только что выбросили продукты. Местные и бездомные знают, в какое время из магазинов люди выбрасывают продукты, можно их спросить. Если уже видишь на точке бездомного, то, как говорится, кто успел, тот и съел. Я даже видел у некоторых баков пенсионеров, это грустное зрелище.

Раньше я стремался, думал: «Как же на меня посмотрят другие люди?», но сейчас нет. Это уже второе интервью о фриганстве, которое я даю, не скрывая своего имени. Я, наоборот, за дестигматизацию фриганства. Сама эта практика, конечно, не решит проблему перепотребления. Но если люди лишний раз задумаются об этом, моему сердцу будет теплее. Мы выбрасываем очень много вещей, при этом тратим всё больше ресурсов нашей планеты на их производство. Мне кажется, нужно воспитывать в людях осознанность, и фриганство помогает это сделать.

***

Читайте также:

Vegan Challenge. Журналистки «Звезды» пробовали жить по вегану в течение 22 дней — колонки «до» и «после»

Подкаст: Веганство и вегетарианство как общественное движение, духовная практика и идеология

Карточки: Веганство, вегетарианство и здоровье

3 неожиданных вопроса веганам

Рассказываем, чем полезные сладости отличаются от «обычных» и где их можно купить в Перми

Охота за едой. Как живут люди, которые перешли на здоровое питание

О проектеРеклама
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС77-64494 от 31.12.2015 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Учредитель ЗАО "Проектное финансирование"
18+

Программирование - Веб Медведь